Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

"Норд-Ост": 5 лет

22.10.2007 | № 37 от 22 октября 2007 года

Ровно 5 лет назад, 23 октября 2002 года, случился «Норд-Ост».
Террористы захватили театральный центр на улице Дубровка, расположенный в восьми километрах от Кремля, прямо во время спектакля. Шел суперпопулярный тогда в Москве мюзикл «Норд-Ост» — постановка по роману Вениамина Каверина «Два капитана». В зал ворвалось несколько десятков террористов. В заложниках оказались 912 человек — зрители и труппа. Пятерых боевики расстреляли. Эта трагедия длилась 57 часов — террористы требовали, чтобы президент Путин вывел войска из Чечни и прекратил войну. На рассвете 26 октября федеральный штаб отдал приказ начать газовую атаку. Был применен отравляющий газ. Террористов ликвидировали: их расстреляли во время и после газовой атаки. В ходе штурма погибли 67 заложников, еще 58 скончались в автобусах и больницах. Одна из причин — газ был засекречен, и врачи не были готовы к оказанию эффективной медицинской помощи. В дни этой трагедии частная телекомпания REN-TV поддерживала связь с заложниками. Официальные власти долго отрицали, что у штаба по ликвидации есть контакт с людьми, находившимися в театре. Между тем REN-TV всю информацию, которую удавалось получить, передавала немедленно в штаб. Сегодня мы публикуем хронику тех страшных дней, основанную на расшифровках переговоров REN-TV c заложниками

Материал подготовили Татьяна Клокова,
Елена Федорова, Ольга Шорина

— 23 октября 2002 года —

22.45 Из телефонного интервью REN-TV с продюсером «Норд-Оста» Алексеем Иващенко:
«Они вышли на сцену в начале второго акта. Началась стрельба, не холостыми, а боевыми, потому что мы видели, как пули били в стену. Актеры кинулись врассыпную, по гримеркам. Некоторым удалось вылезти через окна. Стрельбы было много».

23.16 Экстренный выпуск новостей REN-TV:
«Согласно последней информации, террористы предупреждают спецслужбы не проводить штурм здания и угрожают расстреливать по 10 человек за каждого пострадавшего с их стороны. Эту информацию подтверждает радиостанция «Эхо Москвы». Интернет-сайт чеченских сепаратистов «Кавказ.оrg» утверждает, что концертный зал захватил отряд чеченцев-смертников во главе с Мовсаром Бараевым, племянником уничтоженного в Чечне полевого командира Арби Бараева».

— 24 октября 2002 года —

04.11 Экстренный выпуск новостей RENTV, ведущая Анна Федотова говорит по мобильному телефону с заложницей — Мария Школьникова позвонила в прямой эфир.
REN-TV: Что происходит у вас?
Заложница: Происходит, что люди ждут, что правительство начнет переговоры и освободит людей. Но не путем агрессивных действий, так как это невозможно. Зал заминирован полностью. Люди пострадают, если будет штурм. Штурма быть не должно! Так нам кажется изнутри. А вам, конечно, решать, то есть тем, кто принимает это решение. Но людей здесь очень много. Около 1000 человек. Они все очень устали и очень встревожены. Есть дети. Много женщин. Очень много пожилых людей. И надо сейчас уже что-то делать для того, чтобы эти люди вышли на свободу. И мы ждем от вас не силового решения вопроса, а мирного решения, потому что сидящие здесь в зале тоже осуждают войну в Чечне.
REN-TV: Мария, меняются ли как-то настроения преступников?
Заложница: Нет. Сейчас мы слышим, что по «Маяку» говорят, что женщины, дети и иностранцы будут отпущены. Это неправда! Это говорят только те, кто собирается штурмовать это здание. Женщины здесь, дети здесь, иностранцы здесь. Не надо делать ситуацию не такой, какой она есть. Здесь очень много людей и много детей.
REN-TV: У родственников есть возможность говорить по мобильным телефонам? Была информация, что им запретили.
Заложница: У родственников была возможность говорить по мобильным телефонам, потому что мобильные телефоны у многих есть. Потом связь была заглушена извне. Я так понимаю, она была заглушена спецслужбами. Телефоны не брали. А сейчас стали садиться батарейки у нас, и телефоны выходят из строя.
REN-TV: А вы можете подтвердить, что на террористах взрывные устройства?
Заложница: Безусловно. Здесь находятся женщины, которые оставили годовалых детей и пришли сюда, и мужчины. Они настроены очень решительно. Более чем…
REN-TV: Мария, держитесь!
Заложница: Мы очень хотим, чтобы не допустили штурма здания. Мы хотим, чтобы решилась эта проблема путем переговоров. И мы, как я уже сказала, осуждаем то, что происходит в Чечне.
REN-TV: А что-то говорили террористы людям? С вами они разговаривали?
Заложница: Они говорили, что потеряли близких, что они ничего не имеют против нас лично. Просто это их крик отчаяния, чтобы привлечь внимание и постараться решить проблему.
REN-TV: Я понимаю, что это совершенно невозможная ситуация. Но возможно ли сейчас переговорить с одним из захватчиков?
Заложница: Секундочку! (Слышно, что спрашивает: «Вы хотите что-то сказать в прямом эфире REN-TV?») Сейчас они передадут через меня некоторые цифры. (Говорит под диктовку.) За три года войны в Чечне было убито 3000 детей до 10 лет. Это я повторяю, что мне говорят. 4500 детей до 15 лет — инвалиды. 18 000 человек пропало без вести. Без вести пропадает молодежь! Я повторяю слова, которые мне произносят. Зачистки, которые происходят: забирают молодежь, и они исчезают.
REN-TV: Связь прервалась. Я бы хотела сделать заявление, что, конечно же, мы не имеем права согласно закону предоставлять слово террористам. Но поскольку от этого сейчас зависит жизнь такого количества людей, женщин и детей, нам показалось, что конкретно в данном случае это может быть возможным.

