Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Ex Libris

#Только на сайте

Канарейка и революция

30.09.2014 | Дарья Желнина | № 31 от 29 сентября 2014


Адвокат, член Московской Хельсинкской группы Генри Маркович Резник о «философах-расстригах» Бородае и Гиркине, истории семьи и почему так важно самостояние
58_01.jpg
фото: Василий Попов



58_03.jpg
58_04.jpg
58_02.jpg
Я из читающего поколения, и, конечно, переживаю, что не могу читать художественную литературу в том объеме, в каком хотелось бы. Приходится постоянно читать литературу специальную.

Вот что я рекомендую. 

Владимир Пастухов «Украинская революция и русская контрреволюция» — книга только что вышла, и я ее сразу проглотил. Я поразился очень точному и глубокому анализу украинской ситуации. Это киевский дневник, и в предисловии Пастухов пишет, что решил издать его без каких-либо изменений. И вот что значит талантливый человек, который на основе анализа большого материала может выдать прогноз, который оказывается полностью оправданным! В июне 2009 года он, наблюдая за развитием событий, выдал прогноз, что России придется обозначить себя духовно противостоящей Европе и Америке, и это противостояние не состоится, если не указать, что мы исповедуем другие ценности. Что и произошло. Когда идет пропаганда и политическое противостояние, большинство людей не задумывается, что никаких европейских ценностей, отличных от наших, нет, потому что все европейские ценности записаны в Конституции. У Пастухова подкупает исключительно образный язык. Поражает то, что он, например, походя называет Бородая и Гиркина «философами-расстригами».

Пастухов объясняет причины кризиса так: во-первых, ошибочно считать, что русские, украинцы и белорусы образуют один народ — это эмпирически не подтверждается, потому что эти этносы по-разному развивались. Во-вторых, нашей властью движет обида, что рухнула та политика, которая проводилась в отношении Украины. Мы не просто хотели нормальных отношений, а мы хотели того, чего хотел друг детства Остапа Бендера Коля Остен-Бакен от подруги юности Инги Зайонц — мы, в смысле наша власть, хотели любви. Понимаете, в чем дело, мы добивались любви! И поэтому, когда политика, выстраиваемая в отношении Украины, рухнула, мы сильно обиделись.

Пастухов дает многосторонний и объективный анализ — например, он пишет и о том, что незалежность для украинцев стала не инструментом, а политическим фетишем. У Украины, пишет Пастухов, было много подростковых комплексов. И та ситуация, которая сейчас сложилась, — следствие цепи ошибок со стороны нашей власти и со стороны украинской власти.
  

Эта свобода воли и свобода мысли, которая дана людям изначально, не дает спокойно спать тиранам  

 
Трилогия Дины Рубиной «Русская канарейка» — я получил наслаждение от прочтения двух первых частей. В ноябре выйдет третья часть. Это история одной семьи на протяжении нескольких поколений. Возможно, это так легло на мое восприятие, потому что там описана Одесса, а моя семья — выходцы из Одессы. И в книге история семьи развивается с одной стороны в Одессе, а с другой — в Казахстане, где я жил, учился, начал работать следователем. Поэтому у меня была особая почва для восприятия этой книги.

Наконец, Юрий Орлов «Опасные мысли: Мемуары из русской жизни». Юрий Орлов — основатель Хельсинкской группы, ученый мирового масштаба, физик, который был осужден, лишен гражданства и выслан из СССР. И описание решений, которые он принимал, примиряет с действительностью. Понимаешь, что для человека необходимо самостояние.

Когда читаешь, живо себе представляешь, что можно сделать с целым населением, что делала, в частности, Советская власть, как она ломала людей насилием и ложью. И все-таки эта ложь не проникала до конца в сознание простых людей. И когда они встречались с ссыльными, с заключенными, у них появлялась мысль: «Господи, не похожи они на каких-то там шпионов, они нормальные люди». Эта свобода воли и свобода мысли, которая дана людям изначально, не дает спокойно спать тиранам, потому что неподвластна им эта бьющаяся внутри человека способность к размышлению, к принятию неожиданных решений. И Орлов все это описывает.

Когда знакомишься с жизнью Орлова, человека, против которого стояла целая система, понимаешь, что эта система со всеми ее возможностями не может уничтожить человека, обладающего чувством собственного достоинства и способного отстаивать свои идеи. 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.