Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Только на сайте

Алгебра разбоя

20.10.2014 | Бутрин Дмитрий, ИД «Коммерсантъ» — специально для The New Times | №34 от 30.10.14

Сколько стоил, сколько стоит и сколько будет стоить Владимир Евтушенков

АФК «Система» входит в десятку крупнейших финансово-промышленных групп России. Домашний арест ее основателя и крупнейшего владельца Владимира Евтушенкова, состояние которого Forbes оценивает в $9 млрд, видимо, интересует сейчас не только наблюдателей, но и авторов «дела Евтушенкова». Впрочем, устройство любого бизнеса в России (и не только в России) таково, что оценки в миллиардах долларов менее важны, чем знание реалий бизнеса: «Система» стоит больших денег как система, а в разрушенном состоянии может не стоить практически ничего.

TASS_8695771.jpg

фото: Сергей Бобылев/ИТАР-ТАСС

Наличные и безналичные

Как и в любом другом случае с русскими крупными предпринимателями, то, что может принести атакующей стороне (партнерам разработчиков «оперативной комбинации» по АФК «Система»), равно как и удачливому мародеру, оценить не так просто. С одной стороны, все крупные финансово-промышленные группы имеют в составе партнеров и средства защиты от рейдерской атаки (через акционерные соглашения, через опционы менеджменту, через автоматически задействующиеся поручения юридическим компаниям о продаже акций без непосредственного прямого поручения собственника).

Грубо говоря, при попытке «отобрать» какой-либо актив у АФК «Система» у него мгновенно могут появиться самые неожиданные владельцы, сделка с которыми заключена вот буквально на той неделе. Кроме того, в отличие от корпоративных активов, сам Владимир Евтушенков имеет личное состояние — часть прибылей от вложений прошлых лет, размещенных в депозиты, финансовые инструменты и доли в инвестфондах как в России, так и за ее пределами. С информацией о том, сколько он стоит «лично», а не как совладелец одной из десяти крупнейших групп компаний в России и где эти деньги, в российской практике принято знакомить десять-пятнадцать людей из home office, персональных финансовых менеджеров — и это может быть и $100 млн, и $2 млрд, и больше.

Пока же известно, что АФК «Система» входит в 500 крупнейших финансово-промышленных групп мира (по версии Fortune, по итогам 2013 года она была на 308 месте) и в десятку крупнейших в России (АФК «Система» управляет десятой и одиннадцатой, по версии Forbes, крупнейшими компаниями России — «Башнефтью» и «Мобильными телесистемами»), а лично Владимир Евтушенков, по версии того же Forbes, «стоил» на конец 2013 года $9 млрд — это пятнадцатое по размеру частное состояние в России.

Это одна сторона медали, но есть и вторая. Зачастую только опытным путем может быть установлено, как неизбежные в такой ситуации незакрытые сделки и текущие известные и не афишируемые обязательства АФК «Система» перед ее кредиторами суммируются с активами под контролем Владимира Евтушенкова (падающими в цене в силу ареста). Сколько стоит Евтушенков сейчас? Смотря, что он продает и кто у него покупает. Капитализация МТС сейчас составляет около $13 млрд, на пике стоимости, в октябре 2013 года, она составляла $24 млрд. Впрочем, в сентябре 2011 года, когда с «Системой» ничего не происходило, МТС стоила $12 млрд. Пока колебания стоимости компаний внутри «Системы» сравнимы с влиянием на нее кризиса 2008 года.

Снимок экрана 2014-10-21 в 0.13.18.png

По сути, АФК «Система», с точки зрения стоимости, — система саморегулирующаяся: при нерасторопности атакующих через некоторое время цена ее активов будет равна нулю — или даже отрицательной величине: при отсутствии сопротивления из компании неизбежно выведут все стоящие активы, а долги останутся. Поэтому любые оценки того, «сколько стоит сейчас Владимир Евтушенков на круг», не имеют смысла. Точный ответ на этот вопрос: от нуля и даже отрицательной величины — до $10-11 млрд. А главный вопрос в таких случаях — кто и в какой момент имеет возможность перехватить управление компаниями группы и инвестпортфелями. Именно поэтому главным требованием РСПП к Кремлю в момент домашнего ареста главы АФК «Система» была не столько личная свобода (можно и потерпеть), сколько возможность для Владимира Евтушенкова быть ежедневно на рабочем месте. Избежать «растаскивания» группы, по существу, можно только так — есть только один работающий способ создать компанию, но эффективных способов ее разворовывания — десятки тысяч.

