Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Политика

#Только на сайте

Дело рук самих голосующих

11.11.2014 | Леонид Рагозин, Киев | №37 от 20.11.14

Как ковался успех партии "Самопомощь"


Главной сенсацией выборов в Верховную раду Украины стала только что созданная партия «Самопомощь» во главе с мэром Львова Андреем Садовым. Заняв третье место, она теперь участвует в переговорах о создании правительственной коалиции. Как ковался успех — The New Times узнавал из первых рук

Рагозин.jpg

«Возьми и сделай!» — призывал предвыборный плакат мэра Львова Андрея Садового, известного противника режима Януковича

фото: Глеб Гаринич/Reuters

Разноцветные дымы окутывали заводской район Запорожья, дул холодный ветер, в воздухе стоял легкий запах серы — неизбежный спутник металлургического производства. На фоне этого сурового пейзажа голоса Алексея Скрыпника и Ярослава Маркевича, выступавших на предвыборном митинге перед сотрудниками предприятия по расфасовке рыбы, звучали так, словно это была конференция по стартапам в Пало-Альто, Калифорния. Никакого заигрывания, никакого снисхождения к образовательному уровню и политической культуре жителей одного из самых — по крайней мере внешне — советских городов Украины.

Антипопулисты

Наша встреча состоялась за три дня до парламентских выборов на Украине 26 октября. В списке кандидатов от «Самопомощи» Скрыпник шел под номером три, а Маркевич — под номером 14. Оба — айтишники, проживающие в разных концах страны: Скрыпник во Львове, Маркевич — в Харькове. Теперь им обоим придется переехать в Киев, чтобы работать в Раде.

«Самопомощь» к себе на предприятие в Запорожье зазвал его гендиректор Дмитрий Бобров — бывший военный летчик, ветеран Афганистана и Анголы, родившийся и проживший полжизни в России. Февральская революция в Киеве изменила жизнь предприятия радикально и просто, полностью обнулив «коррупционный налог», который нужно было платить «смотрящему» от Януковича — человеку, не занимавшему никаких официальных постов, но контролировавшему всю область. Бобров хочет, чтобы ему никогда не пришлось платить вновь. Поэтому он поддерживает один из главных лозунгов «Самопомощи» — люстрацию — и считает, что в родной области можно смело избавиться от 70 % действующих чиновников. Инициатор принятия закона о люстрации Егор Соболев тоже шел в Раду от «Самопомощи». Но выбор Боброва, в первую очередь, связан с симпатией лично к львовскому мэру Садовому. Главный критерий: «Он не популист».

Садовый и пригласил в партию Скрыпника, а тот — «не популист» в квадрате. Выступая перед подчиненными Боброва, он сыпал цифрами и периодически цитировал Каху Бендукидзе, автора радикальных институциональных реформ в Грузии. Главная мысль: чтобы спасти страну, нужно решить проблему самого большого в мире бюджетного дефицита за счет резкого сокращения государственных расходов. Это были совсем не те слова, которые привыкли слышать жители Запорожья, в подавляющем большинстве голосовавшие на прошлых выборых за «крепких хозяйственников» из Партии регионов.

«Это вы еще не слышали, как мы вчера в Пенсионном фонде говорили, что не будем подымать пенсии и что многих сотрудников придется уволить», — говорил Маркевич часом позже, когда усталые новоиспеченные политики сели обедать. Им, как минимум, не придется жалеть о своих антипопулистских заявлениях. В Запорожской области «Самопомощь» набрала 8,6 % — ненамного меньше, чем в среднем по стране, и больше, чем «умеренные регионалы» из «Сильной Украины» Сергея Тигипко.

«Наш популизм — в отсутствии популизма», — говорит Скрыпник. Подумав, добавляет: «Мы сейчас просто очень боимся врать. Народ наелся популизма, особенно в исполнении Юлии Владимировны (Тимошенко)». С украинцами становится все легче и легче разговаривать как со взрослыми людьми, подтверждает он.

