Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Юбилей

#Только на сайте

«Священнодействуй или убирайся вон!»

21.10.2014 | №34 от 30.10.14

Знаменитому Театральному институту имени Бориса Щукина исполняется сто лет

Актер Евгений Стеблов, выпускник Щукинского училища, поделился с The New Times воспоминаниями o своих студенческих годах. Его рассказ мы сопровождаем публикацией архивных материалов, касающихся истории легендарной «Щуки», — от основания и до наших дней. Многие документы увидят свет впервые*

*Материалы предоставлены Государственным центральным театральным музеем имени А.А. Бахрушина, где проходит выставка «От простого к сложному», посвященная столетнему юбилею Щукинского училища.

усадьба ланиных.jpg

Евгений Вахтангов с участниками спектакля «Усадьба Ланиных» по пьесе Б. Зайцева. Весна 1914 г. В пьесе были заняты студенты Коммерческого института, занимавшиеся в любительском театральном кружке. Осенью 1914 года Вахтангов предложил студентам заняться изучением системы Станиславского в Студии. К моменту встречи со студентами Вахтангов уже написал знаменитое «Хочу образовать студию, где бы мы учились. Принцип — всего добиваться самим. Руководитель — все. Проверить систему К.С. на самих себе. Принять или отвергнуть ее. Исправить, дополнить или убрать ложь».

23 октября 1914 года один из самых талантливых учеников Станиславского — Евгений Багратионович Вахтангов — провел первое занятие со своими студийцами. Эту дату принято считать днем основания Щукинского училища (ныне — Театрального института имени Бориса Щукина). В 1917 году появилось первое название — Московская драматическая студия Е.Б. Вахтангова. В 1920 году она была взята «под крыло» Художественного театра и переименована в «Третью студию МХТ». Здесь Вахтангов ставит «Принцессу Турандот» — великий спектакль, вошедший во все учебники по истории театра. В 1926-м коллектив «Третьей студии» получает статус Государственного театра имени Евгения Вахтангова с постоянно действующей при нем театральной школой. В 1939 году школе присвоено имя Бориса Васильевича Щукина, который в «Принцессе Турандот» сыграл Тарталью.

парад актеров.jpg

Принцесса Турандот К. Гоцци. 1922 г.

Щукинский лицей

Это, наверно, звучит банально, но в Щукинском училище действительно была прекрасная атмосфера — атмосфера своеобразного лицея. Потому что, во-первых, ты занимаешься любимым делом, и ничто тебе не мешает. А во-вторых, тогда, в середине 60-х, с нами занимались педагоги, недавно освобожденные из заключения — те, кого реабилитировали после политических репрессий (это были преподаватели по общеобразовательным предметам). И поэтому, конечно, в училище царил дух внутренней свободы. Я понял это позже, а тогда даже не осознавал. Тогда это просто было счастье, которое не описать, не передать словами. Ведь поэзия — не в словах, она между ними...

steblov_1.jpg

Евгений Стеблов, выпускник Щукинского училища 1966 года

От старухи до «Хвостиков»

Поступил я в училище в 1962 году. Еще до экзаменов я показался Цецилии Львовне Мансуровой — первой исполнительнице роли Турандот в знаменитом спектакле Вахтангова, которая стала моей, если так можно сказать, «крестной матерью в театре». (Моя бабушка дружила с Мансуровой в детстве, они не виделись лет 30, но бабушка все-таки решила ей позвонить, потому что театр — стезя рискованная, и родные всегда переживают. Ведь если нет у человека способностей, зачем поступать в театральное?)

Мансуровой я показал старуху с «грудным ребенком» — куклой. У меня в то время вообще была склонность играть стариков — я даже загримировывался нищей старухой и ходил на паперть к церкви рядом с домом. И имел успех: меня оттуда как конкурентку выгоняли!

Когда я показал Мансуровой свою старуху, она посоветовала найти что-то более соответствующее моему возрасту.

Я взял детский рассказ Бориса Житкова «Хвостики» — о том, как дети разрезали мамину шубу. С этим рассказом я и поступил в Щукинское училище просто триумфально! Хотя, честно говоря, не понимал, в чем мой успех. Я просто рассказывал с серьезным видом эту историю, а комиссия чуть не вповалку лежала со смеху. Помню, меня даже от какого-то одного тура освободили...

Когда я увидел свою фамилию в списке принятых, был абсолютно счастлив! И даже не поверил до конца, что буду учиться в Щукинском училище. Поехал домой почти через всю Москву на троллейбусе №2 (я жил тогда у Рижского вокзала). Приехал, пообедал — и отправился обратно, чтобы еще раз увидеть свою фамилию в этих списках.

афиша.jpg

Афиша спектакля «Чудо святого Антония» М. Метерлинка. 1921 г. Первый спектакль «Студии» (до 1939 года Студия сменила ряд названий, в числе которых «Студенческая», «Мансуровская» — по местонахождению в Мансуровском переулке, «Студия Е.Б. Вахтангова», «Третья студия МХТ»).

вахтангов.jpg щукин.jpg

Евгений Багратионович Вахтангов (1883–1922) (слева)     

Борис Васильевич Щукин (1894–1939) (справа). Блистательный артист Вахтанговского театра, режиссер. Скоропостижно скончался в 1939 году. В память о нем в том же году Училищу присвоено имя Б.В.Щукина.

Захава.jpg этуш.jpg

Борис Евгеньевич Захава (1896–1976) (слева). Ректор Высшего театрального училища им. Б.В. Щукина с 1925 по 1948 и с 1962 по 1976 гг.

Владимир Абрамович Этуш (справа). Ректор Высшего театрального училища им. Б.В. Щукина с 1987 по 2003 г. С 2003 г. художественный руководитель Театрального института им. Б.В. Щукина.

Называть «Щукой» — неприлично

В училище нас именно воспитывали — примером и обязательному следованию этому примеру.

Сегодня упал общий уровень культуры. Например, многие молодые люди могут первыми подать руку старшему человеку. Это совершенная дикость... Однажды у нас в училище кто-то себе это позволил, и я помню, как начал кричать Борис Евгеньевич Захава! И называть училище «Щукой» было неприлично. От ректора могло за это сильно попасть! Вообще жаргон никогда не поощрялся — это Театральный институт имени Бориса Щукина. Точка.

На втором этаже в училище висел лозунг — высказывание Михаила Семеновича Щепкина: «Священнодействуй или убирайся вон!» И это было не пустым, не формальным лозунгом для меня и для моих однокурсников. Несмотря на всю веселость студенческого времени, мы старались ему следовать. И он остался с нами на всю жизнь. Театр может быть храмом, а может быть гадюшником. Мы сохранили отношение к театру как храму.

Внешняя легкость при сохранении внутреннего содержания, атмосфера особой элегантности — таково Щукинское училище. И это редкое везение для меня и моих коллег — поступить туда, окончить и присутствовать на столетии этого замечательного вуза.

пятилетие.jpg

Группа студийцев отмечает пятилетие Студии. В центре — Евгений Вахтангов. 1918 г.

TASS_3371015.jpg

В 1963 году Юрий Любимов поставил со студентами Щукинского училища спектакль «Добрый человек из Сезуана», с которого началась знаменитая «Таганка». На фото — Любимов и участники спектакля 1973 года

TASS_458341.jpg
Михаил Ульянов и Юлия Борисова — тоже выпускники Щукинского училища. Спектакль «Варшавская мелодия». 1968 год

Материал подготовила Надежда Старовойтенко




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.