Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Выборы

#Только на сайте

Выборы на Украине: «Третий сектор» вместо «Правого»

25.10.2014 | Валерий Калныш, Киев – специально для The New Times | №34 от 30.10.14

rada700 copy.jpg
Предвыборный митинг сторонников партии «Свобода». Киев, 14 октября 2014 г.

фото: ИТАР-ТАСС

Радикал-националистам скорее всего не достанется ни одного мандата в новой Верховной раде. На выборах 26 октября даже у бывших «регионалов» и коммунистов больше шансов на успех. Украина — страна воюющая. Динамика электоральных предпочтений в ней куда резче и изменчивей, нежели в стране, занимающейся исключительно мирным трудом. Тем не менее последние замеры общественного мнения показывают: президенту Петру Порошенко нет нужды опасаться законодательной фронды. В новом составе Верховной рады у его сторонников будет внушительное большинство.

Первый пришел

Пока на первом месте в предвыборной гонке идет «Блок Петра Порошенко». Еще полгода назад партии с таким названием в Украине не существовало. Ею стала организация, для которой менять названия — образ жизни. За почти 15 лет существования эта партия переименовывалась трижды, но до Рады так и не добралась («флирт» с сексуальными меньшинствами и марихуаной в 2000 году стоил ей права участвовать в парламентской гонке). Весной 2014-го, когда Порошенко сделал ее своей, она звалась так: «Национальный альянс свободы и украинского патриотизма «НАСТУП». Своей первой партии, «Солидарности», глава государства лишился в феврале — она 10 лет не участвовала в выборах, и Минюст ее ликвидировал. А в августе «НАСТУП» взяла фамилию президента и стала «Блоком Петра Порошенко» (БПП) — лидером партии стал Юрий Луценко, бывший глава МВД.

«Я дал согласие на использование моего имени в названии партии, и это не простая юридическая формальность. Это решение принято в знак благодарности членам партии, делегатам съезда, всему обществу за то, что они нашли возможность объединиться вокруг моей предвыборной программы», — заявил на августовском съезде «НАСТУПа» Петр Порошенко.

Избирательный список БПП возглавил присоединившийся к Порошенко мэр Киева Виталий Кличко. Факт примечательный, учитывая, что бывшие соратники по Майдану идут в парламент разными колоннами. Впрочем, в самой Раде Кличко не будет — он уже пообещал при любом раскладе отказаться от депутатского мандата.

Сейчас уровень электоральной поддержки БПП находится в диапазоне от 29,9 % (согласно исследованию GfK Ukraine) до 39,8 % («Социальный мониторинг»)*.

*Согласно двум другим социологическим исследованиям — группы «Рейтинг» и Киевского международного института социологии (КМИС)/Фонда «Демократические инициативы имени Илька Кучерива», — БПП получит 26 октября соответственно 33,5 % и 39,5 % голосов.

Вечно вторая. Или третья

На втором месте могут оказаться сразу две партии — Радикальная партия Олега Ляшко (РПЛ) или «Батькивщина» Юлии Тимошенко. Наивысший уровень поддержки радикалов зафиксировали эксперты группы «Рейтинг» — 12,8 % (самый низкий — 7,8 %, по данным GfK Ukraine). В то же время у «Батькивщины» рейтинг в диапазоне от 8,7 % (GfK Ukraine) до 5,9 % («Социальный мониторинг»).

И все же шансов прийти к финишу вторым больше именно у Ляшко. Ирония судьбы в том, что нынешний лидер РПЛ в свое время состоял в партии Юлии Тимошенко. Но экс-премьера категорически не устраивал его радикализм и скабрезный тон в публичных ремарках — и от Ляшко избавились.

Лидер РПЛ и впрямь позволяет себе многое. Например, в 2011 году, в интервью «Телевизионной службе новостей», он выразился про Юлию Владимировну следующим образом: «Она мне нравилась как женщина. Покажите мне человека, который раньше не стремился бы переспать с Тимошенко. Я первый был не против. Я вам больше скажу: многих моих коллег интересовало место под юбкой Тимошенко. Но это — раньше. Сегодня уже нельзя».

А вот избирательная кампания Юлии Тимошенко напрочь лишена эпатажа. Она выступает за мир, за присоединение к НАТО, призывает голосовать за «новую команду»… При этом собственная команда Тимошенко как раз и обновилась по самую голову: в ней теперь нет других, помимо ее самой, столпов партии — Александра Турчинова (сейчас — председатель Верховной рады) и Арсения Яценюка (премьер-министр). Отмежевавшись от Юлии Владимировны, они создали свою партию — «Народный фронт».