04.30 Связь с Марией Школьниковой восстановилась.

REN-TV: Мария, а можно попытаться обсудить вопрос с каким-нибудь боевиком?
Заложница: Попробуйте! (Слышно, как говорит: «Это телевизионная группа REN-TV».)
Боевик: Да!
REN-TV: Здравствуйте! У нас была предварительная договоренность о том, что вы впускаете в здание съемочную группу и отпускаете взамен часть заложников. Это возможно сейчас сделать? Мы раньше не могли найти представителей иностранных посольств. Сейчас мы их готовы найти, то есть они уже есть, мы им позвоним, и они готовы подъехать.
Боевик: Иностранцев мы отпускаем не взамен на что-то, а просто так отпускаем. Понятно? Потому что они иностранцы. Потому что это не ихнее дело. Потому что это наше дело: русских и чеченцев! Понятно? Журналистов мы будем пускать. (Связь оборвалась.)

06.00 Восстановлена связь с Марией Школьниковой.

Заложница: Нам нужно сюда Красный Крест и «Врачей без границ», чтобы представители были только иностранные этих организаций. С ними возможны переговоры.
REN-TV: Семь послов сейчас стоят у входа в здание.
Заложница: Послушайте меня внимательно, возьмите бумагу, пишите. Значит, Беларусь — два человека, Туркменистан — три человека, Германия — семь человек, Великобритания — три человека, Швейцария — два человека, США — четыре человека, Украина — 18 человек. Значит, дальше Канада — 1 человек, Болгария — 1 человек, Австралия — 2 человека, Латвия — 3 человека, Нидерланды — 2 человека, Молдова — 1 человек, Югославия — 2 человека, еще добавьте Беларусь — одного человека, Азербайджан — 5 человек, Армения — 1 человек, Грузия — 3 человека. Передайте, что из Великобритании — очень важные люди, у них виза К-2 и К-1, я не знаю, что это значит.
REN-TV: Мария, сколько детей в зале?
Заложница: Много.
REN-TV: Много сколько?
Заложница: Да, еще добавьте трех украинцев, пожалуйста.
REN-TV: Украина — 21 человек.
Заложница: Пожалуйста, представители этих посольств должны быть, и должны быть представители «Врачи без границ» и Красный Крест, но только чтобы там не было людей с российским гражданством, потому что будут вести переговоры только с представителями других…
REN-TV: Значит, хотят «Врачей без границ» и Красный Крест. Мария, передайте, пожалуйста, следующее: сейчас стоят, мы можем дать фамилии, четыре посла и два главных консула некоторых стран, в частности: Великобритания — консул, Нидерланды — посол, Австралия — посол. С трудом собрали этих людей, которые сейчас стоят у входа вместе с одной съемочной группой. Значит, мы можем сейчас связаться и попросить, чтобы к ним присоединились представители Красного Креста и «Врачей без границ».
Заложница: Представители Красного Креста и «Врачей без границ». Сразу же звоните, и, может, можно будет попытаться вывести людей, которые иностранные граждане. И вы тогда будете это просто контролировать как съемочная группа.
REN-TV: Мы все сделаем, мы на связи сейчас со всеми телекомпаниями. Мария, и такая просьба: я вас очень прошу, не бросайте трубку, если мы вам будем звонить.
Заложница: Я не бросаю трубку, дело все в том, что у нас садится батарейка.
REN-TV: Скажите, у вас есть раненые?
Заложница: Нет, раненых нет.
REN-TV: Стрельбы не было?
Заложница: Если была стрельба, то только такая, для острастки.
REN-TV: А еда, состояние людей, вода, что происходит?
Заложница: Люди поели пищу, и шоколад был, и выпили воды и сок.
REN-TV: Вы как врач там видите, какая ситуация, там есть, кому плохо…
Заложница: Да, и в основном сердечные средства. И обезболивающие.

