Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Выборы

Выборы под угрозой взрыва: как голосовал Донбасс?

02.11.2014 | Дмитрий Ребров, специальный корреспондент The New Times, Донецк | № 35-36 от 27 октября 2014

В понедельник 3 ноября ЦИК самопрозглашенной Донецкой республики сообщил о победе на выборах премьера ДНР Александра Захарченко, у него 77,51% голосов. В соседней самопровозглашенной Луганской народной республике победил глава ЛНР Игорь Плотницкий с 64,3%. Корреспондент The New Times наблюдал, как за новую власть голосовал наиболее пострадавший от обстрелов район Донецка.

_MG_6568.JPG

На улицах Киевского района, больше остальных пострадавшего от артиллерийских обстрелов, почти безлюдно. На здании, где когда-то располагалась добрая половина донецких газет, одиноко светится пустое электронное табло, прямо над ним чернеют пустые глазницы выбитых окон. На остановках общественного транспорта курят редкие пассажиры.

Народ толпится только за решетчатым забором 57-й школы. «Иду сюда голосовать, потому что наш участок разбомбили еще месяц назад», – говорит Елена, женщина средних лет в бежевом пальто, она вылезает из рейсового автобуса и спешит на школьный двор. Практически ни у кого не было сомнений, что сегодня район будут обстреливать, – еще вчера грохот от взрывов было слышно даже из центра, и тем не менее день прошел почти мирно.

_MG_6594.JPG

2 ноября в Донецкой Народной Республике, непризнанном государственном образовании на востоке Украины, состоялись одновременные президентские и парламентские выборы. Всего на территории, подконтрольной правительству ДНР, открылось около 350 избирательных участков. Из них 188 – в самом Донецке. Беженцы смогли проголосовать на одном из участков, открытых для них в трех приграничных российских областях. А тем, кто остался на территории ДНР, надо было прийти с паспортом на избирательный участок по месту регистрации, там уже их явочным порядком вносили в избирательные списки.

  

Иду сюда голосовать, потому что наш участок разбомбили еще месяц назад.


 

На территории Шахтинского района, Ждановки и Кировского, где, по словам руководителя ЦИК ДНР Романа Лягина, несмотря на «перемирие» продолжаются активные боевые действия, голосование не проводилось.  По словам председателя ЦИК, своим правом воспользовалась как минимум половина от почти миллиона избирателей, проживающих на территории «республики».  

Утром в холле  центральной избирательной комиссии наблюдателей готовят к отправке на участки. "То, что сегодня происходит в этой республике, один в один похоже на то, что происходило у нас в 1992 - 93 годах", - говорит с заметным кавказским акцентом крупный мужчина в костюме. Это Фазибей Авидзба, председатель Национального комитета по обороне и национальной безопасности Абхазии. Рядом с ним спикер парламента Южной Осетии Анатолий Бибилов и Матеуш Пискорски, польский публицист. Наблюдатели не скрывают, что их симпатии на стороне сепаратистов.

Прямо напротив ЦИКа, в здании Донецкого научно-образовательного центра №1, одним из первых проголосовал и нынешний глава непризнанного государства, бывший предводитель донецкого «Оплота» и преемник российского политтехнолога Александра Бородая, Александр Захарченко.

_MG_6551.JPG

«По дороге разочарований»

У самого входа в здание идет торговля: картошка, лук, свекла и капуста – все по одной гривне за килограмм. Это в четыре раза дешевле, чем на рынке. Для города, где с начала войны цены на продовольствие взлетели на двести, а то и больше процентов, такая распродажа – аттракцион невиданной щедрости.

  

Гуманитарной помощи мы не видели два месяца, пенсию не платят с июля, а то, что они устроили, – это только перед журналистами позориться!

 

“Первый раз вижу, чтобы на выборах так торговали! Обычно пирожки, конфеты, но чтобы картошка…” – говорит  женщина в плаще, очевидно, не знакомая с российскими избирательными традициями. Валентина, так она представилась, туго завязывает полиэтиленовый пакет, доверху набитый овощами.

“По три килограмма на человека!” – громко командует продавщица в розовой вязаной шапке. Впрочем, к импровизированному лотку подходят далеко не все.

“Гуманитарной помощи мы не видели два месяца, пенсию не платят с июля, а то, что они устроили, – это только перед журналистами позориться!”  – седовласый Вадим Владимирович презрительно косится на мешки. Мужчина утверждает, что в «собесе» жене сказали, что ждать помощи им больше не стоит, поэтому раз в две недели он ходит за «альтернативным» пайком от Рената Ахметова на Олимпийский стадион, здесь под роспись дают килограмм риса, бутылку постного масла и печенье. Пока мы разговариваем с ним, из динамиков с крыльца школы льется почему-то: «По дороге разочарований». Группа «Воскресенье». Опомнившись, её стремительно меняют на что-то более праздничное.

