Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Война

#Только на сайте

Ничего особого

21.09.2014 | Сергей Хазов-Кассиа | № 30 от 22 сентября 2014

Киев подарил мятежным территориям в Донецкой и Луганской областях «особый порядок управления», а бойцам донбасского ополчения — амнистию*

Поговорив с киевскими политиками и донбасскими ополченцами, The New Times пришел к выводу: каждый читает законы по-своему

*Верховная рада Украины приняла два закона — №5081 «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» и №5082 «О недопущении преследования и наказания лиц — участников событий на территории Донецкой и Луганской областей»; оба закона приняты в рамках подписанного в Минске мирного плана. На момент сдачи номера законы еще не подписал президент Порошенко. 
45_01.jpg
Во время обсуждения законов «Правый сектор» провел протестную акцию у администрации президента. Киев, 17 сентября 2014 г. /
фото: Sergey Dolzhenko/EPA

Не успела Рада принять миротворческие законы, как разразился скандал: кто-то тайком внес изменения в текст одного из документов. 18 сентября депутат от партии Юлии Тимошенко «Батькивщина» Анатолий Гриценко разместил на своей странице в Facebook подтверждающие факты: в закон о местном самоуправлении в Донбассе была внесена правка уже после того, как за него проголосовали депутаты. Речь шла об одном из самых важных вопросов: как и кто будет определять территорию и границы «отдельных районов» с «особым статусом». Согласно утвержденному закону, список подпадающих под его действие сел и городов определяется парламентом, тогда как выложенный на сайте Рады текст делегирует это право руководству антитеррористической операции (АТО). Вопросы вызвал и порядок прохождения законов: закрытое голосование породило подозрения в подтасовке голосов, так что, прежде чем визировать документы, председатель Рады Александр Турчинов попросил Генпрокуратуру и Службу безопасности Украины (СБУ) провести проверку.

Где граница?

Вопрос о территории, на которой будет действовать особый режим, стоял еще до встречи в Минске 5 сентября. По данным источников The New Times, представители самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик (ДНР и ЛНР) требовали подвести под особый статус Донецкую и Луганскую области в их сегодняшних границах. Однако Киев ясно дал понять: из районов, которые сейчас контролируются украинской администрацией, войска выводить никто не будет. Такого ответа в Москве и Донецке, впрочем, ждали — именно поэтому в день минских переговоров была предпринята отчаянная попытка штурма Мариуполя — ключевого города на юге Донецкой области и самого большого порта в регионе (свидетелем штурма был и корреспондент The New Times — см. № 28 от 08.09.2014). Нападающие, впрочем, встретили ожесточенное сопротивление подразделений украинской армии и добровольческого батальона «Азов», защищавших город, — Мариуполь остался под контролем Киева.

История с подлогом документа показывает, что в Киеве так и не договорились о том, каким образом составлять список «особенных» населенных пунктов. Как пояснила The New Times уполномоченный президента Украины по урегулированию конфликта, депутат от партии УДАР Ирина Геращенко, по этому вопросу до сих пор идут переговоры «тройки»: Киева, Москвы и самопровозглашенных республик. Не смог ответить на вопрос о порядке определения районов и другой голосовавший за закон, депутат от Партии регионов Михаил Чечетов: «Все вопросы о конкретных районах и сроках — к кабинету министров», — сказал он The New Times.

Донбасская Бавария

Побеседовав с украинскими политиками и с представителями ДНР, The New Times пришел к выводу: законы по-разному трактуются в Киеве и в Донецке, причем мало кто может объяснить, как они будут работать и какова их конечная цель. «Это просто рамочные законы, нужны еще подзаконные акты, — говорит Ирина Геращенко. — Но если они давали хотя бы хрупкую надежду на мир, конечно же надо было их принять!»

Как пояснил журналу директор украинского Института стратегических исследований «Новая Украина» Андрей Ермолаев, принятые законы были вынужденными, но недостаточными ни в правовом, ни в экономическом плане: «Это один из маленьких формальных шагов для сохранения режима прекращения огня, но этого мало. Они дают ответ на вопрос, как организовать занятую сепаратистами территорию, но не проясняют, как дальше жить вместе, — говорит Андрей Ермолаев — Самый большой риск в том, что после местных выборов 7 декабря будет легитимизирована власть сепаратистских организаций. Они будут принимать решения не от имени назначенных неизвестно кем премьер-министров, а от имени избранных представителей».

Голосование, впрочем, под вопросом: вице-премьер ДНР Андрей Пургин в разговоре с The New Times заявил, что подконтрольных Киеву выборов в республике не будет: «Мы же не проводим выборы на Украине».

«Восстановление будет происходить только на освобожденных территориях»

Ирина Геращенко, однако, уверена: принятые 16 сентября законы позволят постепенно вернуть полный контроль над Донбассом: «Это первый шаг для нормализации обстановки», — говорит депутат.

