Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Политика

Коррупция — архимедова «точка опоры», в которую упирается вертикаль власти

15.10.2007 | Шимов Ярослав | № 36 от 15 октября 2007 года

Как это делается в Восточной Европе

Воровство по-новоевропейски.
Новый премьер-министр Виктор Зубков заявил, что в России будет создан специальный антикоррупционный орган при правительстве и принят федеральный закон о коррупции. Борьба с коррупцией превратилась в вечную тему, интерес к которой не ослабевает. Причем не только в России, но и в родственных нам странах бывшего советского блока. Правда, с некоторыми существенными отличиями

Ярослав Шимов
Прага

Карьера молодого чешского социал-демократа Станислава Гросса была стремительной. Бывший машинист электровоза в 20 с небольшим лет вступил в возродившуюся после «бархатной революции» Социал-демократическую партию, где к 2004 году дорос до поста председателя. А поскольку в то время ЧСДП была правящей партией, Гроссу досталась и премьерская должность — в 34 года он стал самым молодым главой правительства в чешской истории.

Коррупция по-чешски…

 

Индекс оценок коррумпированности (Corruption Perceptions Index, CPI)
в ряде стран Центральной, Восточной Европы и бывшего СССР, по данным международной организации Transparency International за 2007 год

Словения — 6,6
Эстония — 6,5
Венгрия — 5,3
Чехия — 5,2
Словакия — 4,9
Латвия — 4,8
Литва — 4,8
Польша — 4,2
Болгария — 4,1
Румыния — 3,7
Грузия — 3,4
Сербия — 3,4
Украина — 2,7
Россия — 2,3
Белоруссия — 2,1
Казахстан — 2,1

(10 — практически полное отсутствие коррупции, прозрачность и подотчетность государственных институтов; 1 — тотальная коррумпированность, непрозрачность деятельности государственных институтов)

Источник: http://www.transparency.org/ 

Перед ним открывались сияющие горизонты, но подвела мелочь — новая просторная квартира в центре Праги. Журналисты начали раскапывать происхождение денег, потраченных Гроссом на ее покупку, и пришли к выводу о том, что относительно по крайней мере части суммы концы с концами не сходятся. Последовал многомесячный скандал, в ходе которого премьер представлял доказательства происхождения денег, одно страннее другого (так, в роли главного спонсора покупки жилья выступил дядя Гросса, пенсионер из провинции). Все это привело к такому падению популярности премьера и правительства, что товарищи по партии поспешили отправить Гросса в отставку. Сейчас он работает в одной пражской адвокатской конторе, но не потерял вкуса к масштабным приобретениям. На днях стало известно, что Гросс еще в свою бытность на госслужбе приобрел через третьих лиц акции одной из местных энергетических компаний, которые за последние месяцы резко выросли в цене. Бывшим премьером занялась полиция, которая подозревает его в использовании инсайдерской информации о возможном росте курса акций, которой он обладал как высокопоставленный чиновник.

Преемник Гросса на посту лидера чешских социал-демократов (после прошлогодних выборов они в оппозиции) Иржи Пароубек тоже не избежал неприятных вопросов прессы. Пароубека подвела... любовь. Роман с молодой переводчицей привел лидера оппозиции к разводу с супругой, причем политик публично пообещал финансово поддерживать прежнюю семью. Выполнение этих обещаний при сопоставлении с нынешней депутатской зарплатой шефа социал-демократов вызвало у газетчиков недоумение: на что же живет он сам? На соответствующие вопросы, поставленные ему СМИ, Пароубек пока убедительного ответа не нашел. Остается добавить, что и его соперника, нынешнего чешского премьера Мирека Тополанека, журналисты не оставляют в покое: им неясно происхождение новенького «Вольво», на котором ездит премьер вне работы и который не числится ни за ним, ни за членами его семьи.

…по-польски

Переместимся чуть севернее, в Польшу. Здешние коррупционные скандалы куда крупнее и многочисленнее чешских. Мздоимством отличаются как левые, так и правые партии, сменяющие друг друга у власти. Так, в конце 1990-х Ромуальд Шереметьев, замминистра обороны в тогдашнем правом правительстве, по данным следствия, через своего помощника требовал у одного из западных оружейных концернов взятку в сто тысяч долларов за благоприятный для этой фирмы исход тендера на поставку ряда вооружений польской армии. В 2001 году правых сменили левые, вскоре переплюнувшие своих предшественников по коррупционной части. Разразился скандал, в центре которого оказался кинопродюсер Лев Рывин, который обладал связями в верхах и обещал заинтересованным лицам за многомиллионное вознаграждение добиться выгодных им изменений в законе о печати и рекламе. Рывин утверждал, что действует от имени влиятельных людей из правительства, не исключая и премьера Лешека Миллера, который впоследствии допрашивался по этому делу — правда, в качестве свидетеля.

