Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Только на сайте

Бросок на Восток

17.11.2014 | Андрей Остальский, Лондон | №38 от 24.11.14

Одному из крупнейших российских банков стало неуютно в Лондоне

ВТБ и его инвестиционная компания VTB Capital могут перестать котироваться на Лондонской бирже, поскольку та ограничивает операции с их ценными бумагами. Вопрос: удастся ли найти инвесторов в Азии?

втб.jpg

фото: Chris Ratcliffe/Bloomberg

Лондонский Сити полнится слухами: второй по размерам из российских банков — ВТБ, а возможно, и его инвестиционная «дочка» VTB Capital, вроде бы готовятся отчалить от британских берегов. Главный источник слухов — сам президент-председатель правления ВТБ Андрей Костин, публично заявивший, что его банк может осуществить «делистинг», то есть уйти с Лондонской фондовой биржи (LSE). И связаны эти планы, поясняет газета The Daily Telegraph, с трудностями, с которыми начал сталкиваться банк в результате украинского кризиса и введения против него санкций: капитал западных рынков стал теперь гораздо более труднодоступным. «Мы недовольны нашей позицией на Лондонской бирже. Мы рассматриваем (возможность ухода на) китайские биржи», — цитирует газета Костина, который также разъяснил, в чем главная проблема: LSE не разрешает банку конвертировать свои рублевые акции в депозитарные расписки, которыми можно торговать за пределами России. «Это — нарушение наших прав», — сказал Андрей Костин. При этом, по его мнению, подход к банку со стороны LSE, по сути, «даже жестче» санкций со стороны США, наложенных на ВТБ в конце июля.

Верность линии

ВТБ уже давно — c cередины нулевых годов — чувствует себя в Лондоне чуть ли не как дома. По русскоязычному бизнес-комьюнити британской столицы давно уже ходят слухи о дорогостоящей недвижимости, которую банк накупил здесь в более счастливые времена. Мол, чего стоит одно только знаменитое здание штаб-квартиры VTB Capital на Cornhill 14, в котором когда-то располагалась знаменитая страховая компания Lloyd’s, более престижное и дорогое место — прямо напротив Банка Англии! — трудно вообразить. Правда, как уточняют осведомленные источники, это здание не находится в собственности банка, а всего лишь арендуется. Но и эта деталь только подчеркивает возможности ВТБ.

Вообще-то, деньги в лондонскую недвижимость — в качестве инвестиционных проектов — московское подразделение ВТБ действительно иногда вкладывает, но работающие в Лондоне банкиры зачастую даже не в курсе этих приобретений. В любом случае, уверяют источники журнала, они не связаны с основными рыночными операциями и не имеют особого значения — даже сейчас, когда встал вопрос об уходе ВТБ с одной из главных финансовых площадок мира.

Впрочем, по сведениям хорошо осведомленного источника, вопрос об уходе из Лондона далеко не решен, хотя и остается реалистической перспективой и прорабатывается в рамках общего изменения стратегии банка. «В общем-то это рабочий вопрос», — так описал ситуацию источник.

Но почему же в таком случае делаются такие громкие, с потенциально далеко идущими последствиями, заявления? Ведь обычно Андрей Костин внимательно взвешивает каждое свое слово. «Возможно, это просто демонстрация лояльности и «верности линии партии», — предположил источник.

О какой «партии» идет речь, понятно. Считается, что ВТБ и его руководство тесно связаны с российской властью, да собственно и официально это практически государственный банк — около 60 % его акций официально принадлежит Роскомимущесту. Из-за чего банк и попал под санкции, связанные с действиями России на Украине. А The Daily Telegraph называет лично Андрея Костина «союзником Владимира Путина».

Британские газеты напоминают, что ВТБ провел в 2007 году более чем успешное IPO, то есть первичное размещение своих акций, на Лондонской бирже (как и в Москве), собрав в общей сложности около $8 млрд капитала, к которым в результате различных допэмиссий добавились еще примерно $6 млрд. Однако курс акций банка на Лондонской бирже упал на 33 % с июня этого года.

В сентябре банк получил от российского государства помощь в размере 214 млрд рублей, когда Минфин купил привилегированные акции банка на эту сумму.

Tier 1 capital ratio — капитал первого порядка ВТБ (индикатор, показывающий «силу» банка, его способность выдерживать финансовые бури), — по сведениям The Daily Telegraph, упал ниже 10 % за первое полугодие 2014-го, а прибыль снизилась на 82 %. Впрочем, руководители банка заявляют, что слухи о его проблемах преувеличены и что запасы капитала остаются достаточными.

Однако британская пресса цитирует российскую газету «Ведомости», сообщившую, что теперь ВТБ вынужден просить у государства еще 200 млрд рублей для пополнения своего капитала. К тому же возлагаются большие надежды на китайских партнеров. В середине октября ВТБ, наряду с другими российскими банками, подписал рамочное соглашение об открытии кредитных линий с China Exim Bank, который, по словам представителей ВТБ, может предоставить около $2 млрд кредитов в юанях и рублях. Кредиты, правда, будут целевыми, привязанными к поставкам китайских товаров в Россию.