О том, что законы соответствуют переговорным позициям ДНР и ЛНР заявил и глава ЛНР Игорь Плотницкий. А вот Андрей Пургин, наоборот, считает, что законы хоть и могут стать отчетной точкой для дальнейших переговоров, но не заставят руководство ДНР отказаться от главной цели — независимости. Впрочем, эта идея, кажется, претерпела некоторую эволюцию: если раньше лидеры ДНР говорили о полной независимости, то в разговоре с The New Times Андрей Пургин сообщил вдруг, что полностью независимые государства можно пересчитать по пальцам одной руки, а Новороссия может стать «чем-то вроде Баварии в составе Германии или Белоруссии в составе Союзного государства РФ и Белоруссии».

Впрочем, и тут в идеологии какая-то путаница: «Мы не хотим никакого политического альянса с Украиной, — говорит Андрей Пургин. — Но готовы сохранять наработанные за 23 года экономические и культурные связи».

Причем Пургин тут же оговаривается, что новороссийская «Бавария» будет жить отдельно не только от Киева: «Мы хотели бы отношений такого рода и с Россией. Или, может быть, даже ближе».
Karta.jpg
Амнистия не для всех

Закон признал за Донбассом право создавать «отряды народной милиции», что вызвало нарекания у премьер-министра Арсения Яценюка, заявившего, что подобные формирования должны работать в рамках украинского законодательства. Неясно и другое: смогут ли служить в этих отрядах полевые командиры донбасского ополчения?

В законе прописано, что в народную милицию может вступить любой гражданин Украины, проживающий на данной территории, командиры же, по идее, должны подпадать под второй принятый парламентом закон, амнистирующий всех участников событий в Донецкой и Луганской областях. Вот только закон этот перечисляет статьи уголовного кодекса, на которые амнистия не распространяется, в частности, убийства, грабежи, изнасилования, отдельным пунктом отмечены действия, приведшие к катастрофе малазийского Боинга 17 июля. Все полевые командиры принимали участие в боях с украинской армией, а, значит, на их руках — кровь украинских военных. Кроме того, есть в списке и статья 258-3 — «создание террористической группы или организации», предусматривающая срок от 8 до 15 лет.

Ирина Геращенко напомнила The New Times, что ДНР и ЛНР признаны Радой террористическими организациями, однако по конкретным персоналиям говорить не стала: «Я же не генпрокурор». Но логически можно заключить, что первые лица непризнанных республик подпадают под данную статью, так что вряд ли они пойдут на соглашения, по которым им грозит тюремное заключение.

Другой важный вопрос — финансирование мятежных регионов. По новому закону, Киев берет на себя восстановление разрушенной инфраструктуры, а также социально-экономическое развитие. Но: «Пусть никто не думает, что мы будем финансировать террористов, — говорит Ирина Геращенко. — Восстановление будет происходить только на освобожденных территориях».

«Это же украинская армия здесь все разбомбила, — уверен, в свою очередь, Андрей Пургин. — Пусть теперь и восстанавливают».

Электората ради

По словам источника The New Times в администрации президента Украины, Киев возьмет на себя выплаты пенсий и зарплат бюджетникам при любом раскладе: «это ведь Украина». Пока есть технические проблемы: со времени захвата в июне донецких офисов казначейства и центрального банка, регион отрезан от финансовой системы страны: Киев испугался, что доступ к ней окажется у сепаратистов, а значит, и у Москвы. Как сообщили The New Times разные жители Донецка, пенсии в городе не выплачиваются до сих пор, зато персонал областной больницы им. Калинина получил зарплату: деньги поступили на карточки, правда, ни одного работающего банкомата в Донецке не осталось. А вот сотрудники Донецкого национального университета (ДНУ) денег пока не получили, но надежда есть: как объяснили на общем собрании сотрудников 15 сентября, скоро всех их попросят написать заявление о переходе на работу в другой вуз. И станет им… МГУ им. Ломоносова, который, якобы, берет под свое крыло ДНУ и превращает его в свой филиал. Тогда, мол, и деньги будут — но уже из Москвы. В самом МГУ на запрос журнала до сдачи номера не ответили.

Один из киевских собеседников The New Times объяснил журналу — в том, что законы не будут работать и не приведут к миру, уверены и в самой президентской администрации. Но на повестке дня сегодняшней украинской власти стоят парламентские выборы 26 октября: «У Порошенко одна задача: удачные выборы — большинство в парламенте — объем полномочий, как у Януковича. Законы приняты только для того, чтобы привлечь нужный электорат», — говорит собеседник The New Times.

На новую Раду рассчитывает и Ирина Геращенко, пояснившая, что после выборов будет принят пакет законопроектов по реформе системы местного самоуправления во всей Украине: «Но речь не идет ни о какой федерализации, ни о каких референдумах. Только о децентрализации полномочий».

Но это — после выборов. А пока отношение украинского политического класса к принятым законам в двух словах прояснил собеседник The New Times из кругов, близких к парламенту: «Это просто отвлекающий маневр на время торга между Порошенко и Путиным. Всем ясно, что решение проблемы Донбасса не в Киеве и не в Донецке, а — в Москве». 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.