Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Только на сайте

Гречневая оппозиция

23.11.2014 | Сергей Шелин | № 39 от 24 ноября 2014 года


Антиукраинская тема по-прежнему остается главной, но люди начали замечать и экономическую реальность вокруг себя и бросились запасаться продуктами

греча.jpg

В ряде российских регионов гречневая крупа уже подорожала на 27-28%. (На фото: в одном из магазинов Рязани. 18 ноября 2014 г.)

фото: Александр Рюмин/ТАСС

Россия панически скупает гречку. Казенные отчеты о росте цен на «черную кашу» — 3,3 % за первую неделю ноября, 7,8 % за вторую, 16,1 % за третью — лишь слабое отражение того, что реально происходит. Чиновники заверяют, что урожай гречихи на треть больше потребностей страны, и жалуются на заговор производителей и ритейлеров. Часть комментаторов вспомнила о традиционной нервозности народа.

Однако гречневая паника имеет под собой вполне рациональную основу. Потребители приходят в истерику отнюдь не только потому, что, глядя на цифры в обменниках, а еще больше на меняющиеся ценники в магазинах, у них сдают нервы: они готовятся к скачку цен на важные для них товары, понимая, что одновременно в ускоренном темпе снижаются их реальные доходы.

Стагнация реальных зарплат и пенсий прекратилась еще в сентябре, и сейчас они плавно поехали вниз. Инфляция уверенно ускоряется. К началу третьей декады ноября ее индекс перевалил за 8 % по сравнению с началом года. В целом за 2014 год индекс потребительских цен будет близок к 10 %.

Свое ценовое ралли уже начали или готовятся начать и другие ходовые товары. Всего за неделю вдвое ускорились темпы роста цен на сахар. О скором и резком удорожании муки, макарон и хлеба в последние дни предусмотрительно предупреждают производители и торговцы.

У каждого своя игра: потребитель пытается запастись впрок необходимыми продуктами, а производители придерживают товары в ожидании неминуемого роста цен, и этим усугубляют панику. Вступать для этого между собой в зловещий сговор им нет нужды. О том, что большая прибыль лучше маленькой, они догадываются и так.

Степень осознания широкими массами экономической ситуации можно измерить, и она измеряется. Скажем, Фонд «Общественное мнение» еженедельно докладывает не только о блистательных путинских рейтингах, но и о восприятии народом роста цен.

Так вот, вплоть до начала октября число тех, кто считал, что цены в последнее время растут примерно так же, как и раньше, было равно доле тех, кто отмечал, что они лезут вверх быстрее (примерно по 42-44 % тех и других). Но потом, буквально за пару недель, пропорция резко изменилась. В последние четыре недели доля замечающих ускорение роста цен в полтора раза больше, чем тех, кто полагает, что они увеличиваются прежним темпом. Сейчас это соотношение составляет 54 %:36 %.

Начиная с октября, большинство, хоть и с опозданием, заметило и ускорение инфляции.

Еще интереснее совсем уже свежий сдвиг в самостоятельно формулируемых респондентами ответах на вопрос о том, какие события привлекли их внимание за неделю.

Принято считать, что их ответы — отображение телекартинки. Это правда, но не вся. Антиукраинская тема и сейчас впереди прочих. Но появились и другие.

В начале ноября 4 % опрошенных в качестве важного для них события назвали кризис в экономике (девальвацию, нестабильность, инфляцию и т.п.). Неделю спустя таких стало 8 %. А сейчас их уже 11 %. Очевидно, что восторги по поводу «крымнаш» и «покажем этим пиндосам» пока никуда не ушли, но люди стали задумываться и об экономической реальности вокруг них. Пройдет какое-то время, и они начнут связывать ниточки, а именно, что у Крыма есть цена, и у конфронтации с миром вокруг — тоже, и цена эта платится в том числе и из их собственного кармана. Пока каждый спасается в одиночку, скупая, что может, — от гречки до автомобилей. Идей насчет коллективного спасения у сограждан нет. Пока.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.