Тем не менее популизма на этих выборах было навалом. «Вы посмотрите на рекламу «Оппозиционного блока» (партии, в которую вошли бывшие «регионалы»-тяжеловесы), — возмущается Скрыпник. — Они обещают повысить пенсии и зарплаты, компенсировать потери от падения валютного курса. Откуда они деньги на это возьмут?!» «Оппозиционный блок» набрал наибольшее число голосов среди всех партий в Запорожской области, но намного меньше, чем прежде здесь набирала Партия регионов. В целом же по стране «Самопомощь» существенно опередила бывших «регионалов».

Другие популистские силы — «Радикальная партия» Олега Ляшко и «Батькивщина» Юлии Тимошенко — выступили крайне неудачно. А националисты из «Свободы» вообще не вошли в парламент — Скрыпнику они неприятны, и это не редкость среди интеллигентных львовян.

Впрочем, либеральный популизм Скрыпнику тоже не слишком близок. Он против непродуманной приватизации и повальной дерегуляции рынка и, несмотря на симпатию к Бендукидзе, не считает грузинскую модель идеальной. В новой Раде он и Маркевич готовы сотрудничать со всеми ради достижения конкретных целей. «В Раде в конечном счете будет всего две партии — хороших людей и засранцев», — говорит Скрыпник.


Батальоны просят мозгов

Верхняя часть списка «Самопомощи» состоит из тех, кого по-английски называют achievers — людей, добившихся результата в какой-либо символичной для Украины сфере. Скрыпник создал одну из крупнейших IT-компаний Украины, целиком ориентированную на мировой рынок. Ее сайт не имеет ни украинской, ни русской версии — только английскую. Заточенная на западный рынок IT-индустрия — это самый большой успех Украины за годы независимости, дающий надежду на то, что в стране можно создать «умную», современную экономику. «До 2014-го IT-рынок рос на 20—30 % в год. Мы приносили меньше прибыли, чем металлургия, но едва ли не больше, чем сельское хозяйство. Украинские айтишники хорошо понимают мир и то, в каком дерьме мы находимся», — говорит Скрыпник.

Ни одна другая индустрия Украины не оказала такой единодушной поддержки Евромайдану. Когда пришла война, десятки больших и малых компаний по всей стране принялись разрабатывать и создавать высокотехнологичные вооружения. Харьковчанин Маркевич носился с идеей создания украинских беспилотников, однако попытки пробиться через военную бюрократию оказались тщетными. Тогда он отправился на базу батальона «Донбасс», который еще только формировался. Там он встретился со знаменитым теперь комбатом Семеном Семенченко и представил ему программу по созданию подразделения воздушной разведки. Семенченко сказал: «Делай!»

«Когда батальон («Донбасс») отправился на фронт, он единственный во всех вооруженных силах Украины был оснащен беспилотниками малой и средней дальности», — говорит Маркевич. Первые, как правило, используются на блокпостах в ночное время. На них установлены тепловизоры, с помощью которых можно обнаружить приближение врага. Вторые нужны для повышения точности артиллерийских ударов.

Из «Донбасса» Маркевич отправился по всем находящимся на передовой подразделениям, рекламируя преимущества беспилотной разведки командирам. «Приезжая в артиллерийский дивизион, мы им показывали их цель на расстоянии 20 км в онлайне. Они никогда такого не видели до этого», — рассказывает он. Первые беспилотники, произведенные на Украине, были примитивными, но через несколько месяцев они уже могли конкурировать с российскими аналогами, которые используют сепаратисты.

Другие русские

Маркевич по-прежнему числится в «Донбассе», командир которого стал вторым номером в предвыборном списке «Самопомощи». Семенченко — символическая фигура сразу по двум параметрам. Во-первых, создал самый известный на Украине добровольческий батальон. Во-вторых, жил в Крыму и на Донбассе, что делает его «русским» лицом «Самопомощи». «Я русский, но я не поддерживаю тот русский мир, который я своими глазами видел на Донбассе, — построенный на крови», — говорил он, когда мы встретились возле киевского штаба «Самопомощи» в день выборов. Разговор с московским корреспондентом он начал с предложения обменять его на пленных из батальона. Шутил.

