Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Хроники

#Портрет

Человек за спиной

17.11.2014 | Сергей Хазов-Кассиа | №38 от 24.11.14

Кто он, Виктор Золотов, новый глава Национальной гвардии?

Будучи главой президентской охраны в 2000–2013 гг. Виктор Золотов (справа) неотступно следовал за своим начальником. Санкт-Петербург, 9 июня 2007 года. Фото: AP

60-летний Виктор Васильевич Золотов — один из самых непубличных российских силовиков. В сети не так много его фотографий, данные официальной биографии скупы, а большинство людей, к которым обращался The New Times, на вопросы о Золотове отвечать отказались либо согласились говорить на условиях полной анонимности. «Жестокий, скрытный, готовый на все ради достижения поставленной цели», — говорят одни источники в МВД. «Хороший профессионал, умный, требовательный к личному составу, но своих не сдает; радушный, всегда выходит встречать посетителей», — говорят его бывшие подчиненные. «Не эпатажный, у некоторых замминистров кабинеты по 200 кв.м, а Золотов не отстроился, не его это» (впрочем, это не мешает Золотову иметь аж 9 замов — больше, чем у других чинов в верхушке МВД). «Неприметный, такого в толпе не отличишь, настоящий гэбэшник. Набожный, скромный, любит темные очки и черные костюмы, причем одевается без претензии, костюмы могли бы быть и подороже; пьет, но никогда не напивается, матом ругается в меру, как все», — говорит еще один сотрудник министерства. Все, впрочем, сходятся в одном: «Золотов безгранично предан своему боссу и не предаст его, что бы ни случилось».

Несмотря на то, что об отставке Колокольцева на момент сдачи номера официально объявлено не было, источники The New Times в МВД уверены — решение принято. «Всем жалко Колокольцева, он настоящий полицейский, знает ведомство, как свои пять пальцев», — признается один из собеседников журнала, объясняя, что перед Колокольцевым стояли задачи реформы МВД, борьбы с коррупцией и преступностью, но «... сегодня реалии изменились, мы вошли во времена политической турбулентности. Руководство страны должно быть уверено в реакции силовиков в случае народных волнений или попытки переворота. Близкий Путину Золотов — идеальная кандидатура».

Вторая причина возможного назначения Золотова на должность главы МВД — его натянутые отношения с другими силовиками. «Золотов на ножах с Бортниковым (глава ФСБ. — The New Times), а Путину нужно постоянно держать силовиков в напряжении, чтобы они ссорились между собой, обращались к президенту как к арбитру и не вздумали что-то против него замышлять», — говорит собеседник журнала из силового ведомства.

Кто на новенького

Смена руководителя приведет и к рокировке замов. По данным журнала, в министерство вернутся люди Рашида Нургалиева (возглавлял МВД в 2004—2012 годах), а также некоторые коллеги Золотова из Федеральной службы охраны (ФСО), в которую структурно входит Служба безопасности президента. Лакмусовой бумажкой для общественности должно стать имя человека, который займет вакантную сегодня должность ушедшего в отставку 28 октября замминистра Сергея Герасимова. По словам источника журнала, если новым замом станет сегодняшний начальник Главного управления собственной безопасности МВД Александр Макаров, то Колокольцев может и удержаться, если же вместо Герасимова будет назначен нынешний руководитель Службы специальной связи ФСО Алексей Миронов, значит, в кресло министра сядет Золотов.

Что касается остальных персоналий, на место первого замминистра генерал-полковника полиции Александра Горового прочат Николая Головкина, начальника ГУВД Московской области во времена Нургалиева и начальника подмосковного главка в 2011—2014 годах, ставшего фигурантом целого ряда скандалов, о которых писали СМИ: в 2011 году Головкин проходил свидетелем по уголовному делу о подпольных казино, некоторые связывали его имя со скандалом вокруг передела земли в Красногорском районе Подмосковья в 2009 году и с рейдерским захватом Ступинской металлургической компании в 2004-м. На место статс-секретаря Игоря Зубова может также прийти близкий к Нургалиеву генерал-майор полиции Евгений Новиков, который в 2010 году оказался замешан в скандале с незаконным использованием оружия и ездой в пьяном виде (против Новикова даже было возбуждено дело по статье «Хулиганство», однако хода делу не дали). Место генерал-лейтенанта полиции Аркадия Гостева может достаться начальнику московского главка Анатолию Якунину, а Виктор Кирьянов, курирующий ГИБДД, возможно, отправится в одну из структур при ООН — на его же место может сесть генерал-полковник полиции Михаил Суходольский, в прошлом начальник Главного управления МВД по Санкт-Петербургу: после того как президент Медведев уволил его в феврале 2012 года (формальным поводом послужила гибель 15-летнего подростка в одном из питерских отделений полиции), Суходольский в отставку уходить отказался, забаррикадировался в своем кабинете. «Все это забылось, он потом написал рапорт и попросился на лечение в Израиль. Его отпустили. Они давно знакомы с Золотовым, Суходольский может оказаться очень полезным, он знает всю кухню МВД», — говорит источник в министерстве.