07.00 REN-TV — Мария Школьникова:

REN-TV: Мария, мы вам везем телефон, батарейки на всякий случай, потому что связь только через вас сейчас может осуществляться.
Заложница: Теперь еще такой вопрос: нам очень нужно, чтобы Асламбек Аслаханов (в то время депутат Госдумы от Чечни — The New Times) позвонил мне по этому телефону.
REN-TV: Асламбек Аслаханов с вами свяжется по этому телефону, сейчас мы это сделаем. Мария, скажите, а врачи могут пронести лекарства, нужны какие-то средства?
Заложница: Да, в основном успокоительные, валерьянка, вот это все.
REN-TV: Могут пронести, да?
Заложница: Да, нам нужно только, чтобы ничего там не было лишнего.
REN-TV: Мария, мы все понимаем.
Заложница: Обезболивающее, валерьянка, сердечные средства.
REN-TV: Мария, держитесь.

07.30 REN-TV — Мария Школьникова:

REN-TV: Значит, на данный момент ситуация такая: представители Красного Креста подъезжают… приехали.
Заложница: Да.
REN-TV: Представителей «Врачей без границ» не будет, они на Кавказе, в Москве их нет.
Заложница: Хорошо.
REN-TV: Спросите у них, как эта процедура может быть произведена. Значит, предложение такое. Послы... Мария, а могли бы эти люди взять трубку? (Слышно, что говорят несколько человек, голос заложницы и боевика. Мария Школьникова передает слова боевика.)
Боевик: Пусть она одна заходит без камеры. Она будет приближаться, ей откроют дверь.
REN-TV: Подождите, кто — она?
Заложница: Политковская.
REN-TV: Политковская, хорошо, это новая информация. А что касается послов, представителей Красного Креста и журналистов, съемочные две группы там стоят.
(Боевик диктует заложнице.) Значит, когда Политковская подойдет, она должна крикнуть, что это она, и держать в руке свое удостоверение.
REN-TV: А что касается послов иностранных государств, которые приехали? Они уже ждут с шести утра.
Заложница: Послы должны ждать.
REN-TV: Они все время меняют свои требования, мы с трудом собрали нескольких послов и представителей Красного Креста.
Заложница: На это есть ответ, что у всех ситуация сейчас тяжелая.
REN-TV: Хорошо, я попробую все это сделать. Спасибо, держитесь, еще раз держитесь.