Дети окраин

Киевский район – это северная окраина миллионного Донецка; из-за непосредственной близости к  аэропорту, за который стороны конфликта ожесточенно борются с самого начала войны, квартал остается самым небезопасным местом во всем городе.  

Школа № 43 находится неподалеку от широкого Киевского проспекта (хотят переименовать в Славянский) и одной из немногих до сих пор действующих в городе шахт. Тут, несмотря на скопление народа, нет ни овощей, ни громкоговорителей.

«Баннер с номером участка и флаг мы решились повесить только сегодня – после того, как накануне учебного года (из-за войны его  перенесли на первое октября) рядом со зданием школы упала бомба. Взрыв оставил глубокие следы на стенах и выбил окна», – глава УИК, и учительница младших классов Наталья Малышева «дует на воду».

IMG_6670.JPG

Она убеждена, что месяц назад стреляли по школе специально. На заднем дворе учительница показывает нам воронку глубиной сантиметров в тридцать и изуродованные стены здания: теперь ребята учатся  дистанционно, педагоги просто вывешивают задания на школьном сайте, а ученики читают его, когда есть электричество и интернет. Из тридцати одного ученика в классе осталось только тринадцать детей. Остальные уехали.

  

Теперь ребята учатся  дистанционно, педагоги просто вывешивают задания на школьном сайте, а ученики читают его, когда есть электричество и интернет. 


 

Впрочем, под огнем за эти месяцы оказалась не только школа. Из шестисот избирателей, пришедших на этот участок, к полудню двести человек регистрируются как временно перемещенные лица: у многих из них больше нет дома, живут у знакомых или по родственникам. Так же регистрируются и голосуют ополченцы, на участках рядом с передовой.

Чем ближе к аэропорту – тем больше разрушенных зданий. Черные следы пожаров, выбитые и заколоченные окна, полуголодные бездомные собаки бродят по вымершему району. Чуть дальше, за поворотом, железнодорожный мост, за ним – линия фронта. Новый терминал в руках украинцев, старый – бойцов ДНР, разрушенные дома – результат ежедневных перестрелок.

Исход меньшинств

Кроме Захарченко, на пост главы непризнанной республики претендовали еще два человека: силовик Юрий Сивоконенко и вице-спикер «Союзного парламента Новороссии» Александр Кауфман. Но агитации конкурентов в Донецке не было, по всему городу стоят билборды, с которых Захарченко призывает защищать непризнанную республику.

  

Пусть уж сделают так, чтобы не стреляли, а то я с клюкой: как начнут грохотать, иду в подвал, пока я до подвала дойду, они и стрелять уже закончат.

 
_MG_6606.JPG

Бойкая блондинка Оксана Фролова до войны работала уборщицей в местном университете, теперь она местная активистка, с нею мы объезжаем стариков, которые не могут сами добраться до участка. Большинство голосует за Захарченко. 70-летняя Анна Ивановна рассматривает бюллетень: «Этих я не знаю, а Захарченко по телевизору видела, – она крестится и поправляет платок. – Дай Бог им, хлопцам, здоровья! Пусть уж сделают так, чтобы не стреляли, а то я с клюкой: как начнут грохотать, иду в подвал, пока я до подвала дойду, они и стрелять уже закончат». После паузы добавляет: «Только бы  не воровали, как старые!» Её соседка Наташа, женщина лет тридцати пяти, ругает «бандеровцев» и рассказывает, что все, кто были за «единую Украину», из города давно уехали: «Они теперь в Киеве. Из двадцати домов на нашей улице таких у нас была только одна семья». Муж Натальи, как и еще пятеро человек с их улицы, ушел в ополчение. Остальные мужики сидят по домам.

_MG_6587.JPG_MG_6603.JPG

Партийная политика

Из двух партий, допущенных ЦИКом до выборов, первая – «Донецкая Республика» – считается «партией власти», её возглавляют тот же Захарченко, вице-премьер Андрей Пургин и один из бывших лидеров ДНР Денис Пушилин. Вторая – «Свободный Донбасс» – играет роль «системной оппозиции». Андрей Пургин уже успел заявить, что по обоим спискам идут единомышленники и принципиальных расхождений между  соперниками нет.

  

Я не читала, пока ко мне в окно не залетела бомба.

 

Сомнений в том, что победит на выборах Захарченко и его партия не было . В общественном транспорте скорее обсуждали «отставку» Безлера или грядущий концерт группы «7б», которым власти решили завершить день выборов.

_MG_6635.JPG

Стайка молодежи на заднем сиденье  автобуса говорит о последних событиях. Девушка в белой куртке объясняет, почему не пошла на выборы: «Захарченко мне не нравится, а остальные такие же, как он». Юноша рядом пытается сострить: «Не читай перед завтраком советских газет». «Я не читала, пока ко мне в окно не залетела бомба», – отвечает она.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.