«Россия побеждает за счет информационной войны, а также подкупа и предательства в наших рядах. На поле боя она не то чтобы побеждает», — говорит Семенченко. Он считает, что Украина не потеряла бы Крым и Донбасс, если бы действовала активно на первоначальном этапе: «На Донбассе хватило бы взвода спецназа. Я был внутри захваченных зданий и видел, что люди — это были в основном милиционеры и их родственники — боятся наказания».

Украина, считает командир «Донбасса», наделала много ошибок в работе с населением русскоязычных регионов — в частности, в том, что касалось популяризации украинской культуры: «Это делалось пусть не насильно, но очень топорно. Не использовались возможности для культурного обмена с Западной Украиной». Но от того, что случилось со страной, не застрахован никто: «Если Китай найдет какой-либо рычаг воздействия на необразованных людей в России, та тоже потеряет территории».

На улице возле большого внедорожника комбата ждал его заместитель — российский гражданин, который представляется своим позывным — Савва. Бывший московский бизнесмен, он переехал в Киев в 2003 году. «Сначала я был патриотом России и все время обижался, когда говорили неприятные вещи про Москву. Но постепенно понял, что мне эта страна (Украина) и ее менталитет намного ближе. Хохлы — добрее», — признается Савва. На востоке, считает он, идет «война несостоявшихся правителей против демократии».

Люди впереди власти

Впрочем, лидер «Самопомощи» Андрей Садовый смотрит на тот же вопрос иначе. «Хотя это и называется «антитеррористическая операция», думаю, историки назовут ее иначе — украинско-русской войной. Это очень тяжело произносить, но такова правда, — говорил нам в день выборов Садовый. — Украинцы всегда ждали, что со стороны России будет протянутая рука дружбы, а получили кинжал в спину. Для жителей центра, востока и даже запада это стало настоящим шоком».

Мэр Львова, хоть и был явно изможден после интенсивной предвыборной кампании, пребывал в хорошем настроении — ему уже прислали крайне благоприятные для «Самопомощи» результаты экзит-полов. А они с высокой вероятностью показывали, что партия Садового будет участвовать в формировании правительства-«камикадзе», которому предстоит ценой личных рейтингов и репутаций вытягивать Украину из бездны. «Бендукидзе поставил нам (Украине) диагноз полгода назад — травма, несовместимая с жизнью. Эмоционально я с такой оценкой согласен, но в душе остаюсь большим оптимистом», — иронизирует Садовый.

Он был лицом партии на предвыборных плакатах, но, несмотря на это, шел на 50-м месте в предвыборном списке, то есть явно не собирался пройти в Раду. Сам Садовый объясняет это «обязательствами перед жителями Львова». Но среди его соратников популярна точка зрения: лидер «Самопомощи» должен стать следующим президентом страны.

Когда мы встречались с Андреем Садовым, впереди у него были сложные переговоры с президентом Петром Порошенко и премьером Арсением Яценюком о формировании правящей коалиции. Готовы ли будущие партнеры к жестким решениям — вопрос серьезный. «Сегодня люди к реформам готовы, а власть — нет. Уровень сознания простых людей выше уровня сознания власти», — разъяснял во время нашей встречи Садовый.

Главное условие «Самопомощи» для создания коалиции — чтобы министры назначались на конкурсной основе, а не по партийным квотам: «Квотное распределение привело к большой беде, потому что многие, кто пришел работать в правительство в последнюю волну (после победы Майдана)… — я бы их даже начальниками ЖЭКа не стал назначать».

Люстрация — один из основных лозунгов партии, но для Садового «важна польза, а не месть». «Сегодня вопрос не в том, чтобы увольнять, — разъясняет он, — а в том, чтобы набирать адекватных классных людей, которых надо еще просить, чтобы они дали согласие идти на работу». А его личный принцип подбора кадров таков: «Я всегда беру людей, которые умнее меня. И я у них учусь».



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.