Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Только на сайте

Праздник закончился

05.10.2014 | Зубаревич Наталья | №32 от 0 05.10.14

Что происходит с экономикой регионов

Экономическая жизнь регионов в новых условиях будет напоминать болото, считает профессор кафедры экономической и социальной географии России географического факультета МГУ Наталья Зубаревич:

В 2013 году на российские регионы надвигалась катастрофа: гигантский рост бюджетного дефицита и огромные долги — налицо были все признаки приближавшегося бюджетного коллапса. Но, к счастью, худшего не произошло — в 2014 году ситуацию стараниями Минфина удалось стабилизировать. Сейчас рост долгов в регионах остановился, а если Минфину еще и удастся реструктурировать долги, уменьшив долю коммерческих кредитов и переведя их в бюджетные, где и процент ниже, и есть возможность пролонгации выплат, — то в таком случае тема бюджетного кризиса вообще будет снята с повестки дня. Но другие темы останутся.

Трансферты

В 2013 году стала совершенно очевидной непосильная тяжесть для регионов майских президентских указов*. Сейчас действие указов приостановили, в том числе и на следующий 2015 год. Но главное: за первые шесть месяцев этого года регионам на 7,5 % добавили трансфертов (финансовая помощь федерального бюджета региональным. — The New Times). Трансферты составляют больше 80 % в доходах Ингушетии, Чечни и Тувы. При этом надо не забывать про Крым. Еще у 10 регионов доля федеральных денег в бюджете колеблется от 50 до 70 % и у 20 регионов — от 30 до 50 %. Будет ли дальнейший рост трансфертов, сейчас сказать сложно. Количество денег в федеральном бюджете, от дотаций из которого зависит почти половина регионов, зависит от цены на нефть. А это значит, что и региональные бюджеты опосредованно привязаны к стоимости барреля нефти, который сейчас дешевеет.

*Серия указов, подписанных Владимиром Путиным 7 мая 2012 года, в день вступления в должность президента России. Указы в основном касались социальной сферы и вопросов обороны.


Инвестиции

Экономическое здоровье российских регионов в условиях нового курса будет разниться. Москва с Московской областью и Петербург с ближайшими пригородами будут чувствовать себя лучше других субъектов федерации. Как впрочем и отдельные регионы добычи основных ресурсов, такие как, например, Сахалин, хотя доходы местного бюджета от нефтегазовых проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2» не сильно влияют на качество жизни сахалинцев.

sahalin.jpg

Второй год подряд сохраняется тяжелая ситуация на Северо-Западе, серьезные проблемы во многих регионах Сибири. Резко сократились инвестиции на Дальнем Востоке: на фоне объективных показателей все разговоры о великих проектах по развитию этого региона сейчас воспринимаются как пиар. После позапрошлогоднего владивостокского саммита АТЭС (Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества) — объекты построены, деньги освоены — все ожидали прихода в регион частных инвесторов, но этого не произошло. К примеру, доля Китая в прямых иностранных инвестициях в Россию и, в том числе, в Дальний Восток, за последние годы составляет чуть больше 1 %. И это при том, что только Кипр дает 34 % всех прямых иностранных инвестиций (за счет того, что российский бизнес по-прежнему держит свои деньги в кипрских офшорах. — The New Times).

Особых надежд на резкий рост инвестиционной активности Китая в ближайшей перспективе испытывать не стоит. А вот торговый дисбаланс между Россией и Поднебесной точно пойдет в рост: по итогам 2013 года на КНР приходится 6,8 % всего российского экспорта, а импорт из этой страны составляет почти 17 % от всего, что мы покупаем за границей.

Налоги

А вот к факторам, которые помогли хоть как-то поправить финансовую ситуацию в регионах, можно смело отнести рост доходов от налога на прибыль — на 17 % за последний год: после резкого спада в прошлом году прибавка в региональные бюджеты весьма ощутимая. Но тенденции к дальнейшему росту и тут не просматриваются: сейчас это связано, во-первых, с эффектом отскока от дна, а во-вторых, с некоторым оживлением обрабатывающих производств — из-за девальвации рубля и санкционной войны. Конечно, можно и дальше обесценивать рубль и ограничивать импорт. Но и это не поможет — у промышленности нет свободных мощностей. Тут уже опять-таки нужны инвестиции, которые по итогам первого полугодия снизились на 2,8 %.

Доходы и цены

В условиях замещения импорта растет спрос на местную продукцию. Но российский производитель этот спрос пока не может удовлетворить. В итоге — растут цены. Они будут расти и в следующем году, ибо принципиальных подвижек в экономической ситуации не предвидится. При этом в регионах полностью остановился рост доходов населения и, как следствие, рост уровня жизни.

За первые шесть месяцев этого года рост доходов составил 0,1 %, что в реальном выражении — просто ноль. Проще говоря, праздник закончился, у бюджета нет денег для граждан, а бизнес не спешит поднимать зарплаты. А раз не растут доходы, нет и роста платежеспособного спроса.

Выводы

Страна, получается, входит в экономический «ледниковый период», когда стагнация обеспечивается с двух сторон: у производителя нет ни свободных мощностей для увеличения производства, ни инвестиций, а у потребителя — денег, чтобы увеличить спрос. Ни снижение риска коллапса региональных бюджетов, ни увеличение трансфертов, ни рост доходов от налога на прибыль — ни один из этих факторов не в состоянии переломить ситуацию.

У сложившейся в России экономической системы есть запас прочности, чтобы жить, потихоньку стагнируя, при этом показывая всем (в основном, правда, на бумаге), какие гигантские проекты у нас планируются. Но как долго можно просидеть в таком болоте и как потом из него вылезать — вопрос открытый.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.