Но ВТБ и его инвестиционная дочка VTB Capital — не одно и то же. Последнему такие китайские кредиты вряд ли помогут. В недавнем интервью агентству Reuters глава VTB Capital Юрий Соловьев говорил, что банк предполагает снизить уровень своего присутствия в США и «переориентировать» работу своего бюро в Лондоне. «Запад толкает нас к уходу в Азию», сказал Соловьев. Куда именно? Многие аналитики называют в качестве нового места прописки VTB Capital Шанхайскую фондовую биржу.

000_DV1306707.jpg

Глава банка ВТБ Андрей Костин выступает на саммите АТЭС. Владивосток, сентябрь 2012 г. фото: Денис Гришин/ИТАР-ТАСС, AFP

Поможет ли Азия?

Что значит «переориентировать», остается не совсем понятным. Хотя сотрудники опасаются худшего. Источник, просивший не называть его по имени, сообщил, что в лондонском офисе VTB Capital царят довольно грустные настроения: «Люди практически сидят на чемоданах». Причем если еще недавно в офисе насчитывалось без малого 500 сотрудников, то теперь их осталось почти вдвое меньше. И основные сокращения произошли именно после начала украинского кризиса. Да и как сложатся дела в случае «переориентации» на Китай — на этот счет уверенности тоже нет никакой. «Откуда ей (уверенности) взяться, если сам Костин недавно сказал, что российские банки упустили время для уверенного вхождения на китайский финансовый рынок», — процитировал главу ВТБ в разговоре с The New Times один из сотрудников офиса.

«Конечно, рыночная ситуация негативна. Объемы торговли активами и долговыми обязательствами на 60 % ниже, чем в прошлом году, а значит, и комиссионные ниже. Рынки по сути заморожены», — посетовал Юрий Соловьев в интервью Reuters. Выразив тем не менее надежду, что в будущем году VTB Capital сможет восстановить свои рыночные позиции. В основном, надо полагать, за счет активизации своей деятельности на рынках Азии, Африки и Ближнего Востока.

Впрочем, азиатские инвесторы, как подчеркивает в своем комментарии Reuters, тоже озабочены эффектом санкций и, хотя им и не запрещено иметь деловые отношения с подпавшими под санкции организациями, не проявляют особого интереса к ценным бумагам и облигациям, предлагаемым российскими компаниями и банками. О том же, кстати, говорят и эксперты. Например, Лиза Ермоленко из аналитической компании Capital Economics в интервью европейскому изданию американской The Wall Street Journal выразила сомнения в том, что оптимизм российских банкиров может быть хоть как-то оправдан. «Имидж российских банков подпорчен, и им будет очень нелегко найти людей, готовых одалживать им деньги под пристойный процент», — считает эксперт.

Немного оптимизма

Эти тенденции тесно связаны и с оттоком международного капитала из самой России. Агентство Bloomberg цитирует научного сотрудника Лондонской школы экономики Тома Кирчмайера, считающего, что этот отток будет продолжаться. «Прежних инвестиционных уровней не вернуть в ближайшие годы, денег не будет», — сказал он.

Британские СМИ, впрочем, цитировали и интервью Андрея Костина российскому Первому каналу, в котором он утверждал, что в случае снятия или смягчения санкций можно ожидать немедленного бурного роста инвестиций в российскую экономику. «Инвесторы, в том числе и американские, готовы вкладывать капитал», — утверждал глава ВТБ. Такой прогноз имеет под собой основания. Например, Торстен Бек, профессор банковского дела и финансов в Лондонской бизнес-школе Джона Касса, предполагает, что многие партнеры ВТБ не хотят полностью рвать отношения с банком и хотят сохранить свои позиции на тот случай, если ситуация (с украинским кризисом и санкциями) «успокоится». В финансовом мире, дал понять Торстен Бек в интервью Bloomberg, зачастую исходят из того, что «хорошие связи… — это единственное, что имеет значение и гарантирует кусок пирога».

Российские эксперты также не склонны рассматривать ситуацию исключительно в минорных тонах. Да, российские инвестиционные банки оказались в ситуации мощного шока — возможность привлечения средств в Европе и Северной Америке теперь закрыта. Но нет худа без добра: при неблагоприятной внешней среде возникают объективные условия для развития российского рынка инвестиционных банковских услуг, в частности внутреннего рынка корпоративных облигаций, считает Олег Солнцев, руководитель направления по анализу денежно-кредитной политики Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). В разговоре с The New Times он напомнил ситуацию во время кризиса 2008-2009 годов, когда доступ российских заемщиков к внешним рынкам тоже был ограничен: «Мы наблюдали тогда бурный рост внутреннего рынка корпоративных облигаций». Такие же примерно процессы, по словам эксперта, шли в прошлом веке в Бразилии, долгое время страдавшей от избыточного внешнего долга и постоянных кризисов конца 70-х — начала 80-х годов, когда бразильские заемщики тоже были отсечены от возможности привлекать средства на внешнем рынке. Зато за 90-е годы страна смогла «вырастить» успешный внутренний рынок корпоративных облигаций, в развитии которого важную роль сыграли госбанки, в частности, Бразильский банк развития (ББР). «Тогда ББР, — поясняет Олег Солнцев, — активно участвовал в разработке программ, которые выводили внутренних заемщиков на внутренний долговой рынок, создавались фонды, которые помогали инвестировать, поддерживали популярность отечественного рынка». И Бразилия от этого только выграла.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.