Прощание с прошлым

27 сентября 2004 года. Золотая питерская осень играет солнечными бликами на крестах Князь-Владимирского собора, в который вносят богато украшенный гроб красного дерева. Один за другим подъезжают представительские «мерседесы», некоторые в сопровождении милицейских кортежей. Парковкой руководит постовой милиционер. Улицы вокруг собора перекрыты, повсюду видны бойцы ОМОНа с автоматами. Из машин выходят одетые в строгие черные костюмы мужчины, снимают головные уборы, входят в собор, оставив на улице многочисленную охрану. На панихиду съехалось руководство практически всех силовых ведомств города, включая начальника петербургского ГУВД, начальника Главного управления МВД по Северо-Западу, действующие и бывшие чины ФСБ. Одним из последних — прямо из аэропорта — приезжает руководитель Службы безопасности президента Виктор Золотов. Он сразу подходит к гробу, берет в руки свечку, сосредоточенно смотрит на покойного.

Хоронят не крупного чиновника или генерала, а скромного гендиректора петербургского охранного предприятия «Балтик-Эскорт» 42-летнего Романа Цепова, отравленного высокой дозой лекарства от лейкемии. Цепов — бывший коллега и близкий друг Золотова, а по слухам, и один из криминальных авторитетов северной столицы.

Золотов и Цепов познакомились еще в 1991 году, когда Золотов, в ту пору скромный офицер ФСО, был направлен из Москвы в Санкт-Петербург для охраны мэра Анатолия Собчака. Семья мэра, супруга Людмила Нарусова и 10-летняя Ксения Собчак, также нуждались в защите, но государственной охраны им положено не было, поэтому Золотов обратился к услугам созданной в 1992 году компании «Балтик-Эскорт» — номинально ею руководил Роман Цепов, однако именно Виктора Золотова называли совладельцем фирмы. А в 1994 году мэрия Санкт-Петербурга заключила с Цеповым новый договор — на «охрану общественного порядка в местах пребывания Путина В.В.», на тот момент вице-мэра Санкт-Петербурга. Именно тогда Золотов стал близко общаться с будущим президентом России, став к тому же его спарринг-партнером по дзюдо.

Похороны друга Золотова, генерального директора охранной фирмы «Балтик-Эскорт» стали событием в жизни Санкт-Петербурга. 27 сентября 2004 г.

20 лет в «девятке»

Охрана высоких чинов была для Золотова профессией. Уроженец Рязанской области из простой рабочей семьи, он начал карьеру слесарем на заводе ЗИЛ, но потом почти 20 лет проработал в 9-м управлении КГБ СССР, отвечавшем за охрану первых лиц государства и их семей. В ведение «девятки», помимо собственно охраны, входили и все службы жизнеобеспечения генсеков и членов Политбюро ЦК КПСС — водители, повара, горничные. С одной стороны, удобно — все систематизировано, с другой — вся личная жизнь руководства страны как на ладони у всесильного КГБ. Из «девятки» Золотов плавно перешел на работу в ФСО под начало Александра Коржакова, личного охранника Бориса Ельцина, которого многие тогда считали чуть ли не вторым человеком в стране. Вместе с Коржаковым Золотов даже охранял Ельцина во время его знаменитого выступления с танка 19 августа 1991 года. Коржаков же и направил Золотова в Петербург в 1991 году, там он первое время работал посменно: неделю в Питере с Собчаком, неделю в Москве при Ельцине.

