Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

Диагноз: шпиономания

15.10.2007 | Воронов Владимир | № 36 от 15 октября 2007 года

Диагноз: шпиономания.
Директор ФСБ России Николай Патрушев сообщает о своих очередных успехах: в этом году его службой «пресечена деятельность 14 кадровых сотрудников и 33 агентов спецслужб иностранных государств» — особенно досаждают британцы. Пока Патрушев рассказывает, как «англичанка гадит», новосибирский ученый Олег Коробейничев требует от ФСБ официальных и публичных извинений — свыше года чекисты ложно обвиняли его в разглашении государственной тайны

На неподготовленные умы шпионская статистика от Николая Платоновича может произвести сильное впечатление: с 2003 года «выявлено более 270 активно действовавших кадровых сотрудников и 70 агентов иностранных разведок, среди которых 35 были гражданами России».

С учетом свежих данных общий улов «путинской эры» тянет как минимум на 493 «пресеченных» кадровых разведчика и агента — в среднем за год «пресекали» 61,625 шпиона.

— Высшая математика ФСБ

Еще одна графа отчетов Патрушева — «выявленные», взятые «в предметную разработку» или «под оперативный контроль» разведчики: в 2000 году их около 400, в 2001-м — 130.

С 2003 года, как сказано выше, выявлено 270 кадровых разведчиков и 70 их агентов: значит, только «кадровых» за годы директорства Патрушева взято «в предметную разработку» ровным счетом 800. Всего же при нем разоблачено 1363 шпиона и агента — средняя результативность подскакивает до 170,375 шпионоагента в год!

Но есть еще один загадочный показатель, изредка фигурирующий в отчетах: причастные к иностранным спецслужбам лица, чья деятельность была... «локализована». В 2004 году таковых было 89, в 2005-м — 65, затем тему прикрыли.

Общая цифра впечатляет: за восемь лет выявлено, пресечено, поставлено на учет или, на худой конец, локализовано свыше полутора тысяч шпионов разных мастей. Средние производственные показатели возрастают уже до 189,625 шпионоагента в год.

Региональные управления тоже берут на себя повышенные обязательства, принимая встречные планы, но не всегда, видимо, согласуя с инстанцией контрольные цифры. Потому получается, что, к примеру, в 2005 году чекисты одной лишь Самарской области выявили аж 100 «официальных сотрудников зарубежных спецслужб и их агентов».

И где все эти выявленные? Даже с учетом дипломатической неприкосновенности основной массы разоблаченных суды все равно должны бы без устали штамповать приговоры. Однако реализованных через суд дел много меньше: по открытым источникам высчитывается порядка 40 дел и процессов — даже с учетом обвинений в разглашении гостайны. Отгадка, видимо, кроется в редко озвучиваемом пункте: агенты, которые «захвачены с поличным». Таковых за «отчетный период» набирается лишь 12.

— 1937-й по-новосибирски

Новосибирский ученый Олег Коробейничев в эти бравурные отчеты, видимо, тоже попал. В марте 2006 года следственный отдел УФСБ по Новосибирской области возбудил против него уголовное дело по ч. 1 ст. 283 УК РФ — разглашение гостайны. Генерал-лейтенант Сергей Савченко, начальник областного УФСБ, не дожидаясь завершения расследования, на пресс-конференции объявил: Коробейничев передавал секретную информацию о новых технологиях ракетного топлива «в научно-исследовательский центр министерства обороны США».

Как сказала корреспонденту The New Times дочь ученого Тамара Малыгина, просто «людям нужны были ордена». А открыли дело, скорее всего, после доноса: лаборатория профессора Олега Коробейничева успешно работала, получала гранты, так что завистников хватало.

Как отметил в интервью, опубликованном на сайте РАН, директор Института химической кинетики и горения Сергей Дзюба, в инкриминируемых Коробейничеву отчетах «речь идет об исследовании фундаментальных закономерностей горения модельных ракетных топлив». И далее: «Это... только простые модели топлива (ракета на них не полетит), а не реальные композиции... В рамках этого гранта Коробейничев исследовал именно американские (!), а не российские модельные смеси, поэтому и «разгласить» в отчете мог только американские, а не российские секреты... Впервые в российской истории в вину ученому поставлены результаты его деятельности в сфере фундаментальных исследований».

В мае 2007 года дело было закрыто. «Чекисты сфабриковали дело, ославили папу на весь мир, сократили жизнь маме — мы ее недавно похоронили — и даже не извинились!» — говорит дочь ученого. Прокуратура, впрочем, свои извинения принесла, а вот ФСБ отказывается. И Олег Павлович решил идти до конца: или чекисты восстановят его доброе имя так же публично, как обгадили, или он подает в суд.

Скандальный провал дела Коробейничева новосибирских чекистов не охладил: буквально сразу после этого фиаско возбуждено дело против двух ученых, докторов физико-математических наук братьев Игоря и Олега Мининых. Обвинение стандартное — разглашение гостайны: выпущенная Миниными книга якобы содержит сведения о новейших разработках оптических и радио-электронных завес. Вот только рукопись до издания прошла проверку в первом отделе Новосибирского государственного технического университета. Эксперты также подтвердили: секретов нет. Редчайший случай — в дело вмешалась Москва, на Лубянке поспешили спустить казус на тормозах, поняв, что очередная местная «липа» чревата крупным скандалом. 27 августа Следственное управление ФСБ вынесло постановление о прекращении уголовного дела. Но извинений от ФСБ ученые не получили.