Раскол произошел летом, когда в «Батькивщине» начали обсуждать формат участия в осенних выборах. Во главе списка, согласно начальному сценарию, должна была идти Тимошенко, а во главе кабинета, если фракция окажется достаточно крупной, чтобы ставить условия Порошенко, должен был снова оказаться Яценюк. О «разводе» Тимошенко и Яценюка стало известно после закрытого заседания политсовета партии в конце августа: якобы часть партийцев захотела видеть во главе списка Яценюка, а не Тимошенко. А сама она якобы требовала, чтобы партийная кампания строилась на критике Порошенко. Но многие в партии сочли и это требование странным, учитывая, что не далее как в мае Тимошенко проиграла президентские выборы, набрав всего в полтора раза больше голосов, чем Ляшко.

«Я уважаю мнение друзей и политиков в «Батькивщине», считающих, что оппозиция к Порошенко — большее благо для страны… Но… в сегодняшней ситуации это неправильно и недопустимо. Только единство (с президентской командой. — The New Times), несмотря ни на что», — заявил по итогам политсовета глава МВД Арсен Аваков. Он же первым и сообщил, что, помимо премьера и спикера, «Батькивщину» покинули еще и несколько министров, в частности, соцполитики — Людмила Денисова и юстиции — Павел Петренко, бывший секретарь Совбеза Андрей Парубий, председатель правления крупнейшего государственного банка «Ощадбанк» Андрей Пышный.

Впрочем, украинский политолог, директор Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко убежден: рейтинг «Батькивщины» определяют не Турчинов и не Аваков — это личный рейтинг Юлии Тимошенко. Поэтому ее партия «была и остается одним из фаворитов избирательной кампании».

Сегодня «железная Юлия» критикует едва ли не все главные шаги и законодательные инициативы президента: и с коррупцией он борется из рук вон плохо, да и перемирие с особым статусом для незачищенных от сепаратистов районов в Донбассе напоминает ей капитуляцию перед «российскими войсками и теми террористическими группировками, которые финансируются, поддерживаются и были введены на территорию Украины по указанию Путина».

Впрочем, президент уколов соперницы не замечает — ни в одном своем предвыборном выступлении он не упомянул Тимошенко.

20-23_ХРОНИКИ_УКРАИНА КИЕВ;20-2.jpg

Все идут на фронт

«Народный фронт» Турчинова—Яценюка юридически оформился примерно в то же время, что и БПП, но недели за две до выборов стало ясно: «фронту» до «блока» далеко. Список Порошенко привлекает примерно треть избирателей, тогда как список Яценюка хоть и преодолеет 5% проходной барьер, но не с большой форой: сейчас за партию премьера готовы проголосовать от 7 % (GfK Ukraine) до 10,4 % («Социальный мониторинг»).

Вообще-то, никакого «Народного фронта» изначально не планировалось. Яценюк еще до президентской кампании начал переговоры с Порошенко о создании единой политической силы. Но лидеры не сошлись во взглядах — нет, не на политику, а на квоты в этой мегапартии. Источники журнала утверждают: премьер требовал 30 % в проходной части списка. Президентская сторона отвечала: больше 10 % лояльность Яценюка не стоит. Кроме того, сторонники премьера склонны полагать, что имя президента в названии партии — излишество, тогда как политтехнологи главы государства убеждены: слова «Петр Порошенко» не дадут разбрестись электорату, который в мае дал собственнику корпорации Roshen почти 55 % голосов. В итоге каждый решил идти на выборы самостоятельно, но при этом обе политсилы готовы создать в Раде новое парламентское большинство — предварительные переговоры, в том числе о распределении портфелей в новом кабинете министров и в парламентских комитетах, уже ведутся.

Спит, но дело ее живет

А вот бывшая правящая Партия регионов взяла перерыв до лучших времен — политсовет партии, по словам секретаря президиума ПР Бориса Колесникова, принял решение «не участвовать в выборах, когда в стране идет война, и в 44-х округах выборы невозможно провести физически». «Каким может быть парламент, если четвертая часть страны не будет в нем представлена?» — заявил Колесников, имея в виду отпочковавшиеся от остальной Украины территории Донецкой и Луганской областей.