Снимок экрана 2014-10-21 в 0.13.45.png

Нефтяные вышки

В открытой части «Системы» наиболее дорогостоящий ее актив (хотя и уступающий в последние месяцы по капитализации МТС) — это именно «Башнефть»: компания в конце 2013 года имела капитализацию порядка 300 млрд руб. и выручку чуть выше 400 млрд руб. При этом если нефтедобыча и нефтепереработка в составе компании, которую Следственный комитет вознамерился вернуть государству, неотделимы, то часть нефтехимических активов, «Объединенная нефтехимическая группа» (ОНГ — это ОАО «Уфаоргсинтез», ООО «Бисфенол» и два газоперерабатывающих предприятия — Шкаповское и Туймазинское ГПП), с сентября 2014 года находятся по инициативе менеджмента АФК «Система» в процессе возврата в ОАО «Башнефть» (смысл этой сделки пока неочевиден). Расчеты по выкупу Владимиром Евтушенковым и партнерами части башкирской нефтехимии не были завершены; какие активы и в каком состоянии будут к концу 2014 года находиться в чьих руках и чем будут обременены — вероятно, не скажет сейчас даже господин Евтушенков. У «Системы» в нефтехимическом проекте в Уфе были как минимум два партнера — компания Якова Голдовского и партнеров Petrochemical Holding (напомним, Голдовский до 2002 года руководил СИБУРом и после силового конфликта с «Газпромом» эмигрировал в Австрию) и мексиканская Alpek. Выяснить, кто кому сколько должен только в нефтехимии (объем инвестиций по двум непостроенным заводам ОНГ — $700 млн и более $2 млрд, состояние расчетов и обязательства по ним не объявлялись), можно только опытным путем. Наконец, в самой «Башнефти» важна не только стоимость буровых, скважин, погружных насосов и межпромысловых нефтепроводов — но и конструкция трейдинговых контрактов: кто и на каких условиях имеет право продавать нефть и химическую продукцию ОАО, как легко и с какими потерями можно их расторгнуть, кто может занять место нынешних партнеров «Башнефти» в экспорте. «Башнефть» вряд ли может стоить больше тех $7-8 млрд, которые она стоила на пике нефтяных цен в начале 2014 года, но сейчас, при падении барреля до $80 и при проблемах Евтушенкова, она легко может стоить и $1 млрд, и меньше — в принципе, довести ее до банкротства и нулевой стоимости — невеликий труд.

То же самое можно сказать и об уже полностью отделенной от «Башнефти» энергосетевой компании БЭСК в составе «Системы»: ее судьба — это судьба контрактов и расторжения контрактов, а не судьба ЛЭП и подстанций. Бизнес имеет стоимость, когда он ведется — сами же по себе трансформаторы и провода стоят не больше, чем все микросхемы в ноутбуке, аккуратно выломанные из этого ноутбука. То же самое можно сказать и о компании «СГ Транс» — железнодорожном операторе-перевозчике сжиженных газов, приватизированном «Системой» в 2012 году, — он может стоить $1 млрд, а может — $50 млн: вагоны-цистерны «СГ Транса» нужны ограниченному числу потребителей, прежде всего СИБУРу, и цена компании зависит от обстоятельств, в которых находятся продавец и покупатель.

В любом случае, сейчас та часть «Башнефти», которая контролируется «Системой», — это не менее трети того, что «стоит» АФК «Система» в публичной части, то есть (если продавать быстро, но вне конфликтной ситуации и при нерастущих и непадающих ценах на нефть и рубль) — $4-5 млрд, по крайней мере, если судить об этом по объему прибыли и выручке.

Снимок экрана 2014-10-21 в 0.13.28.png

Радиоволны

Вторая важная составляющая АФК — 52 % акций «Мобильных телесистем», входящих в тройку ведущих телекоммуникационных компаний России и крупнейшего сотового оператора Восточной Европы и Средней Азии, равно как и владельца ключевого телеком-актива Москвы, с которого все и началось — МГТС. С точки зрения выручки и прибыли, МТС дешевле, чем «Башнефть», с точки зрения капитализации — нефтекомпания периодически обгоняет телекоммуникационного оператора в оценке рынка. Но с точки зрения развития бизнеса — эта компания, возможно, более перспективна, чем нефтяная, и, что более важно, она на порядок лучше защищена от любых атак со стороны Следственного комитета и его друзей листингом на NYSE, множеством европейских и американских совладельцев, огромными займами в банках ЕС и США. МТС - это, помимо прочего, главная крепость Владимира Евтушенкова. В отличие от «Башнефти», основные мощности в которой созданы были еще инвестициями времен СССР, в МТС большая часть бизнеса — это та стоимость, которая создана с 1994 года и позже: атака на МТС будет на Западе (в отличие от атаки на «Башнефть») воспринята по факту событием, аналогичным «делу ЮКОСа» в его корпоративной части.

