Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Терроризм

#Только на сайте

Джихад по-балкански

22.09.2014 | Микела Яккарино | № 30 от 22 сентября 2014


Пока США и их союзники планируют совместную операцию против группировки «Исламское государство», включая применение сухопутных войск, полиция Боснии провела масштабную операцию по поимке застрельщиков джихада в Европе
20_01.jpg
На сотнях могил боснийских кладбищ даты смерти выпадают на 1992–1995 гг. Сараево, 10 сентября 2014 г.

«Если человек достаточно силен, чтобы принять правду, он станет мусульманином — настоящим мусульманином, готовым к джихаду», — это слова Билана Боснича, салафитского имама, арестованного боснийской полицией в ходе спецоперации под кодовым названием «Дамаск». Боснич — один из лидеров исламистского движения в Боснии, вербовавший европейцев для войны за «Исламское государство» в Сирии и Ираке. Помимо него арестованы еще 15 человек, занимавшихся в мечетях и мусульманских компаундах вербовкой рекрутов, готовых отдать жизнь за черный флаг «Исламского государства» и его лидера «халифа» аль-Багдади (см. The New Times №27 от 01.09.2014). Кроме того, полиция устроила облаву на боевиков, готовых к отправке в Ирак и Сирию. Зоной охвата операции «Дамаск» стала вся Босния и Герцеговина, а сам Боснич оказался в тюрьме в городе Банья-Лука. Одновременно с Босничем арестовали и Хамдо Фойницу, подозреваемого в пособничестве Мевлиду Ясаревичу, организатору вооруженного нападения на посольство США в Сараево 3 года назад. Сын Фойницы — Эмрах, террорист-смертник, погиб в Сирии.

Уроки бен Ладена

Во время войны в Боснии в 1992—1995 годах единоверцев и единомышленников Боснича называли «мусульманами с голубыми глазами», а сегодня — европейскими джихадистами. Они — против всего и всех. Они борются с правительствами, границами, военными и экономическими сверхдержавами и, в первую очередь, с самой идеей национального государства в нынешнем понимании, которое зиждется на этническом, а не религиозном принципе. Они закладывают бомбу замедленного действия под Европу, мечтая о «рае Аллаха» — от Балкан до Ферганской долины и Пиренейского полуострова.

«Я ищу лучших людей, чтобы отправить их на священную войну. Я говорю с общиной, объясняю, что Исламское государство необходимо всему мусульманскому миру, ведь это единственное государство, где все следовали бы шариату, единственно правильному образу жизни. И хотя Запад нападает на мусульман, те сами себя обманывают, сближаясь со своими древними врагами вроде Ирана», — отрывок из последней проповеди Боснича.

Места компактного проживания исламских интегристов хорошо известны — это селения Доня Бочиня в центральной части Боснии и Герцеговины, Горния Маока на северо-востоке страны. Общины с мусульманским большинством, где радикалы пользуются немалым влиянием, есть и в Сербии: Санджак на юге, Презево и Буяновац на границе с Черногорией.

«Деятельность бен Ладена — ничто по сравнению с тем, что сделала Америка с нашим народом, — проповедовал Боснич. — Бен Ладен никогда не взрывал атомных бомб. Мы верим, что однажды весь мир станет единым Исламским государством. Наша цель — сделать мусульманским даже Ватикан». Кстати, сам бен Ладен называл это «джихадом слова» в противовес «джихаду меча». Впрочем, из одного часто вытекает второе: Боснич с помощью слова вербовал людей в Боснии и Герцеговине, да и по всей Европе, в рекруты ИГ.

Мясорубка суннитской радикальной риторики начинается здесь — на Балканах. Именно отсюда многие отправляются на священную войну. Только так, принеся себя в жертву, с «калашом» наперевес, стрельба из которого ублажает слух Аллаха, можно получить доступ в Рай.
20_02.jpg
Мечеть в центре Сараево. 10 сентября 2014 г.