Хотя им еще «повезло», их же не посадили. Как, к примеру, научного сотрудника Института США и Канады РАН Игоря Сутягина, с дела которого 8 лет назад (27 октября 1999 года), по сути, и началась эра путинской шпиономании: его обвинили в шпионаже. «Сутягин в жизни не имел допуска к материалам, составляющим гостайну, — говорил автору этих строк адвокат Борис Кузнецов. — Все, о чем он писал, собрано в открытой печати». Проблему чекисты обошли, придумав даже термин «аналитический шпионаж». И, несмотря на отсутствие доказательств, Сутягина приговорят к 15 годам лишения свободы1. «Всего под удар ФСБ попали не менее 15 научных работников, чьи дела — откровенная «липа», — сказал корреспонденту The New Times Эрнст Черный, ответственный секретарь Общественного комитета защиты ученых.

— «Определенные процедуры»

Точкой отсчета начала кампании борьбы со «шпионами» и «разгласителями тайн» можно считать выступление Владимира Путина в Госдуме 14 апреля 2000 года: «Если министр иностранных дел будет замечен в том, что... поддерживает контакты с представителями зарубежных государств, то он, так же как и любые другие члены правительства, депутаты Государственной думы, руководители фракций, так же как и все граждане Российской Федерации, будет подвергнут определенным процедурам».

Самым громким делом тогда стал процесс американца Эдмонда Поупа и профессора МГТУ им. Н.Э. Баумана Анатолия Бабкина. Поуп был задержан ФСБ 3 апреля 2000 года по обвинению в попытке получения документации по противолодочному комплексу «Шквал». В декабре того же года его приговорят к 20 годам лишения свободы. Даже из опубликованных сотрудниками ФСБ материалов2 очевидно: дело шито белыми нитками. Но на заре эры Путина позарез были нужны громкие «шпионские» дела и показательные процессы, которые можно было использовать и для закручивания гаек дома, и для пиара за рубежом. Последнюю задачу Путин решил, помиловав Поупа, чем облегчил себе установление контакта с только что избранным президентом Джорджем Бушем. Липовость этого дела впоследствии подтвердит и оригинальный приговор профессору Анатолию Бабкину: в феврале 2003 года Мосгорсуд приговорил его к 8 годам лишения свободы... условно.

С тех пор фабрикуемые ФСБ липовые дела возникают регулярно. Достаточно вспомнить хотя бы процесс физика Валентина Данилова, арестованного в 2001 году. ФСБ обвинила его в передаче китайцам секретных материалов по космической тематике. В декабре 2003 года суд оправдал Данилова, но товарищи в штатском приговор опротестовали, сформировали новую коллегию присяжных, и в ноябре 2004 года ученый получил 14 лет.

Сами чекисты твердят о растущей активизации иностранных разведок, которые, цитирую Патрушева, «пытаются в выгодном руководству своих государств русле оказывать влияние на протестные настроения и выступления в России». Только с доказательной базой этой активности у чекистов дела плохи. «Фактов использования средств на политические цели и экстремистскую деятельность не выявлено ни в одной из 1155 российских некоммерческих организаций, получивших финансовые средства от международных и иностранных организаций», — сообщил в августе 2007 года генпрокурор Юрий Чайка Борису Грызлову.

В ряде случаев просматривается финансово-экономическая заинтересованность чекистов. Например, в делах Анатолия Бабкина, Валентина Данилова, Оскара Кайбышева3, Игоря Решетина4. Да и Коробейничев попал в поле зрения чекистов после получения грантов. Как тут не поверить в версию, что ученых назначают «шпионами», когда они не понимают, что с органами тоже «делиться надо»?

Разумеется, есть и «шпионские» дела, похожие на реальные. Таких с конца 1999 года приблизительно 20. Практически все проходящие по ним — сотрудники российских же спецслужб (ФСБ, СВР, ГРУ). Но и здесь некие странности порой заметны. Скажем, в 2003 году к 18 годам лишения свободы приговорен полковник Александр Запорожский — бывший сотрудник Управления контрразведки СВР. Полковника, вышедшего в запас в 1997 году, занявшегося бизнесом в США (!), в ноябре 2001 года выманили, взяв прямо в Шереметьево-2 по обвинению в работе на ЦРУ. Есть версия, что Запорожский просто стал козлом отпущения, на которого удобно было свалить ряд провалов российской разведки (в том числе разоблачение в феврале 2001 года российского «крота» в ФБР Роберта Хансена).

…К слову, с 1999 по 2007 год по делам о шпионаже и разглашении гостайны был лишь один оправдательный приговор. И ни один чин ФСБ за все время не сел на скамью подсудимых за фабрикацию липовых дел: чекистская безнаказанность — тоже своеобразный итог путинской эры.

__________

1 Адвокату Борису Кузнецову сейчас тоже пытаются навесить обвинение в разглашении гостайны.
2 Василий Ставицкий. Шпионские похождения Поупа в России. М.: «Мир», 2001.
3 Руководитель уфимского Института проблем сверхпластичности металлов РАН, в 2005 году обвинен в разглашении гостайны и продаже секретных технологий Южной Корее. Приговорен к шести годам лишения свободы условно.
4 Академик Академии космонавтики, гендиректор ЗАО «Компания ЦНИИМАШ-Экспорт» (г. Королев, Московская область), обвинен в продаже Китаю технологий двойного назначения.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.