Третий по размеру и стоимости актив АФК «Система» — концерн РТИ, самая «невидная» стороннему взгляду группа компаний в составе «Системы». Это часть бизнеса Владимира Евтушенкова, ценность которой знают только специалисты. Продажи РТИ в 2013 году составляли $2,2 млрд. Это, в первую очередь, ОАО «Концерн РТИ Системы» — производство программно-аппаратных комплексов для систем воздушно-космической обороны. Говоря упрощенно, это то, во что превратились предприятия-производители советского аналога системы СОИ — системы обороны Москвы от космического нападения. Партнер Владимира Евтушенкова в этом бизнесе — главный конструктор системы Сергей Боев, совет директоров РТИ возглавляет Евгений Примаков. Микроэлектроника МИИМЭ и «Микрона», производство чипов для пластиковых карт и 90-наномикронных микросхем, крупный системный интегратор «Энвижн групп», компании-партнеры ГЛОНАСС (ОАО НИС) и московские проекты «Безопасный город» — все это многочисленные, но не слишком важные украшения на фоне РТИ как оборонного концерна, входящего в сотню крупнейших в мире (правда, скорее в конце списка, нежели в начале, и с сильно ограниченными возможностями экспорта).

Домашний арест Владимира Евтушенкова возобновил на рынке слухи двухгодичной давности о возможном «полупринудительном» объединении РТИ с оборонным госконцерном «Алмаз-Антей». В объединенной компании государство, по этой версии, получит три четверти, «Система» — блокпакет, и раньше «Систему» этот расклад не очень устраивал.

В рамках РТИ наиболее интересен рейдерам, помимо собственно производства радиолокационных систем и радаров (что дает доступ к оборонным бюджетам РФ), весь массив интеллектуальной собственности, который с начала 2000-х Владимир Евтушенков концентрировал именно в этом блоке — глава АФК «Система» буквально коллекционировал IT- и связанные с «нефтянкой» патенты и разработки, скупая их на рынке за не слишком большие деньги. «Система Венчур», венчурный фонд АФК «Система», «пылесосил» рынок патентов с середины 90-х по 2006 год, затем, правда, свернул свою активность. Собственно, исследовательские центры РТИ и ее дочерних структур не слишком сильны, но какие ценности есть в этой «инновационной шкатулке Евтушенкова», которую владелец, вообще говоря, никому особенно не приоткрывал, — может понимать только очень умный агрессор. Во всяком случае, известных стартапов из «шкатулки» «Системы» не выросло — но после покупки «Башнефти», например, компания, по отзывам с рынка, резко сократила закупки новых технологий на открытом рынке: вероятно, в числе патентов Евтушенкова были и буровые технологии, и патенты на новые погружные насосы, и прочее, что может интересовать нефтяную компанию.

В составе РТИ, впрочем, есть и просто яркие «побрякушки» — например, Sistema Shyam Services, индийский сотовый оператор «Системы» (работает под брэндом МТС) с нелегкой судьбой. «Система» продала часть компании (18 %) правительству России в 2010 году за «переводные индийские рупии», у нее в Индии отзывали и возвращали ей лицензии, пресса в стране обвиняла ее в причастности к коррупции. Компания имеет 16 млн абонентов (для Индии — очень мало), реальная ее стоимость — загадка. Она может стоить относительно много, может — совсем ничего.

При этом РТИ — крайне уязвимая, с точки зрения управления, структура: холдинги, в которых интеллектуальная деятельность является важной составляющей работы, в практике России всегда легко распадаются на куски с потерей большей части стоимости и смысла. Владимир Евтушенков собирал эту часть системы по крупицам, и процесс выстраивания из нее чего-то окончательного явно не был завершен.

Снимок экрана 2014-10-21 в 0.14.06.png

Активы россыпью

В составе «Системы» есть еще некоторый объем некрупных драгоценных камней — но скорее больше с хорошей историей, нежели большой ценности. Это не слишком успешные в сравнении с конкурентами, но и не бедствующие тургруппа «Интурист», часть холдинга «Детский мир», 100 тыс. гектаров земли под пшеницей в Ростове и Ставрополе у группы«Русская земля» (паритетно с французами из Louis Dreyfus). В «Системе» есть также не самый крупный, но симпатичный нефтесервисный холдинг «Таргин» с выручкой около $800 млн в год — но в основном завязанный на заказы «Башнефти». Есть неплохой биозавод «Биннофарм», работающий с GlaxoSmithKline в производстве вакцин и антивирусных препаратов. Есть крупнейший в России холдинг частных медклиник «Медси» (впрочем, крупный потому, что почти нет других — но у «Медси» есть перспективный проект строительства двух частных клиник с московским ГУП «Медцентр»). Наконец, есть «Система Масс-медиа» — крупных СМИ в ней уже нет, но Владимир Евтушенков неплохо интегрировал в холдинг некрупных производителей контента (киностудия, мобильный контент) провайдеров цифровых услуг (телеканалы «Стрим», цифровая сеть ЦТВ) и рекламщиков («Максима» и группа АДВ, объявленное партнерство с Havas Media).