У Людмилы Нарусовой остались самые положительные воспоминания о том времени: «Виктор был приятным в общении, мы иногда проводили время вместе, в том числе и на отдыхе. У него прекрасная жена Валентина, его сын Рома дружил с Ксюшей, они были примерно одного возраста». По словам Нарусовой, супруга Золотова «была женой своего мужа», а сын сегодня занимается бизнесом. В 2010 году Роман Викторович Золотов числился начальником одного из управлений — по организации обеспечения безопасности имущества юридических и физических лиц при транспортировке — во ФГУП «Охрана» МВД РФ — можно сказать, что пошел по стопам отца. Людмила Нарусова помнит, что Золотов-старший был интересным собеседником, любил декламировать стихи о любви, но самое главное, был бесконечно предан своему начальнику. «Когда против моего мужа началась травля, Золотов остался с ним до последнего», — вспоминает Нарусова.

Впрочем, по словам одного из источников The New Times из питерцев, изначально Золотова отправили в Санкт-Петербург не столько охранять Собчака, сколько присматривать за ним, потому и мотался с докладами в столицу каждую неделю. Но Золотова «перевербовали» — он был абсолютно лоялен и Собчаку, и его ближайшему окружению: «Окружение Ельцина боялось возможных президентских амбиций Собчака. Золотов тогда принял сторону нового босса, чего не мог не оценить Путин».

Александр Коржаков отказался обсуждать с The New Times своего бывшего подчиненного: «Я о негодяях говорить не буду», — отрезал он, повторив слова, сказанные в интервью телеканалу «Дождь» 5 июня 2013 г. И добавил: «Он очень мстительный, так же как и наше первое лицо, с которым он близок. А я старый пенсионер, у меня дети есть, зачем мне эти проблемы?» «Да это потому что Коржаков сам негодяй, — парирует Людмила Нарусова. — Ему непонятна верность, сам-то он рассказал в своих мемуарах, как чуть не ширинку застегивал пьяному Ельцину».

Во время августовского путча Виктор Золотов вместе с Александром Коржаковым охранял Бориса Ельцина во время его знаменитого выступления. Москва, 19 октября 1991 г.

Фрукты и банки

В 1996 году Собчак проиграл выборы на пост мэра Санкт-Петербурга (руководителем его предвыборного штаба был первый зампред правительства Санкт-Петербурга Владимир Путин), а в 1997-м не без помощи Путина бежал во Францию. Казалось, что карьера Золотова закончена, он уходит с госслужбы в бизнес: благо, за время работы с мэром были наработаны необходимые контакты. И Золотов действительно ушел — в принадлежавший Цепову «Балтик-Эскорт». Впрочем, по словам одного петербургского предпринимателя, который был знаком с Золотовым в конце 90-х, помимо «Балтик-Эскорта», тот также организовывал службы безопасности в банках, был начальником службы охраны в крупнейшем на тот момент импортере фруктов «ОЛБИ-джаз».

Тот же источник вспоминает, что при губернаторе Владимире Яковлеве дела у «Балтик-Эскорта» шли так же хорошо, как и при Собчаке, на компанию сыпались подряды на охрану объектов городской инфраструктуры и мероприятий, круизных судов и гастролирующих звезд. «Кличка Цепова была Продюсер, в этом был его главный талант, он умел договариваться», — рассказали журналу в Петербурге. У некоторых источников есть гипотеза, что через него новое руководство города решало вопросы с питерской мафией, часто и представители разных преступных группировок, вместо того чтобы устраивать стрельбу, предпочитали посредничество «Балтик-Эскорта».

Кроме того, по мнению собеседника журнала, в сферу деятельности охранной фирмы входил и контроль за трафиком черного нала, принадлежащего как чиновникам, так и местному криминалу. Слухи связывали имя Романа Цепова и с многомиллионными контрактами, впрочем, каждый раз главную роль играл не его охранный бизнес, а полезные знакомства среди питерского, а потом и московского истеблишмента. Начальник Золотова (которого называли Золотником или Васильичем) при этом то и дело становился фигурантом криминальных историй: незаконное хранение оружия, угрозы предпринимателю-риэлтору, решившему отказаться от «крыши» «Балтик-Эскорта», манипуляции с недвижимостью, откаты за подряды госструктурам. Впрочем, ни одно уголовное дело так и не было доведено до конца, а Виктору Золотову и вовсе удалось не запятнать своего имени.