Кузница джихада

В 80-х Билан Боснич эмигрировал из Боснии и Герцеговины, которая тогда была частью Югославии, в Германию, но в начале 90-х вернулся на родину. Тогда ему было 20 лет, сейчас — 41 год, и он до последнего времени возглавлял ячейку ваххабитов. Призывать боснийских мусульман к джихаду начал после миссионерской поездки по европейским мечетям.

Сегодня за группировку ИГ в Ираке и Сирии воюет около 150 боснийцев: они ушли на джихад еще в начале войны против режима Башара Асада, вступив в группировку «Фронт ан-Нусра». Из них 20 уже почти наверняка мертвы, однако количество уезжающих постоянно растет. Некоторые, как, например, маляр Исмар Месинович, взяли с собой сыновей. Отец погиб в бою, а один из его сыновей пропал без вести.

Подобные истории можно найти в массе отчетов европейских спецслужб. Оказалось, что границ больше нет не только между Сирией и Ираком, но также между балканскими суннитами, для которых религиозное единство стоит выше европейского. Ближний Восток теперь находится почти в центре Европы: десятки и сотни македонцев и албанцев сегодня выступают в роли «пятой колонны» ИГ на Балканах. «Они собираются в подпольных мечетях, в гаражах, тюрьмах, центрах по приему мигрантов во Франции и Германии», — разъясняет инспектор по имени Милан из управления полиции Сараево. — Объединиться, найти друг друга им помогают и соцсети».

Деятельность ваххабитских ячеек, вероятнее всего, оплачивается из кармана неправительственных исламских организаций, действующих на данной территории, а также в Саудовской Аравии, Великобритании и Турции. За ними установлено тщательное полицейское наблюдение.

Косово, где 90 % населения албанские мусульмане — настоящая кузница воинов. Имам главной мечети Приштины Шефкет Красниджи пропагандировал борьбу за халифа аль-Багдади, за что также был арестован. Однако затем его отпустили. Уже известно о 16 погибших за ИГ косоварах.

Один из полевых командиров (с титулом «эмира») иностранного (там есть балканская рота) батальона ИГ — косовар Лавдрим Мухадзери; во время косовской войны за независимость он работал на американцев и даже побывал в Кэмп-Бондстиле, главной американской базе на территории Косова, находящейся под формальным командованием KFOR, миротворческих сил ООН. Кстати, неподалеку от места прежней работы Мухадзери, на границе с Македонией, расположен городок Феризай — главный пункт вербовки смертников. 11 из 40 арестованных во время операции «Дамаск» джихадистов получили подготовку именно здесь. В Феризае действовала и неправительственная организация «Исламская помощь», набиравшая в ряды «воинов ислама» подростков-беспризорников — их целенаправленно готовили для совершения терактов.

На одном из недавних видеороликов ИГ Лавдрим Мухадзери демонстративно сжигает свой косовский паспорт, потому что «мусульмане — единый народ, им не нужны паспорта, потому что они принадлежат Исламскому государству». Затем он показывает свои руки, на которых запеклась кровь после демонстративного обезглавливания (это видео размещено на Facebook). Специалисты утверждают: чем безжалостней ведут себя боевики, тем больше у них адептов. Именно жестокость Мухадзери стала двигателем его карьеры в ИГ.
20_03.jpg
На многих магазинах в Сараево есть такие таблички: «с оружием вход воспрещен». 10 сентября 2014 г.

Проблема возвращения

Чтобы увидеть будущее, нужно оглянуться в прошлое. Босния провозгласила независимость в 1992-м, в 1995-м произошла трагедия Сребреницы, в 2008-м Сараево подписало соглашение об ассоциации с ЕС. Подобно тому, как боснийцы едут сегодня в Ирак, в 1992—1995 годах сотни арабов, суннитских моджахедов, боролись бок о бок с боснийскими братьями. Они даже сформировали тогда отдельную бригаду, которая так и называлась — «Отряд моджахедов». Сегодня тот же по сути процесс идет в обратном направлении. Цель джихадистов проста: укорениться на Ближнем Востоке, чтобы прорасти в Европе.

