Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Политика

Другая сторона Арарата

15.10.2007 | Дубнов Вадим , Колесников Андрей | № 36 от 15 октября 2007 года

Проблема признания геноцида армян не имеет решения

Геноцидальные наклонности.
Турция заявила, что отзывает своего посла в Соединенных Штатах. Это — турецкий ответ на резолюцию комитета Конгресса США, признавшего факт геноцида армян 1915 года. Скандал невероятный, потому что портятся отношения между Западом и его едва ли не единственным союзником в мире мусульманском

США боятся потерять Турцию — не случайно против принятия резолюции был лично Джордж Буш, а восемь бывших госсекретарей от Генри Киссинджера до Мадлен Олбрайт направили в Конгресс специальное письмо с призывом не принимать ее. Турция — член НАТО с февраля 1952 года (результат самого первого расширения альянса на Восток), в последние годы вечный кандидат на вступление в Евросоюз — остается одним из немногих партнеров евроатлантической цивилизации в мусульманском мире. И несмотря на то что члену НАТО и кандидату на вступление в ЕС не к лицу иметь нерешенной курдскую проблему, а также нелады с собственной историей в виде категорического непризнания факта геноцида армянского народа, многие западные лидеры прагматично готовы смотреть на неурегулированность этих вопросов сквозь пальцы.

Сын за отца

С одной стороны, и в самом деле может показаться странным, что современная Турция должна нести ответственность за преступления, c методичным постоянством еще с конца XIX века совершавшиеся в Османской империи в отношении турецких армян в целом и на территории Западной Армении в частности. Это как если бы сын отвечал за преступления отца. В нынешнем курортном турецком раю, как кажется на первый взгляд, несть ни эллина, ни иудея, ни армянина, ни таджика. Но это только на первый взгляд.

Во-первых, за преступления против армян несут ответственность не только «дикие янычары», но и модернизаторы в лице младотурок начала XX века, а затем и кемалисты, чья светская националистическая буржуазная идеология лежит в основании современной Турецкой Республики. «Полусветские», внешне европеизированные исламисты сегодня находятся у власти. И проблема противостояния светских и исламских начал, увы, одна из главных в сегодняшней Турции.

Не случайно нобелевский лауреат Орхан Памук предпочитает в последнее время проживать в США, а не в воспетом им Стамбуле или на острове в Мраморном море. После того как он едва не сел в тюрьму за «умаление турецкой идентичности», внешний имидж современной Турции серьезным образом пострадал. Что уж говорить об убийстве армянского журналиста Гранта Динка...

Это и есть главный вопрос: как относиться к трагедии, случившейся 92 года назад, — как к истории или как к актуальной политике? И насколько возможно отделить одно от другого?

Подмена тезиса

Спор о том, как называть трагедию, случившуюся 92 года назад, еще долго будет политическим, а не историческим. И в Стамбуле (фото 1), и в Ереване (фото 2)

Собственно говоря, подоплека нынешнего американского начинания сугубо политическая, и демократы, окрыленные неудачами Буша, не скрывают своего прагматизма: мало что может испортить сегодня президенту жизнь так, как эта резолюция. Ссора с Турцией — это и проблемы с военно-воздушной базой Инджирлик в Турции, которую американцы используют для иракской операции сегодня и которая может пригодиться завтра для операции в Иране. Это и усугубление головной боли Вашингтона, связанной c готовностью Анкары развернуть наступление на оджалановских курдов в Северном Ираке. И, конечно, голоса армянской диаспоры на выборах президента США через год тоже будут отнюдь не лишними.

Проблема геноцида — это проблема подмены тезиса, причем глобальной, потому что участвуют в этом процессе абсолютно все. Турция под руководством Ататюрка прошла путь от патриархальной рыхлой империи к динамичной стране, которую не стыдно вести в Европу. Но за отказ от имперского реванша пришлось платить националистическим всплеском, и десятки тысяч стамбульцев, выходящих на площадь с плакатами «Все мы — Гранты Динки!», заслуживают тем большего уважения, чем больше их сограждан молчаливо сочувствовали убийце.

Ждать исторических извинений от Анкары бессмысленно, Турция — не послевоенная Германия с ее совсем иной традицией и с отчаянной готовностью все начать с чистого листа.

Но есть и другая сторона. Известный литовский, а ныне израильский писатель Григорий Канович как-то заметил по поводу другого исторического кошмара: «Холокост был, и это забывать нельзя. Но нельзя и допустить, чтобы память о геноциде превратилась в самогеноцид». Нельзя подчинять жизнь истории, пусть даже трагической.

Другая сторона Арарата

После Второй мировой войны рассеянные по свету армяне стали возвращаться на историческую родину. Один армянин купил дом в Ереване, на возвышенности — так, чтобы из него был виден Арарат. Но время шло, вид на Арарат закрыли новостройки, и хозяин каждый день, идя на работу, делал крюк в пару километров, чтобы бросить взгляд на то, ради чего он вернулся. Память о геноциде жива в каждой армянской семье. И в «Арарате» режиссера Атома Эгояна для них, может быть, даже важнее описания страшной истории была возможность увидеть Арарат, снятый с той, с другой стороны, которую они, как другую сторону Луны, не чаяли увидеть. И очень немногие смогли услышать главный посыл Эгояна, который он вложил в уста турка, устало спорящего с молодым запальчивым армянином. «Ну скажи, — не отставал тот, — был геноцид?» «Не знаю, — отвечал турок. — И послушай: прошло сколько лет, мы с тобой в Канаде, вот бутылка виски, и скажи — что нам мешает ее выпить?»

И этот турок, и сам Эгоян для своих сограждан почти маргиналы. Но тысячи армян, не забывая о геноциде, летают через закрытую границу чартерными рейсами Ереван— Стамбул, а турки, пусть и под нетурецкими фамилиями, ведут свой бизнес в Армении.

Но все по-прежнему согласны на политическую подмену, и нельзя ничего доверять историкам, как предлагает Анкара, потому что никто так не способен разжечь взаимную ненависть, как фанатичный архивист.

У проблемы геноцида нет и не может быть решения — просто потому, что у миллиона убитых не родились дети и внуки. Но эту проблему никто и не собирается решать. Есть проблема Турции в Европе. Есть проблема американцев в Ираке. Есть стратегический союз России и Армении, ничуть не более осмысленный, чем союз российскобелорусский. Признание или непризнание геноцида армян той или иной страной становится не актом солидарности или скорби, а плодом суетных политических расчетов и новых тактических построений.

И есть просто память, которая так легко становится объектом подмены. В связи с чем никак не станет просто Историей.

Геноцид армян официально признан и осужден Уругваем, Францией, Италией, Германией, Бельгией, Швецией, Нидерландами, Швейцарией, Россией, Польшей, Литвой, Грецией, Кипром, Словакией, Аргентиной, Венесуэлой, Чили, Канадой, Ватиканом, а также 40 штатами США. В 2006 году французский парламент принял закон, объявляющий отрицание геноцида армян уголовным преступлением. 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.