Снова в строй

Все переменилось, когда после чехарды с премьер-министрами в конце 90-х очередным главой правительства был назначен директор ФСБ Владимир Путин. Виктор Золотов вернулся в Москву, сменил любимый Saab (говорят, у него особое пристрастие именно к этой марке) на правительственный BMW, став главой Службы охраны премьера, а в 2000 году — начальником Службы безопасности президента Путина.

«В принципе, это самая важная должность, на нее можно назначить только человека, которому полностью доверяешь, — сказал в разговоре c The New Times историк российских спецслужб, в прошлом офицер спецназа ГРУ Борис Володарский. — Он (Золотов), несомненно, входит в ближайший круг российского президента». По словам Володарского, Золотов — отличный охранник. Преданный хозяину, но жесткий по отношению к другим: «Он сам обладает большой физической силой, очень жесток. Не удивительно, что Коржаков отказался о нем говорить, я удивлен, что он осмелился назвать его негодяем». Как уверяет Володарский, даже в период президентства Дмитрия Медведева, когда Золотов оставался главой президентской охраны, безопасность Владимира Путина также была в его ведении. «Он, с одной стороны, остался при Путине, с другой, держал под колпаком Медведева», — заметили в разговоре с The New Times сразу несколько источников. В том, что Золотов в 2008-м не перешел вслед за Путиным в правительство, а остался главным при президенте-преемнике дабы держать последнего под постоянным контролем, — у собеседников журнала сомнений нет.

По словам источников, Золотов, в бытность свою охранником Путина, отвечал чуть ли не за каждую минуту жизни президента: «Путин очень боится покушения. Водители, уборщики, повара, садовники — все мужчины, Путин женщинам не доверяет. Отбор персонала зависит от службы охраны, — рассказал собеседник журнала. — Второй страх российского президента — отравление. Вся еда проверяется перед подачей, сервируют все в пластиковых коробочках, запечатанных пленкой, на ней — стикеры с указанием времени и фамилии человека, проверившего пищу. Организация процесса питания также была в ведении Золотова».

По словам другого собеседника журнала из российского истеблишмента, именно Виктор Золотов ведает и личными финансами Владимира Путина и его семьи, однако подтверждений этому, равно как и свидетельств других источников, журналу найти не удалось. О степени доверия Путина к Золотову говорит и то, что под его присмотром шло строительство так называемого «Дворца Путина» в Геленджике. Бизнесмен Сергей Колесников, имевший отношение к строительству объекта, рассказывал, что Золотов лично приезжал в Геленджик, давал указания по охране, связи.

Любопытно, однако, что Золотов, несмотря на столь давние и тесные отношения с Путиным, в ближайший круг последнего, как минимум до 2008 года, не входил: на днях рождения Путина за праздничный стол не садился — оставался в комнате для охраны. Впрочем, в это время у Золотова появилась и новая «кликуха»: из Васильича и Золотника он превратился в Генералиссимуса. «Потому что звездочки любил получать», — заметил собеседник журнала в одном из силовых ведомств. И правда: в 2000 году Золотов был всего лишь полковником, в 2006-м — уже генерал-полковником.

Исследователь спецслужб Пит Ирли (Pete Earley) в книге «Товарищ Джей» (Comrad J), основанной на многочасовых интервью с бывшим сотрудником СВР и резидентом в Нью-Йорке, завербованным американцами, Сергеем Третьяковым, рассказывает о том, как в 2000 году ФСО готовила визит Путина на саммит ООН в Нью-Йорке, и Третьяков пригласил к себе домой на ужин своего старого знакомого, заместителя директора ФСО Александра Лункина, приехавшего в США в командировку. По словам Лункина, которые цитирует Пит Ирли, Золотов не считался очень умным, но они с Путиным были неразлучны, частично из-за того, что хобби Путина были бокс и дзюдо, а Золотов был его спарринг-партнером. Лункин якобы предупредил Сергея (Третьякова), что он должен опасаться Мурова и Золотова. «Они обычные головорезы», — сказал он. Пит Ирли приводит рассказ Лункина о том, как однажды тот присутствовал на встрече обоих чиновников, и в разговоре возникло имя Александра Волошина (тогда — руководителя президентской администрации. — The New Times). Лункин якобы сказал, что Муров и Золотов открыто говорили о том, что Путин завидовал Волошину и его политическому весу. Путин, мол, хотел уволить «серого кардинала», но не мог сделать этого по политическим причинам. По словам Лункина, на которые ссылается Ирли, Муров и Золотов вдруг начали обсуждать способы убийства Волошина: одна из идей была — убить его и обвинить во всем чеченских террористов; другая — свалить его убийство на русскую мафию, якобы наказавшую его за какие-нибудь темные делишки.

