Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Политика

Один в поле

15.10.2007 | Лукьянов Федор, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" | № 36 от 15 октября 2007 года

Когда в начале 1980-х экс-президент США Джимми Картер приехал в Стокгольм, он с обидой сказал исполнительному директору Нобелевского фонда Стигу Рамелю: «Если бы в 1978 году вы дали мне премию мира, я бы и сейчас был в Белом доме». Рамель развел руками: «К моменту заключения Кемп-Дэвидских соглашений между Израилем и Египтом список номинантов был закрыт, мы не могли нарушить процедуру». А ведь победи на выборах в 1980-м не Рейган, а Картер, мировая история могла бы пойти иначе…
В этом году норвежский Нобелевский комитет не побоялся «вмешаться» в предвыборную кампанию в США. Присуждение награды Альберту Гору породило очередную волну слухов о его возвращении в политику.
Нобелевскую премию мира критикуют за предвзятость и политиканство. Но она — довольно точный индикатор состояния дел в международных отношениях. Голосующие стремятся стимулировать процессы, которые считают важными. Обзор лауреатов «нашей эры» — периода после холодной войны — позволяет составить портрет эпохи.
1989, 1990, 1991, 1992 годы — Далай-лама, Михаил Горбачев, лидер бирманской оппозиции Аун Сан Су Чжи и правозащитница из Гватемалы Ригоберта Менчу. Время «конца истории» — великих надежд на то, что тоталитарные и диктаторские режимы от Азии до Латинской Америки отправляются на свалку истории.
Итог на сегодня: в Тибете и Бирме без изменений. СССР рухнул, породив ряд режимов разной степени авторитарности. Латинская Америка шарахнулась от военных хунт к социалистической демагогии.
С 1993-го по 2002-й: попытка глобальной трансформации. Шесть премий — за разрешение застарелых конфликтов. Упразднение режима апартеида в ЮАР, мирный процесс Израиль — Палестина, бескровное отделение Восточного Тимора от Индонезии, урегулирование в Ольстере, начало примирения на Корейском полуострове, посреднические усилия в разных регионах (наконец-то Картер).
Еще четыре премии того времени — транснациональным структурам, символизирующим идейно-гуманитарные контуры нового мира: антиядерная Пагуошская конференция, движение за запрет противопехотных мин, «Врачи без границ», наконец, ООН.
Что в сухом остатке? Два успеха (ЮАР и Ольстер). Один трескучий провал (Палестина). Одна неудача (нищий Восточный Тимор, живущий за счет доноров). Один сохраняющийся шанс (Корея). Ни безъядерной, ни гуманной, ни упорядоченной планета не стала, скорее наоборот.
Наконец, период после 2003-го. Война в Ираке из триумфа «мира по-американски» обернулась упадком так и не наступившего «нового мирового порядка». Единственная организация, удостоенная премии, — МАГАТЭ, попытка поддержать расползающийся по всем швам режим нераспространения. Остальные лауреаты — частные лица, в одиночку стремящиеся сделать то, с чем не справляются деградирующие институты.
Ширин Эбади — борец за права женщин и детей в Иране. Вангари Маатаи — кенийская «зеленая». Банкир из Бангладеш Мохаммад Юнус, изобретатель системы микрокредитов беднейшим, — за «усилия по созданию экономического и социального развития снизу». Коль скоро создать мир и процветание сверху не удается, стоит хотя бы поддержать тех, кто пытается сделать это снизу.
Альберт Гор, человек-символ борьбы против изменения климата, подтверждает эту тенденцию. Возможно, решение норвежского Нобелевского комитета вдохнет новую жизнь не только в экологическое движение, но и в американскую политику. А это значит — и в мировую

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.