Не всё в составе этих активов АФК «Система» абсолютно здорово и жизнеспособно — Владимир Евтушенков и партнеры никогда не имели репутации «волшебников», делающих только безошибочные вложения. Так, один из крупных активов АФК «Система», строительно-девелоперская компания «Система-Галс» (сейчас «Галс-Девелопмент») после кризиса в 2009 году была продана главному кредитору, госбанку ВТБ, за символические $2. «Галс», собственно, и реконструирует здание «Детского мира» на Лубянке и гостиницу «Пекин» на Маяковке — хотя к Владимиру Евтушенкову все это уже пять лет имеет косвенное отношение, жители Москвы нередко ассоциируют его с лубянским долгостроем вместо главы ВТБ Андрея Костина.

Забалансовые счета

Как и любая крупная промышленно-финансовая группа, АФК «Система» живет в долг и дает в долг. Эти расчеты всегда крайне сложны и запутанны. Так, октябрьское заявление известного некогда «православного банкира Путина» Сергея Пугачева, эмигрировавшего во Францию несколько лет назад и яростно скупавшего там магазины элитного продовольствия и газеты, о том, что Евушенкова атакуют так же, как и его, на деле может означать довольно грустную вещь. А именно — взаимосвязи между банкротством «Межпромбанка» Сергея Пугачева, продажей «Башнефти» при участии партнера Пугачева Сергея Веремеенко «Системе», атаки на «Систему» со стороны СК и, возможно, конфликта вокруг «Банка Москвы». Напомним, в отличие от Владимира Евтушенкова, репутация Сергея Пугачева в России существенно хуже — если Евтушенков считается «честным олигархом» с хобби в виде инвестиций во все научное, то Пугачев в глазах публики — зловещий «православный банкир», якобы обязанный всем своим состоянием протекциям «силовиков» из окружения Владимира Путина, с которыми он потом поссорился и был выдавлен из страны.

Пугачева и Евтушенкова прямо друг с другом никто не связывал, так же как покупку «Башнефти» в 2009 году у структур семьи бывшего президента Башкирии Муртазы Рахимова не ассоциировали с Межпромбанком. Банкротство Межпромбанка во многом стараниями ЦБ России и СК считается публикой мошенничеством его владельцев, а атака на «Систему» — рейдерством «силовиков». Между тем, на практике это может быть одна и та же история, в которой «хорошую» и «плохую» стороны выделить нельзя, а «плохой» Пугачев и «хороший» Евтушенков плывут в одной лодке.

Снимок экрана 2014-10-21 в 0.14.14.png

Человеческие отношения

От того, с кем еще имели неочевидные дела «Система» и ее владелец, во многом зависит и будущая судьба «личной» части денег Владимира Евтушенкова. В российской практике еще с 90-х при всей видимой «нечестности» в открытой части сделок щепетильность олигархов в расчетах по персональным долгам, признание обязательств едва ли не на слово — не слишком известный, но кое-что говорящий о бизнес-элите «первой волны» факт. «Вторая» и последующая «волны» более интегрированных с властью предпринимателей этих добродетелей уже в основном лишены. У Евтушенкова сейчас могут быть в бизнес-элите и тайные доброжелатели-кредиторы, и скрытые недруги-должники: эти люди будут влиять на судьбу АФК «Система» не меньше, чем Следственный комитет.

Наконец то, что отличает АФК «Система» от множества других групп — почти шизофреническая детальность проработки внутренних связей компаний группы внутри себя, над которой менеджеры самой «Системы», а тем более конкуренты нередко посмеивались. Евтушенков, и это хорошо известно в бизнес-кругах, — трудоголик, лично управляющий множеством процессов внутри «Системы» на разных уровнях, он решает и многие кадровые вопросы и нередко сидит на выглядящих техническими переговорах, и интересуется настроениями в команде, слухами, конфликтами. АФК «Система» всегда была хозяйством глубоко интравертным и теряющим многие легкие прибыли от этой зацикленности на себя, от стремления к самообеспечению. Делалось это из прихоти или из ошибочного понимания смысла процесса управления, в котором «связи ради связей» и «все в дом». Или же именно сейчас будет понятно, какую дополнительную прочность дает группе эта необычная особенность Владимира Евтушенкова. Сейчас для любого желающего самое время прийти попробовать «Систему» на зуб — и ответ точно будет получен.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.