Далее Ирли пишет: чем больше они говорили, тем больше приходили к пониманию, что убийство Волошина не оградит Путина от политических трудностей. Пришлось бы избавиться от основных членов команды Волошина и некоторых олигархов. Они также должны были бы начать убивать российских журналистов, которые могли бы расследовать убийство Волошина.

Пит Ирли пишет, что по словам Лункина, Муров и Золотов решили составить список политиков и других влиятельных москвичей, которых нужно было бы убить, чтобы у Путина в руках оказалась безграничная власть. После того как они закончили работу над списком, Золотов будто бы воскликнул: «Слишком много народу. Даже мы не сможем поубивать стольких!» Впрочем, другие источники журнала сказали, что вряд ли такой разговор мог иметь место: времена все же не те.

Сухой из войны

В 2007 году Виктор Золотов принял участие в войне силовиков, в которой боролись, с одной стороны, тогдашний начальник Федеральной службы по контролю за оборотом наркотивов (ФСКН) Виктор Черкесов, а с другой — директор ФСБ Николай Патрушев, глава Следственного комитета Александр Бастрыкин и секретарь Совбеза Игорь Иванов. ФСКН занималась тогда расследованием дела о выводе средств российскими силовиками через цепочку банков, включая российский банк «ДИСКОНТ» и австрийский «Райффайзен», что на практике означало сбор оперативных данных по фигурантам дела — прослушку телефонов, фото и видеонаблюдение. ФСБ и СК не могли мириться с тем, что некое иное ведомство, призванное бороться с наркодельцами, стало влезать в сферу больших и очень больших денежных потоков и ответило уголовными делами и арестами сотрудников ФСКН. Виктор Золотов встал тогда на сторону Черкесова, который в 1992—1998 годах был начальником питерского ФСБ (директор ФСО Евгений Муров работал в Питере его заместителем). Но Черкесов схватку проиграл. По мнению источников журнала, Путин не простил Черкесову того, что тот вынес внутрикорпоративные разборки между чекистами из разных ведомств на публику, — в газете «КоммерсантЪ» появилась статья главы ФСКН, в которой он писал о том, что страну, падавшую в пропасть, удалось спасти, подвесив ее на «чекистском крюке», и осудил коллег, ставших торгашами и тем самым запятнавших светлый мундир выходцев из КГБ СССР. В результате, Черкесов сейчас — скромный депутат от КПРФ в Госдуме, а вот Виктор Золотов так и остался человеком, прикрывающим спину президента.

В сентябре 2013 года Золотов назначается на пост заместителя главнокомандующего внутренними войсками МВД: тогда заговорили о том, что Путин поручил Золотову создать национальную гвардию (см. The New Times №16 от 19.05.2014), а 12 мая 2014 года, в разгар украинского кризиса, — первым заместителем министра внутренних дел — главнокомандующим внутренними войсками МВД РФ, а это — 220 тыс. человек в погонах. И не просто в погонах — в ведении Золотова находятся все спецназы страны, находящиеся в распоряжении МВД, — 25—30 тыс. прекрасно обученных бойцов.

По мнению одних собеседников журнала, эта должность — всего лишь шаг к министерскому портфелю, возможность подготовиться, изучить ведомство. Но другие источники The New Times сказали, что Золотов нужен Путину именно на текущей позиции. «Министр — это не для него, это публичная должность, которая подразумевает большую степень ответственности, он к этому не привык, он будет приносить больше пользы, командуя некой личной гвардией президента», — говорит Борис Володарский, по сведениям которого в ближайшее время на базе внутренних войск МВД появится новая структура, призванная защищать главу государства. «Будут созданы оперативные и контрразведывательные подразделения, кроме собственно охранных и спецвойск. Существующая служба будет значительно увеличена и укреплена войсками класса спецназ. Полномочия будут безграничные», — утверждает Володарский.

«Любая попытка изменить режим как извне, так и изнутри столкнется с неумолимым Золотовым, — сказал корреспонденту журнала другой собеседник. — Так что даже и не важно, как будет называться его должность».
 

Фото: Валентин Кузьмин/ИТАР-ТАСС, PhotoXPress



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.