Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

Слишком холодная Австралия

18.11.2014 | Борис Юнанов

Саммит в Брисбене послал России сигнал: политика по отношению к Украине будет обходиться ей с каждым днем все дороже

TASS_9362045.jpg 

Владимир Путин на саммите G - 20 // фото: ТАСС

Саммит «двадцатки» в Брисбене 15-16 ноября закончился без российского президента — Владимир Путин покинул встречу досрочно, до обнародования итогового коммюнике, устроив «на посошок» персональную пресс-конференцию в то время, как остальные лидеры собрались на рабочий завтрак. Озвученный президентом повод для неурочного отъезда — «девять часов лететь.., а потом еще девять»» и «хотя бы четыре-пять часов поспать» — выглядел не слишком убедительно. Во-первых, уж кому-кому, а Владимиру Путину к длительным перелетам и плотному рабочему графику не привыкать. А во-вторых, ведь и многим другим мировым лидерам путь от Брисбена до дома отнюдь не ближе (как будто им спать вовсе не надо!) — и с этой точки зрения, предлог, пожалуй, был найден не слишком деликатный.

«Чтобы не было здесь никаких спекуляций, почему я не пошел на завтрак — остался здесь министр финансов [Антон Силуанов], и он сообщит то, что я рассказал про наши усилия в направлении борьбы с Эболой», — сказал Владимир Путин. Тоже, честно говоря, не очень убеждает: где Силуанов, а где — Эбола...

Клетка со львами

Спешный отъезд выглядит куда логичней, учитывая более чем прохладный прием, который ждал Путина на саммите. В комментариях прессы, блогеров и аналитиков применительно к тому, с чем столкнулась российская делегация в Брисбене, преобладают такие оценки, как «обструкция» и «изоляция». Ничего подобного ни на одном из международных форумов с участием российского президента раньше не было.

Начать с того, что Путина в аэропорту встречал всего лишь помощник австралийского министра обороны, тогда как Обаму и Си Цзиньпина — лично генерал-губернатор Австралии. Вряд ли эту деталь спишешь на промах австралийской службы протокола. На групповом фото Путину досталось место с края, а во время ланча первого дня за одним столом с Путиным сидела только президент Бразилии Дилма Русеф, все остальные старательно обходили столик с Путиным стороной (соответствующее видео опубликовал на своей странице в Facebook советник министра внутренних дел Украины Антон Геращенко). К слову: даже страны БРИКС — Китай, Индия, Бразилия, — в ходе обсуждения украинского вопроса не стали возражать западным лидерам: оказалось, что и эти страны не готовы к осложнению собственных отношений с Западом ради поддержки РФ. Очевидно, что для Путина это стало неприятным сюрпризом). Наконец, показное отсутствие австралийских официальных лиц во время отъезда Путина, который «подарил» прощальное рукопожатие мотоциклисту из эскорта.

«Президент не прилетел на саммит – он вошел в клетку со львами», — так прокомментировал итоги Брисбена политолог Игорь Бунин.

Начнем с того, что украинская тема, вопреки многочисленным прогнозам, оказалась одной из главных — и сквозных — на саммите. Без нее не обходились даже встречи «на полях»: 16 ноября лидеры Австралии, США и Японии во время встречи в таком формате вновь призвали Россию «прекратить дестабилизировать восточную Украину» и заявили о решимости «привлечь к суду тех, кто несет ответственность за катастрофу рейса MH17 [сбитого в июле над восточной Украиной]». А уже после того, как Владимир Путин покинул Брисбен, Барак Обама обсудил украинский кризис с лидерами ЕС. При этом американский президент считает, что санкции в отношении России — действенный инструмент. «На данном этапе санкции, которые мы ввели, кусаются достаточно хорошо, — заявил Обама, выступая после закрытия саммита. – Мы оставляем за собой возможность усиления давления, если это будет необходимо, и наши команды постоянно работают над соответствующими механизмами».

«Уйдите из Украины»

Атмосферу вокруг российского лидера в Брисбене красноречиво иллюстрирует эпизод, когда в кулуарах саммита Путин встретился с премьер-министром Канады Стивеном Харпером, общавшимся в тот момент с кем-то. Как сообщило онлайн-издание Thestar.com cо ссылкой на Джейсона Макдональда, пресс-секретаря канадского премьера, Путин подошел к Харперу первым и протянул ему руку. «Что ж, я наверное пожму вашу руку, но должен сказать вам одну вещь — вам следовало бы уйти из Украины» («Well, I guess I’ll shake your hand, but I only have one thing to say to you: you need to get out of Ukraine»), — сказал Харпер, отвечая на рукопожатие. Путин, по словам Макдональда, «ответил не в позитивном ключе».

Далее издание пишет, что в российской делегации в Брисбене были «весьма удивлены» тем, как пересказал этот эпизод Макдональд, и дали канадским репортерам иную версию: дескать, после рукопожатия Хапер сказал Путину: «Вам следовало бы уйти из Украины», на что Путин ответил: «Это невозможно, так как нас там нет».

Когда же репортер Thestar.com спросил у пресс-cекретаря президента РФ по поводу военного присутствия России на Украине, и правда ли, что Россия отправляет на Украину «военные конвои» с оружием и снаряжением, то услышал отрицательный ответ. «Господина Путина наверное расстраивают подобные комментарии (по поводу российской политики в отношении Украины. — The New Times) — «Господин Путин никогда не расстраивается», — ответил пресс-секретарь, тут же, правда, добавив, что попросту «не может знать ответа на этот вопрос».

Впрочем, не столь даже важно какая из версий эпизода — российская или канадская — ближе к истине. Хорошо известно, что Канада — один из самых жестких критиков российской политики в отношении Украины. Но сам факт того, что свою позицию Харпер столь же жестко формулирует даже в момент рукопожатия с Путиным, не оставляет сомнений: время экивоков, политесов и недомолвок кончилось. Разговор идет предельно жесткий и прямой. И ближайшее время рассчитывать на перемену тона России не стоит. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон заявил в Брисбене: если понадобится, Запад будет продолжать свою нынешнюю жесткую политику в отношении России в течение многих лет. Другого выхода, дал понять Кэмерон, нет. В противном случае европейский континент рискует получить перманентный замороженный конфликт.

Какие уроки извлечет Москва из Брисбена? Большинство аналитиков пока не питают иллюзий относительно готовности Кремля внести коррективы в свою украинскую политику. А политолог Георгий Сатаров и вовсе уверен, что досрочный отъезд президента России – это «публичный намек на то, что Россия будет вести себя на Украине так, как считает нужным, без оглядки на чужие мнения и угрозы».

Обзор подготовил Борис Юнанов


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.