07.45 REN-TV начинает поиски Политковской: она в Америке.

REN-TV: Алло, Мария…
Заложница: Мария отошла.
REN-TV: У нас есть для вас информация просто очень важная.
Заложница (Анна Андрианова): Какая?
REN-TV: Значит, боевики выдвигали требование, чтобы в здание вошла Политковская. Политковская в США в данный момент находится.
Заложница: Мы об этом уже узнали.
REN-TV: Значит, стоят послы, стоят представители Красного Креста, все что требовали.
Заложница: Знаете, был разговор о том, что они готовы, на самом деле, хоть какой-то диалог вести с господином Явлинским, если можно его каким-то образом...
REN-TV: Дело в том, что если это возможно — эти люди выдвигают каждые 15 —20 минут новые требования. Я не являюсь представителем власти и представителем штаба, я представляю частную телекомпанию.
Заложница: Но если можно, у вас, как у частной телекомпании, есть какие-то выходы…
REN-TV: У нас, конечно, есть выходы, но поймите: а можно каким-то образом все-таки с ними вступить напрямую в диалог, чтобы не через вас объяснять все эти вещи?
Заложница: Объясню, они ведут себя как бы не очень заинтересованно, они действуют с позиции силы, они снисходительно относятся к тому, что мы вам звоним. Они идут на контакт, но мы должны делать что-то, чтобы этот контакт не потерять.
REN-TV: Скажите, они под наркотиками или нет?
Заложница: Нет. Они ведут себя с позиции… У них одно четкое требование: вывод войск с территории их страны. …У меня к вам просьба, если можно с Явлинским что-то придумать.
REN-TV: Обязательно передадим вашу просьбу в штаб.
Заложница: И еще просьба, чтобы никаких, как бы, силовых методов. Вот они говорят, пусть приедет Явлинский и Хакамада, они готовы и с Хакамадой переговорить.
REN-TV: Понятно, я передам вашу просьбу.
Заложница: И старая просьба, мы ее много раз повторяли: здесь все заминировано. То есть никаких, абсолютно... чтобы их не испугать ничем.
REN-TV: Понимаю.

REN-TV — представители оперативного штаба:

REN-TV: Митрохин и Хакамада. Значит, я спросил, в каком эти состоянии находятся, под наркотиками или нет. Она говорит, нет. Настроены абсолютно с позиции силы… и так как она это говорила при них, то есть они все рядом вокруг стоят, такое ощущение не очень хорошее… Договорились… Лекарства, понятно… Значит, я звоню Хакамаде, чтобы она ехала туда… Договорились, на связи… Хорошо. А вы не могли бы прислать кого-нибудь в нашу компанию от вас из штаба, чтобы человек сидел рядом, чтобы мы могли координировать активно действия? (Отключился.)
…Значит, штаб дал добро, Хакамада готова приехать, Явлинского нет, будет его зам, если они согласятся… Значит, вы все стоите и ждете, а этих депутатов мы сейчас будем отправлять… и мне Сергей Владимирович Ястржембский сказал, что у них готов чемодан с лекарствами, что, если вас туда сразу не возьмут, отдайте Хакамаде весь чемоданчик с лекарствами… Все, давай, до связи.

10.00 REN-TV — заложница:

REN-TV: Напротив здания стоят два представителя Красного Креста, иностранный журналист господин Франкетти и господин Кобзон стоят рядом со зданием. Готовы немедленно вступить в переговоры.
Заложница: Я передала.
REN-TV: Могут ли эти люди войти в здание, и каким образом?
Заложница: Дело в том, что, когда я говорю, чтобы эти люди входили, рядом со мной находится человек, который говорит, что будет разрешено войти. Когда это происходит через полчаса — этот человек уже ушел, теперь его надо найти и это распоряжение повторить. Поэтому делайте быстрее все, что говорят, вот в чем дело.
REN-TV: Понятно, делаем все возможное.
Заложница: Да, я понимаю, нужны личности, которые могут влиять на политику в государстве… бороться и бороться за освобождение Чечни. И мнение которых важно в стране.
REN-TV: Мы делаем все возможное, все, что вы говорите. Меняются требования, меняются фамилии. В настоящий момент…
Заложница: Это не требования, понимаете, это позиция людей. Люди хотят освобождения своей страны. Требование — остановить войну, а остальное — это просто средства. Какие средства... Те средства, которые устроят людей здесь, в данный момент, потому что им нужны люди с незапятнанной, как бы, репутацией в этом вопросе.
REN-TV: Они могут вступить в переговоры с теми людьми, которых они потребовали для переговоров. Каким образом эти люди, которых они потребовали для ведения переговоров, могут войти в здание?
Заложница: Те люди, которые сейчас пришли — я сообщила, что они пришли, и к ним сейчас пойдут, я думаю, да. Да, к ним пойдут.
REN-TV: То есть они должны что сделать, они должны подойти?
Заложница: Стоять около здания.
REN-TV: В каком месте около здания?
Заложница: Пусть заходят, на второй этаж поднимаются.
REN-TV: Чтобы заходили через центральный вход...
Заложница: Через центральный вход, руки вверх, и поднимаются на второй этаж. Боевик: Не надо — руки вверх. Документы пусть покажут.
REN-TV: Аня, спросите, может ли кто-то из них взять чемодан с лекарствами, который вы просили.
Заложница: Лекарства могут передать, но лекарства будут все проверяться.