Зато будут представлены бывшие «регионалы»: они оказались в двух структурах с примерно одинаковыми шансами на места в новой Раде — в партиях «Сильная Украина» и «Оппозиционный блок» (по данным социологов, сейчас за них от 5 % до 7 % избирателей). Первую возглавил Сергей Тигипко, бывший вице-премьером в правительстве Николая Азарова, вторую — Юрий Бойко, еще один «вице» в азаровском кабинете. Став конкурентами, бывшие «регионалы» по-прежнему выступают от имени Востока и Юга, да и приоритеты обозначают прежние — возрождение промышленности, равноправие украино- и русскоговорящих. Но, оказавшись в оппозиции, перенимают и лозунги коллег по несчастью — их, например, как и Тимошенко, беспокоит тема борьбы с коррупцией, «очищения власти».

Луганск и Донецк, говорят Тигипко и Бойко, — это часть Украины, ни о каких псевдогосударственных образованиях вроде ДНР, ЛНР или «Новороссии» не может быть и речи. Что делать? Вот что говорит Бойко: «Донбасс должен остаться в составе Украины, а его территория должна остаться в гривневой зоне. Для этого необходимо продолжать выплату пенсий жителям востока, постараться решить вопросы с теми, кто контролирует ситуацию…»

На финише предвыборной гонки сложилась парадоксальная ситуация. Выходцы из ПР, которую разве только коммунисты не проклинают за потерю Крыма и войну, имеют шанс оказаться в новом парламенте. А вот националисты, ратовавшие за максимально независимую политику Украины, такого шанса почти не имеют. За бортом может оказаться партия «Свобода» Олега Тягнибока: ее, по данным опросов, поддерживают от 4 % («Рейтинг») до 5,2 % («Социальный мониторинг») избирателей. Более того, по версии «Рейтинга», популярнее «Свободы» даже коммунисты (4,5 %).

Но и эти оценки куда выше, чем у радикально-патриотического «Правого сектора» — ему не дают больше 2 %.

Снимок экрана 2014-10-22 в 0.23.52.png

Всем рады

Так или иначе Рада, которую изберут 26 октября, будет куда пестрее своих предшественниц. Налицо, как минимум, три неформальных «цеха», которые раньше в парламенте были незаметны.

Первый — так называемый «третий сектор». Он состоит из активистов общественных организаций, выросших во время революции, как грибы после дождя. Промайданные партии включили в свои списки волонтеров, организаторов благотворительных проектов и общественных инициатив — для всех эти выборы станут социальным лифтом.

Второй цех — журналисты, сделавшие себе имя на борьбе с режимом Виктора Януковича: Мустафа Найем, Сергей Лещенко, Наталья Соколенко, Виктория Сюмар… Все они писали про коррупцию во власти, отстаивали гражданские права и показали себя на Майдане. Как намерены проявлять себя в Раде, пока не говорят, замечают лишь, что и в парламенте принадлежность к журналистскому цеху останется их главной особенностью. «Мы проходим в парламент по разным спискам, создаем межфракционное объединение с общим планом и целями. Пока нас тринадцать человек, наша «дорожная карта» будет обнародована сразу после формирования нового состава Рады», — рассказал The New Times Мустафа Найем, который идет в парламент по списку «Блока Петра Порошенко».

И еще одна, самая свежая категория «новых политиков» — это бойцы и командиры добровольческих батальонов с восточного фронта. Например, номером 2 в списке партии «Самопомощь» (лидер Андрей Садовой, мэр Львова) — ставший широко известным командир батальона «Донбасс» Семен Семенченко, бывший бизнесмен, отец троих детей. Он и его бойцы принимали участие в боях за Славянск и под Иловайском. В списках «Самопомощи» и других, более крупных партий, представлены также батальоны «Днепр», «Киев», «Азов».

«Все ключевые партии охотились за комбатами, героями АТО, майданными активистами, — замечает в разговоре с журналом директор Киевского института глобальных стратегий Вадим Карасев. — Новая Рада будет военно-революционной, политизированной, активной. При этом людей, профессионально знакомых с законодательной работой, в ней будет немного».

Явка на выборах 26 октября, по данным социологов, составит от 55 % до 72 %. Прогноз выглядит оптимистичным, учитывая, что на майских президентских выборах явка была 60,29 %, а сейчас примерно треть из собравшихся голосовать еще не решила — за кого.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.