Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Только на сайте

Что будет с рублем

22.09.2014 | Сергей Алексашенко | № 30 от 22 сентября 2014


Центральный банк России напугал всю страну. 12 сентября были опубликованы «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2015 год и период 2016 и 2017 годов», где прямым текстом сказано, что с начала следующего года Банк России «откажется от проведения регулярных валютных интервенций, направленных на сглаживание колебаний курса национальной валюты». А тут еще резко и быстро стал слабеть рубль, и сразу же пошли разговоры, что крах рубля неминуем и что, мол, Центробанк «поднимает руки» и «капитулирует» перед валютными спекулянтами. Однако на самом деле в заявлении ЦБ ничего принципиально нового нет: это лишь фиксация практики, которой Центральный банк фактически придерживается уже более трех лет


34_01.jpg
Сергей Алексашенко, директор по макроэкономическим исследованиям НИУ ВШЭ, приглашенный исследователь Georgetown University, Вашингтон, США 
/фото: Владимир Смирнов/ИТАР-ТАСС


Правительства большинства развивающихся стран считают динамику курса своей валюты признаком устойчивости или неустойчивости экономики. Россия не является исключением: курс рубля буквально завораживает политиков.

Нельзя сказать, что политики совсем уж не правы. Конечно, курс рубля является одним из важных индикаторов состояния экономики, но не самым главным и уж точно — не самостоятельным. Курс рубля — это как температура больного. Признак здоровья или нездоровья, но не диагноз болезни. На курс рубля влияют инфляция и дефицит бюджета, темпы роста экономики и структура экспорта, приток иностранных инвестиций и отток капитала, процентные ставки и многое другое. Именно поэтому, как бы ни старались политики, без наведения порядка во всем экономическом хозяйстве и без разумной экономической политики получить долгосрочную стабильность рубля не удастся.

Попытка не пытка

Простые истины политикам объяснять труднее всего. И они готовы рвать и метать, тратить десятки миллиардов долларов только для того, чтобы данные ими обещания — «не допустить девальвации» — были выполнены. Они, политики, почему-то двадцать пять лет как огня боялись свободного плавания рубля и допускали его в очень короткие промежутки времени: например, между 17 августа 1998 года и весной 1999-го, в январе-феврале 2009-го. В остальное время Центральный банк должен был «стоять наготове» с тем, чтобы в любой момент прийти на валютный рынок и продать там (или купить) несколько десятков или сотен миллионов долларов. Просто для того, чтобы колебание курса рубля не показалось кому-то в Кремле чрезмерно сильным.

Тут нам придется чуть-чуть уйти в историю последних лет.

Начиная с 2002 года, в дискуссию о политике Центрального банка на валютном рынке активно вошел еще один фактор — динамика мировых цен на нефть. Нефтяные цены начали расти с такой быстротой, что российская экономика не успевала переваривать все приходящие нефтедоллары; и экономический блок правительства должен был решать, можно ли допустить укрепление рубля, и если да, то насколько. Или же укрепление рубля недопустимо, и единственным способом его сдержать является массированная покупка валюты ЦБ.

24 сентября, когда Владимир Путин заявил о своем намерении вернуться в Кремль, капитал стремительно побежал из страны

К середине 2011 года ситуация на валютном рынке качественно изменилась. Экономика в тот момент оказалась в состоянии равновесия, когда спрос и предложение валюты на рынке стали балансироваться при текущем курсе рубля без малейшего участия Центробанка. (Этот момент можно достаточно точно определить — начиная с 2001 года, ЦБ публикует ежедневные данные об объемах и направлениях своих валютных интервенций). Так вот, к середине лета 2011 года Центробанк понял, что в его ежедневном присутствии на рынке нет никакой необходимости — курс, если и колебался, то в весьма незначительном коридоре, который всех вполне устраивал. Но к осени, в силу сезонного фактора, спрос на валюту резко повысился, и ЦБ продал несколько сотен миллионов долларов. Потом случились известные события 24 сентября, когда Владимир Путин заявил о своем намерении вернуться в Кремль, после чего капитал стремительно побежал из страны, и ЦБ пришлось продавать уже миллиарды долларов ($8 млрд — за две недели и $15 млрд — до конца года). 
Graf-1.jpg
Однако к концу 2011-го ситуация на валютном рынке вновь стабилизировалась, и даже традиционный январский всплеск спроса на валюту прошел незамеченным. Всю весну Банк России понемногу ($50—150 млн/день) покупал валюту: скорее всего, для пополнения резервных фондов Минфина, позволяя рублю достаточно свободно двигаться. Более того, Центробанк никак не отреагировал на резкое падение рубля после событий 6 мая на Болотной, позволив бивалютной корзине подорожать за месяц на 10 %.

После этого Банк России провел своеобразный эксперимент: в течение восьми с половиной месяцев — с 7 июля 2012 года по 30 мая 2013 года — он всего 43 дня совершал покупки или продажи на внутреннем валютном рынке, то есть практически не присутствовал на рынке. И ничего страшного с рублем за это время не произошло: все колебания курса бивалютной корзины уложились в коридор от 34,5 до 36,5 руб.

Казалось бы, попытка пожить при реально плавающем курсе рубля удалась, и Россия может спокойно переходить к свободному курсу. Ан, нет…

А ведь Маркс предупреждал

В этот момент произошла смена руководства Центрального банка, и с 31 мая 2013 года ЦБ начал практически каждый день продавать валюту, видимо, желая сдержать ослабление рубля, — с начала лета 2013 года и до конца февраля 2014 года было всего пять(!) дней, когда ЦБ не присутствовал на рынке.