11.00 Из заявления мэра Москвы Юрия Лужкова:
«Всю ночь мы пытались установить контакты с бандитами, был один телефонный разговор между депутатом Аслахановым и одним из бандитов. Разговор сначала начался спокойно, потом в режиме самовозбуждения, и дальше телефонная связь прервалась… Наши попытки выйти и по телефонам, которые мы знаем в этом театре, и которые принадлежат этим бандитам, оказались безуспешными. Они на связь не выходили».

13.57 Из заявления руководителя ФСБ Николая Патрушева:
«В течение сегодняшнего дня состоялся ряд бесед с руководством зарубежных спецслужб, которые предоставили ценную информацию. Оперативный штаб действует уверенно, решительно и твердо, четко прогнозирует свои действия».

14.00 REN-TV — Мария Школьникова:

REN-TV: Маша, что в данный момент у вас происходит?
Заложница: Оказываем помощь людям, которым все хуже и хуже, их очень много.
REN-TV: Чеченская диаспора готова вести переговоры. Кого они готовы впустить в здание из своих соотечественников?
Боевик: Для того чтобы говорить с чеченской диаспорой, необязательно здесь их видеть, они могут с нами поговорить в любое время. Поэтому если люди хотят как-то проявить себя, то пусть они в инициативном порядке тогда подходят. Я не думаю, что им причинят какое-то зло. Вы передайте им, что это должны быть авторитетные люди.
REN-TV: Понятно…
Заложница: Мы ждем, потому что обещали, что будет Немцов, и это наша просьба уже — просьба людей, потому что очень много людей, которые голосовали за Явлинского.
REN-TV: Я вас очень прошу, передайте всем, кто рядом с вами, что все делают все возможное, чтобы вам помочь.
Заложница: Вы понимаете, результатов нет. Поэтому, пожалуйста, мы бы очень хотели обратиться к народу и к Путину, может, будет такая возможность, чтобы они просто уже принимали серьезнейшие меры.
REN-TV: Они хотят сейчас видеть Немцова?
Заложница: Они не хотят видеть Немцова, они согласились переговоры вести с Немцовым, не переговоры, а высказать ему свои требования. Немцову, Явлинскому и Хакамаде — это люди, которые вызывают наименьшую антипатию.
REN-TV: Мы говорили с Явлинским, он вылетает, он предпринимает усилия, чтобы прилететь сюда.
REN-TV: Мария, скажите, вам передали лекарства? (Связь обрывается.)

15.00 REN-TV — Мария Школьникова:

REN-TV: Хакамада подъезжает.
Заложница: Хакамада подъезжает, это хорошо. Мы хотим, чтобы правительство наше приняло какое-то решение, чтобы толпа, если можно, скандировала «Вывод войск», они сейчас будут нас расстреливать. Они об этом сказали.
REN-TV: Толпа не сможет это скандировать, толпы никакой нет, все очень далеко, и ограждение, они все это видят из здания. Значит, передайте следующее, если можно: значит, Хакамада подъезжает, она готова вступить…
Заложница: Они с одной женщиной говорить не будут.
REN-TV: Понятно, просто передайте вот просто то, что я говорю, можете просто спокойно, таким же голосом, спокойно передавайте.
Заложница: Я только что с ними закончила разговор.
REN-TV: А рядом никого из них нет?
Заложница: Да, они сейчас далеко.
REN-TV: Очень хорошо. Анечка, я вас очень прошу, я все прекрасно понимаю. Значит, Хакамада готова участвовать в переговорах. Явлинский в Томске сейчас находится, есть его заместитель, который стоит уже тоже рядом, господин Митрохин. Вот Митрохин и Хакамада готовы вступить в переговоры.
Заложница: Не годится Митрохин, они не знают Митрохина, нужен Немцов.
REN-TV: Немцов?
Заложница: Да. Если нет Явлинского, то Немцов.
REN-TV: А Хакамада?
Заложница: Без них не может войти.
REN-TV: Они агрессивно настроены, да?
Заложница: Сейчас да, они хотят расстреливать по десять человек уже. Они сказали: начинайте вывод войск, почему ваше правительство ничего не делает, чтобы вас спасти?
REN-TV: Сейчас штаб осуществляет действия, готовы вступить в контакт, не через вас, потому что так переговоры не ведутся. Представители власти готовы сейчас вступить в переговоры.