Немудрено, что на выборах 2005 года погрязшие в коррупции левые потерпели сокрушительное поражение. Сменившая их партия «Право и справедливость» (ПиС) братьев Качиньских даже выдвинула лозунг Четвертой республики, заявляя о том, что нынешняя, Третья, настолько прогнила, что подлежит сносу и замене новой, свободной от коррупции системой. Но очень скоро выяснилось, что и сторонники Качиньских не лишены многих слабостей, присущих людям у власти. Да и союзники ПиС по правящей (недавно распавшейся) коалиции принесли Польше немало неприятных сюрпризов. Так, депутат ныне распущенного сейма Станислав Лыжвиньский искал не денежных преподношений, но услуг иного рода: активистка его партии «Самооборона» Анета Кравчик, а затем еще несколько женщин обвинили Лыжвиньского и ряд других представителей партийного руководства в сексуальных домогательствах. По их утверждениям, Лыжвиньский со товарищи обещали женщинам в обмен на благосклонность быструю карьеру и хорошие должности.

…по-словацки и по-литовски

Не отстают от соседей и другие страны «новой Европы». Экс-премьер Словакии Владимир Мечьяр, за время своего долгого правления в 90-е годы заслуживший прозвище «Лукашенко на Дунае», так и не объяснил публике, на какие средства он построил огромную виллу, в которой живет. Один из его ближайших соратников, бывший шеф словацких спецслужб Иван Лекса, был замешан в целом ряде дел о коррупции, похищениях и даже убийстве — однако наиболее серьезные обвинения с него были сняты в результате амнистии, под которую он попал благодаря стараниям Мечьяра.

В Литве лидер Партии труда Виктор Успасских, до недавнего времени один из наиболее популярных политиков страны, был обвинен в том, что его партия вела двойную бухгалтерию, а сам он уклонялся от уплаты налогов. После этого Успасских уехал в Москву, но недавно объявил, что выставит свою кандидатуру на довыборах в сейм Литвы по одному из избирательных округов. Правда, по возвращении в Вильнюс он был задержан прямо в аэропорту и сейчас его участь решает литовская юстиция. Наконец, любопытный инцидент произошел с бывшим спикером парламента Латвии Индулисом Эмсисом. Год назад у него пропал портфель с крупной суммой денег. Пропажу нашли, но вот происхождение находившихся в портфеле 10 тысяч долларов Эмсис убедительно объяснить не смог. Спикер заявлял, что это деньги, которые он занял у друзей на покупку трактора для своей фермы, у следствия же появились основания полагать, что речь идет о средствах, фигурирующих в деле о коррупции, возбужденном против другого латвийского чиновника. Эмсиса обвинили в даче ложных показаний, он свою вину отрицал, но в конце сентября этого года все же подал в отставку — «чтобы не мешать следствию».

Череду подобных историй можно продолжать, причем многие из них вызовут у российского читателя ухмылку: больно уж незначительные суммы (по меркам коррупционеров в России) в них порой фигурируют. Есть, однако, и более существенные различия между коррупцией в Восточной Европе и бывшем СССР. В «новоевропейских» странах источников риска для вороватых чиновников больше: с одной стороны, за ними следят неподконтрольные государству СМИ, для которых коррупционные аферы, как и любые скандалы, — хлеб, с другой стороны, на них направлен еще более зоркий взгляд политических конкурентов, для которых разоблачить продажность правящей партии — значит сменить ее в этой роли. В большинстве же бывших советских республик власть монолитна и разоблачения коррупционеров делаются чаще всего по отмашке сверху, особенно в предвыборный период. О том же, что в этот момент творилось на самих верхах, общество обычно узнает с изрядным историческим опозданием.

Вот мнение чешского политолога и журналиста Мартина Вайсса: «Конечно, хорошо, что спустя почти 20 лет после восстановления демократии в госучреждениях можно решить те или иные рутинные проблемы без взяток. Но в целом ситуация далеко не розовая. Чего можно ожидать, когда нынешнего премьера знакомит с его будущим ближайшим советником недобросовестный предприниматель, на котором висят многомиллионные долги? Или когда жена того же Станислава Гросса просто не понимает, почему ей, в то время супруге премьера, не стоит появляться на публике с контрафактной сумочкой — подделкой под продукцию одной известной фирмы. Признаки настоящей элиты — не власть и деньги, а принципы, ответственность и требовательность к себе и другим. Такую элиту посткоммунистическая политика, увы, не привлекает».

Вице-премьер правительства ЧР Мартин Бурсик обрушился на некоторых коллег по Партии зеленых, участвующей в нынешней правительственной коалиции, с резкой критикой за чрезмерную ретивость в переговорах о распределении чиновничьих функций. «Что нам нужно? — вопрошал он. — Реализация своей программы или распределение корыт?» Бурсику легко возмущаться: он — успешный предприниматель с изрядным состоянием и в политику пришел, судя по всему, не ради зарабатывания денег. 1. Лозунг правящей в Польше партии «Право и Справедливость»: «Ликвидируем коррупцию»


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.