За это время ЦБ продал около $40 млрд, но мало чего смог добиться: если до конца прошлого года курс бивалютной корзины двигался в «приличном коридоре» от 36 до 39 рублей (плюс-минус 4 % от центральной линии), то в январе-феврале рубль стремительно полетел вниз, опустившись на 10 % (см. график ниже).
Graf-2.jpg
Дело в том, что, начиная со второго квартала 2013 года, состояние платежного баланса России сильно ухудшилось, и спрос на валюту стал сильно превышать ее предложение. Теория рекомендует в таких случаях не противостоять обстоятельствам, а дать курсу валюты определенную свободу, чтобы найти новую точку равновесия. Но руководство ЦБ в очередной раз попробовало сделать то, что еще Карл Маркс не советовал делать — противостоять естественным законам.

Новая реальность

И тут в марте 2014 года в экономику снова вмешалась политика — Крымский кризис, который сильно перемешал все карты. Решение российских властей о присоединении Крыма спровоцировало резкий отток капитала. За март ЦБ продал $26,5 млрд. Трудно гадать, как бы отреагировал курс рубля на все происходившее тогда на валютном рынке, но Центробанк явно получил установку сверху — «ни шагу назад!», и дал бивалютной корзине подорожать всего лишь на 1 рубль (с 42 рублей до 43 рублей — к середине марта), а потом заставил ее немного подешеветь. В апреле ситуация успокоилась: ЦБ за месяц продал всего $3 млрд, а курс бивалютной корзины уверенно держался в диапазоне 41–42,5 руб. Это позволило Центробанку в течение мая-июня купить на рынке те же самые $3 млрд для пополнения резервных фондов Минфина.

И с 24 июня этого года и по сегодняшний день Центробанк не продал ни одного доллара на валютном рынке, разрешая курсу рубля формироваться под воздействием спроса и предложения.
Graf-3.jpg
Прямо скажем, момент для такого решительного поступка был выбран не лучший: с одной стороны, резкое обострение внешнеполитической ситуации и введение ограничений для российских государственных банков и компаний к доступу на западные рынки капитала (фактически — полное замораживание возможностей привлечения капитала для всех российских заемщиков); с другой — та самая сезонность сентября, о которой говорилось выше, — сильное превышение спроса на валюту над ее предложением. В результате стоимость бивалютной корзины выросла с 39,12 руб. (на минимуме в эти три месяца) до максимальной отметки в 43,81 руб., то есть почти на 12 %.

Читаем внимательно

Что же ждет нас в наступающем году? Как будет вести себя курс рубля? Что будет, а чего не будет делать ЦБ?

Ответ прозаичен — ситуация не изменится. Центральный банк в своих «Основных направлениях» всего лишь письменно закрепил то, что он и так делал на практике. А именно:

1. Отныне не будет ежедневных валютных интервенций ни для сглаживания, ни для сдерживания курса рубля.

2. В экстремальных ситуациях ЦБ будет приходить рублю на помощь. Для этого в «Основные направления» включено следующее положение: «В случае возникновения угроз для финансовой стабильности Банк России будет готов осуществлять валютные интервенции. Подобные операции будут носить нерегулярный характер и рассматриваются Банком России как исключительная мера». Что имеется ввиду под «угрозами финансовой стабильности»? Какими по объему и продолжительности будут валютные интервенции ЦБ? То — тайна, но нетрудно предположить, что в ближайшие пару лет ЦБ будет делать с курсом рубля все, что посчитает нужным.

С 24 июня этого года и по сегодняшний день Центробанк не продал ни одного доллара на валютном рынке

3. И еще одна цитата из «Основных направлений»: «Банк России сохранит возможность проведения на внутреннем валютном рынке интервенций, связанных с пополнением или расходованием Министерством финансов Российской Федерации и Федеральным казначейством суверенных фондов». Но масштабы таких интервенций будут невелики и не будут оказывать существенного влияния на динамику курса рубля.
Graf-4.jpg
К чему готовиться нам, гражданам России? Для ответа на этот вопрос воспользуемся графиком ниже, на котором показана динамика курса бивалютной корзины за последние пять лет, позволяющая сделать три вывода.

Первое. В силу прекращения экономического роста, высокой инфляции, ухудшения состояния платежного баланса и введенных финансовых санкций, общая динамика курса рубля будет стремиться вниз. То есть для поддержания равновесия на валютном рынке ЦБ (если он будет выполнять то, что записано в его «Основных направлениях») должен будет допускать постоянное ослабление рубля со скоростью 10—15 % в год.

Второе. Постоянное ослабление рубля не означает, что это будет происходить равномерно. В силу разных факторов — и сезонности, и политических событий — курс рубля может то повышаться, то снижаться. И нас не должно удивлять, если за какой-то месяц рубль подорожает на 7-8 %, а через пару месяцев так же стремительно подешевеет.

Третье. Для долгосрочных сбережений (2-3 года и больше) валютные депозиты при нынешнем уровне процентных ставок — надежнее депозитов в рублях. Однако любые попытки поиграть на курсе рубля на коротком отрезке времени — вот сейчас куплю доллар или евро, а потом продам и заработаю — могут привести к большим потерям. 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.