16.07 Иосиф Кобзон и Ирина Хакамада выходят из здания. С депутатами разговаривал представитель террористов, назвавшийся Абу Бакаром. Он был без маски. Обещание отпустить 40 заложников террористы не исполняют.

16.47 Из театрального центра отпущена Мария Школьниковой с обращением заложников к президенту:

«Мы просим Вас принять разумное решение, прекратить военные действия в Чечне. Вы наверху решаете эти вопросы, а мы только видим. Хватит войн, мы хотим мира. Сегодня мы попали в ситуацию жизни и смерти, у нас есть родители, братья, сестры и дети. На Вашей совести их жизни. Мы просим Вас решить вопрос мирным путем, или прольется слишком много крови».

17.20 REN-TV — Анна Андрианова

REN-TV: Аня, что у вас происходит в данный момент?
Заложница: Я не буду отвечать на вопрос, что у нас происходит… Вы что-то можете сказать — где Явлинский, где Немцов?
REN-TV: Явлинский в Томске, он летит в Москву, насколько мне известно.
Заложница: Когда он будет?
REN-TV: В 21.30, по нашей информации, прилетает самолет в Москву с Явлинским.
Заложница: Вы знаете, из Томска долго лететь….

21.17 Из сообщений информационных агентств:

Переговоры с террористами в Москве сейчас ведут представители администрации президента РФ. Террористы ответили отказом на предложение обменять заложников на депутатов — добровольцев. Ранее предводитель террористов, который назвал себя Абу-Саидом, вышел на связь с оперативным штабом и заявил, что в здании находятся 50 террористов. 25 мужчин и 25 женщин.

23.00 Из выпуска новостей

REN-TV: По решению оперативного штаба операции по освобождению заложников Григорий Явлинский начал переговоры с террористами. Переговорщики просят террористов, чтобы они первоначально отпустили детей и иностранных граждан. По сведениям штаба, там около 30 детей. В здании дома культуры есть только питьевая вода и шоколад.

— 25 октября 2002 года —

03.00 В здание смогли пройти директор центра медицины катастроф Леонид Рошаль и и прилетевшая из США Анна Политковская. Рошаль оказал помощь нескольким заложникам, заявил, что ситуация спокойная, паники нет. У большинства заложников проблемы со здоровьем. Серьезные недомогания и у четырех детей, остающихся в заложниках у террористов.

09.00 Из выпуска новостей REN-TV:

Сейчас на улице Мельникова проходит митинг. Родственники заложников собрались около ДК с транспарантами «Нет войне в Чечне», «Долой российскую армию». Отчаявшиеся родственники заложников попытались прорвать милицейский кордон и проникнуть к зданию.

Среди заложников, удерживаемых террористами, много детей. Переговоры об их освобождении ведутся постоянно, но согласия пока достигнуть не удалось.

11.50 Представители Красного Креста вывели из здания на Дубровке восемь детей. Их отпустили без всяких условий.

15.04 Из заявления Владимира Путина:
«Уверен, что одной из целей террористов является посеять межнациональную рознь… Мы ни в коем случае не должны допустить такого развития событий. Не должны поддаться на провокации, на которые нас подталкивают преступники. И не имеем права допустить никаких неправовых действий».

19.45 Из выпуска новостей Рен-ТВ:
В здание входит Евгений Примаков. Еще через полчаса Руслан Аушев, затем Алла Пугачева. От общения с прессой переговорщики отказываются.

23.55 Из здания ДК слышны звуки выстрелов.

— 26 октября 2002 года —

04.45 Экстренный выпуск новостей REN-TV:
В районе Дома культуры на Дубровке, где террористы уже третьи сутки удерживают около семисот заложников, слышна интенсивная стрельба. Раздались три мощных взрыва. Усилено оцепление, перед зданием выстроились спецподразделения.

05:30 Пущен газ.

