Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Суд и тюрьма

Спи, моя радость!

05.11.2009 | Черникова Юлия | №39 от 0 02.11.09

В рамках III Большого фестиваля мультфильмов открылась выставка «Колыбельные мира»
134-52-01.jpg


Спи, моя радость.
К 28 октября, Международному дню анимации, в Москве подготовились хорошо — здесь начался III Большой фестиваль мультфильмов, который растянется на две недели. Помимо 300 мультиков из 23 стран, показываемых на 10 киноплощадках, в Галерее на Солянке открылась выставка «Колыбельные мира» — пример того, что следить за тем, как делаются мультфильмы, не менее увлекательно, чем их смотреть


Сериал «Колыбельные мира» — сборник колыбельных разных народов, анимированных нашими молодыми мультипликаторами, — делали шесть лет. В итоге получилось 60 серий. Они собраны в шесть киносеансов для семейного просмотра и вот-вот должны выйти в прокат. Продюсер проекта Арсен Готлиб говорит, что «неамериканских неполнометражных мульт­фильмов в прокате сегодня почти нет, а спрос на них большой, эта ниша практически свободна. Не все родители хотят только развлекать своих детей — многие хотят еще и развивать. Наш проект идеально подходит для этого. Мы, например, к каждой серии сделали специальные заставки — рассказы о странах и народах, чьи колыбельные можно услышать в сериале. В этих минутных роликах ребенок узнает полезные вещи. Например, что в России — самая длинная железная дорога в мире. Или чем Швеция отличается от Швейцарии».  

134-53-01.jpg

В самих мультиках, за исключением одного — «Русской колыбельной», нет ни слова по-русски: все песни исполняются на родных языках. Сюжеты мультфильмов создателям часто приходилось выдумывать из головы, ведь в колыбельных не столько важно содержание, сколько тембр голоса и «убаюкивающий» эффект. «Очень мало песен, в которых были связанные слова или истории, — говорит режиссер-постановщик проекта Лиза Скворцова. — В основном «баю-бай», «спи-усни», максимум «я тебя люблю». Поэтому большую часть сценариев мы писали сами. А некоторые из уже существующих историй «завернули». Я очень удивилась, когда узнала, что есть страшные колыбельные. Например, на севере России ребенку поют какие-то жуткие вещи, предвещающие кошмарное будущее. «Спи малыш, ты вырастешь большой, сядешь на лошадку, поскачешь на войну, и тебя там убьют». Те, кто поет, верят, что если проговорить эти ужасы, то они с младенцем не произойдут. А мне кажется, что нельзя такие песни детям петь. Поэтому все страшные сюжеты мы убрали. При этом оставили в некоторых колыбельных чудовищ, которыми пугают детей, чтобы они быстрее уснули: бразильского Тутумарамбу или нашего Угомона. Их уже мы не смогли проигнорировать». Угомон, кстати, появляется в «Русской колыбельной», но выглядит вовсе не чудовищно, а скорее даже трогательно: перебирает маленькими ножками, заглядывает в кроватку и похож скорее на домового Нафаню.

134-53-02.jpg

Сказки на ночь

Аниматор Лиза Скворцова, выпускница ВГИКа, и известный продюсер Арсен Готлиб (он, например, продюсировал первый полнометражный фильм Николая Хомерики «Девять семь семь») нашлись, когда Готлибу попалась дипломная работа Лизы. Это был мультфильм про смерть, однако именно после его просмотра продюсер предложил новой знакомой сделать цикл колыбельных. Его вдохновила техника Скворцовой: она работает в очень нежной, наивной манере, совершенно не скрывая своего восхищения Марком Шагалом. В «Колыбельных мира» ее персонажи с легкостью переходят с бега на полет, рыбы плавают в небе, словно в реке, на звездах поселяются умершие люди, посылая приветы своим семьям. От всего этого возникает ощущение провинциального, местечкового уюта, знакомого нам всем по лету, проведенному в детстве у бабушки в деревне. «Колыбельные мира» — это подслушанные и подсмотренные истории из таких мест. Даже будучи выдуманными, они остаются очень узнаваемыми.
Вот, например, в армянской колыбельной женщина готовит обед, а за окном мальчишка гуляет с собакой, сосед едет по делам на велосипеде. Женщина сыплет муку, замешивает тесто и ставит его в печь. Ближе к вечеру у нее получается волшебный лаваш, в который вся деревня пеленает на ночь все самое дорогое — собак, велосипеды, мужей... А в канадской колыбельной семья рыбака летом и зимой ждет его на берегу: мать стареет, сын растет. Однажды отец попадает в шторм и не возвращается, но сын сам становится рыбаком и привозит маме гигантскую рыбу, не помещающуюся в руках. Они обнимаются, а сверху со звезды удочкой им машет папа...  

134-53-03.jpg

На производство каждой колыбельной уходило около двух месяцев: создатели по знакомым искали диски с народными песнями, переводили их, ходили в библиотеки, чтобы побольше узнать о бытовых обычаях разных стран, и только потом приступали непосредственно к анимации. «Я очень рада, что участвовала в этом проекте, — говорит Скворцова. — Ведь даже если детство у всех разное, то колыбельные поют всем без исключения. Мне тоже бабушка пела песни на ночь, правда, военные. Например, про Щорса: «Шел отряд по берегу, шел издалека. Шел под Красным знаменем командир полка...» Теперь благодаря сериалу я существенно расширю наш семейный репертуар. Я уже знаю, что буду петь своим внукам».


КОЛЫБЕЛЬНАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ

Утром серая квочка
Принесла мне для сыночка
Яичко белое,
Совершенно целое.

В полдень черная квочка
Принесла мне для сыночка
Яичко белое,
Совершенно целое.

После белая квочка
Принесла мне для сыночка
Яичко белое,
Совершенно целое.

После рыжая квочка
Принесла мне для сыночка
Яичко белое,
Совершенно целое.

Ночью желтая квочка
Принесла мне для сыночка
Яичко сонное,
На Луне снесенное…

КОЛЫБЕЛЬНАЯ КАНАДСКАЯ (она же рыбацкая баллада)

Надежны паруса
И плавен бег волны,
Вода и небеса
Луной озарены.
Друзья, готовьте сети —
И в путь порой ночной:
С уловом на рассвете
Вернёмся мы домой.

Припев:
Крепите мачты дружно,
Гребите во всю мочь!
Веселый ветер южный
Тревоги гонит прочь.
В бескрайней колыбели
Качает нас вода,
Во тьме ведет нас к цели
Рыбацкая звезда.

Отец мой был рыбак,
Он был силен и смел,
Он уплывал во мрак
И эту песню пел.
Но тут слетелись тучи,
Пустились волны в пляс,
И ураган могучий
Перевернул баркас…

Припев.

Чтоб матушке помочь
И прокормить семью,
Я уплываю в ночь
И песенку пою.
А утром на причале
Я маму обниму:
Мы оба с ней скучали,
Пережидая тьму.

Припев.

Перевод Марины Бородицкой


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.