На Балканах — со слабыми институтами, политической нестабильностью, страшной коррупцией и высокой безработицей — те, кто выбирает путь ненависти, называют это «путем спасения». Джихадизм из религии превратился в идеологию. По балканскому коридору из Боснии в Сирию и Ирак отправляются косовары, албанцы, боснийцы и черногорцы. Балканы — это ворота в шариатский рай, перед которыми идет набор в «иностранный легион Аллаха».

Европейские спецслужбы стараются сообща противодействовать исламистскому интернационалу, но им все сложнее контролировать ситуацию: ведь следить приходится за несколькими военными очагами сразу.

«Украина, как и джихадистский фронт, находится в самом сердце Европы и напрямую влияет на обстановку на континенте, — разъясняет Марко Миннити, представитель спецслужб Италии. — Но ИГ все же опасней незаконных вооруженных формирований на Украине, ИГ использует не только традиционное оружие и вполне может нанести асимметричные удары в виде терактов». К тому же ИГ уже продемонстрировало свою способность строить государственность и управлять обширной территорией. «Они опустошили банковские хранилища в захваченном Мосуле, похитив наличными $500 млн, — рассказывает Миннити. — Добавьте сюда ежедневный доход в $3 млн от контрабанды нефти, и вы поймете, что они могут вести войну бесконечно долго».

Миннити входит в оперативную группу, которой предстоит разработать единый план действий против европейских джихадистов на ближайшие 10 лет. По его словам, повсюду, от Лондона до Рима и Сараево, ежедневно полицией заводятся новые дела на мусульман с европейскими паспортами, уезжающих или уже прибывших в ИГ: «Большинство из них — иммигранты в первом или втором поколениях, которые рано или поздно вернутся в Европу с необходимыми навыками для ведения войны».

«Проблема не в том, что они уезжают, а в том, что когда-то вернутся — и наверняка рассеются по городам Европы на мелкие, но эффективные группы», — вторит Миннити глава МВД Бельгии Жоэль Мильке, выступившая с целой речью на закрытом совещании в Брюсселе.

15 тысяч человек, которые вернутся из «халифата», — это целая армия, угрожающая старым европейским столицам. Французы уже начали принимать меры: открыта «горячая линия», на которую можно сообщить о подозрительных молодых людях, прибывших из Ирака и Сирии. Говорят в Европе и о создании специальной базы данных, доступ к которой будет у всех европейских аэропортов. Впрочем, уже сейчас ясно: принимаемых мер недостаточно, и все усилия лучше бы направить на ликвидацию главного очага недуга — кузницы радикализма в Боснии, где, согласно приблизительным оценкам, в бой за ИГ, и не только на Ближнем Востоке, готовы вступить уже около 3 тысяч джихадистов. Для Европы это может означать начало ее конца. 

20_04.jpg
Вид на Сараево с холмов, откуда город обстреливался во время войны 1992–1995 гг. 10 сентября 2014 г.



20-23_ХРОНИКИ_БОСНИЯ;17_Page_1.jpg
«Наша цель – сделать мусульманским даже Ватикан»


Всего в Европе насчитывается около 38 млн мусульман — 5 % населения континента и только 2 % от общего количества мусульман в мире. Цифра постоянно меняется — в связи с нарастающим миграционным потоком с Востока на Запад. Большинство европейских мусульман — выходцы из Турции, Северной и Южной Африки. В Германии* мусульман проживает больше, чем в Южной и Северной Америке вместе взятых.

Страны с наиболее высокой концентрацией мусульманского населения находятся в Центральной и Восточной Европе. Так, в Косово мусульманское большинство достигает 90 % от общего числа населения, в Албании — 80 %, в Боснии и Герцеговине — уже 40 %.




фото: Микела Яккарино


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.