7:05 Операция завершена.

11.00 Из выпуска новостей REN-TV:
Несколько минут назад в Кремле закончилась встреча Президента России с директором ФСБ Николаем Патрушевым и Министром МВД Борисом Грызловым. На встрече говорилось о том, что проведена слаженная операция и работа всех структур, участвовавших в освобождении заложников, была оценена как грамотная и согласованная. Директор ФСБ доложил Президенту, что операция на этом не закончена. У Федеральной службы безопасности есть ряд наработанных материалов, которые готовятся к реализации.

***

За штурм «Норд-Оста» вручено 57 наград:

5 Звезд Героев России. Только две Звезды получили бойцы «Альфа» и «Вымпел», которые участвовали в операции по уничтожению боевиков. Еще две звезды достались штабу, а именно: руководителю штаба по освобождению заложников первому замдиректора ФСБ генералу В. Проничеву и начальнику Центра спецназначения ФСБ генералу А. Тихонову. Пятую Золотую Звезду получил химик, пустивший газ в театральный центр. Об этом стало из открытого письма бойцов «Альфы», которые рассказали о закрытом указе Президента о награждении.

2 Ордена Мужества — Леонид Рошаль и Иосиф Кобзон.

50 памятных знаков «Норд-Ост» — члены правительства Москвы и депутаты Мосгордумы, в том числе и те, кто во время захвата заложников был в командировке вне Москвы или в отпуске. С формулировкой «за сопереживание».

Мария Школьникова — руководитель Ассоциации детских кардиологов России, доктор медицинских наук, профессор, главный детский кардиолог Москвы, заместитель директора ФГУ «Московский НИИ педиатрии и детской хирургии» Росздрава.
Мария Школьникова была отпущена во второй день захвата, 24 октября, для того чтобы передать обращение заложников.
Сейчас продолжает работать главным детским кардиологом Москвы.

Анна Андрианова — шеф рекламной службы газеты «Московская правда». Была среди заложников все 57 часов, вплоть до штурма. В 05.30 она позвонила, чтобы сообщить, что пущен газ. Под воздействием газа потеряла сознание. Очнулась вечером 26 октября в 13-й горбольнице. Выжила. Сейчас по-прежнему возглавляет рекламную службу «Московской правды».

Террористы взяли в заложники 912 человек. 42 освободили до штурма. Из них четверых — женщину с тремя детьми — вывел Иосиф Кобзон, англичанина и 8 детей — врачи Красного Креста. Остальных боевики отпускали по разным причинам, в основном детей и иностранных граждан. Последними, вечером накануне штурма, здание покинули четверо граждан Азербайджана.

11 июля 2007 года организация «Норд-Ост» направила в Генпрокуратура просьбу о возбуждении уголовного дела против членов оперативного штаба по спасению заложников. В своем заявлении «Норд-Ост» отмечает, что организация медицинской помощи пострадавшим в ходе операции по спасению заложников не была на должном уровне. В частности, для газа, который использовался для нейтрализации террористов и от которого пострадали заложники, по данным «Норд-Оста», не существует антидота. Это не первый иск к руководителям операции. В ноябре 2002 года первая группа истцов подала свое заявление в Тверской районный суд, избрав ответчиком правительство Москвы. Они заявили, что операция по спасению была плохо спланирована и организована. Суд отклонил иски.
28 апреля 2003 года Мосгорсуд рассмотрел кассационную жалобу. Суд заявил, что следствие по делу о событиях 23 —26 октября 2002 года продолжается и причинно-следственная связь между специальной операцией и гибелью людей не установлена, как не установлена вина лиц, отвечающих за проведение операции. В результате иски заявителей были отклонены.
Верховный суд не нашел в действиях рай- и горсуда нарушения законности. Иностранные граждане подали заявления в Басманный суд против федерального правительства. Все инстанции также отклонили их иски.

В начале апреля 2007 года производство по делу «Норд-Оста» начал Страсбургский суд. Российское правительство уже представило свои возражения и комментарии по иску. Почти полторы тысячи страниц недавно получили истцы для ознакомления. До 12 ноября они должны отправить в Европейский суд по правам человека ответ на доводы правительства. При этом в России правоохранительные органы отказывают пострадавшим в знакомстве с материалами уголовных дел, экспертиз, опросов свидетелей.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.