Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Люстрация

#Только на сайте

Чистилище по-украински

09.10.2014 | Валерий Калныш, Киев – специально для The New Times | № 30 от 22 сентября 2014

Петр Порошенко подписал закон о люстрации в четверг 9 октября

Как принимался закон и кому предстоит пройти проверку — в репортаже The New Times из Киева
42_01.jpg
Народный депутат Виталий Журавский столкнулся с толпой ровно в тот момент, когда вышел из здания парламента. Активисты узнали его и засунули в мусорный бак /фото: с личной страницы Facebook Виталия Манько

16 сентября Верховная Рада Украины приняла закон «Об очищении власти» — с третьей попытки. Для принятия решения постоянно не хватало нескольких голосов. После того, как документ был принят во втором чтении, спикер Александр Турчинов предпринял попытку сразу же проголосовать за принятие закона в целом. На табло высветилось — 225 голосов «за». Не хватило одного голоса.

«Коллеги, у кого дрожит рука? У кого дрожит рука! — волновался спикер. — Позовите всех в зал. Коллеги, не расходимся, пока не примем решения. Я хочу сказать, уважаемые друзья, это не запугивание, это аргументация — всех, кто проголосовал, мы напечатаем и тех, кто не проголосовал, тоже напечатаем и на каждый округ сообщим и передадим эту позицию».

А тем временем люди собирались у стен парламента. С собой они прихватили покрышки, которые ближе к вечеру и запалили. Так парламентариям напомнили о Майдане. «Улица Грушевского перекрыта украинскими патриотами с шинами и оружием, — предупредил парламентариев депутат Николай Катеринчук («Батькивщина»). — И если этот законопроект не будет проголосован, боюсь, что тогда будет совсем другая аргументация».

На это спикер Турчинов заметил, что надо не шин и оружия бояться, а обратиться к собственной совести и «не из страха проголосовать, а из-за чувства ответственности за собственную страну».

Красные флажки

*Ленинский коммунистический союз молодежи Украины.
Голосов не хватало по объективным причинам — зал покинули коммунисты и большинство представителей «Партии регионов». И их можно было понять. Дело в том, что в законе перечислены организации, принадлежность к которым в прошлом автоматически не позволит занимать посты в новой власти. Среди тех, кто подпадает под запрет, — чиновники, до 19 августа 1991 года работавшие на руководящих должностях (уровень райкома и выше) КПСС, ВЛКСМ, Компартии Украины, ЛКСМУ* или других союзных республик, члены ЦК КПСС, те, кто работал «в качестве штатного сотрудника или негласного агента» КГБ СССР и его подразделений в республиках СССР и, в частности, в его Пятом Управлении (идеологическая контрразведка — борьба с инакомыслием и «идеологическими диверсиями»). Не смогут пройти «очистительную» проверку даже выпускники высших учебных заведений КГБ СССР, правда, за исключением технических специалистов.

У «Партии регионов» были свои резоны противиться люстрации. В категорию «субъекты проверки, которые не прошли проверку» отнесены все, кто «занимал должность в период с 25 февраля 2010 года по 22 февраля 2014 года», то есть, начиная со дня вступления Виктора Януковича в должность президента Украины и до его бегства из страны. Список возглавляет сам беглец и заканчивается он чиновниками, в отношении которых суд установил, что они препятствовали проведению акций протеста, начиная с 21 ноября 2013 года — дня, когда стартовал Евромайдан.

«Прошу вас, не люстрируйте тех профессиональных людей, которые работали в правительстве Януковича и сейчас занимают должности. Это военный прокурор, который работал в администрации президента Януковича, это министр экономики, другие министры. Я прошу вас — это профессиональные люди, не люстрируйте их», — умоляла парламентариев Анна Герман — народный депутат, а в прошлом одна из ближайших соратниц Виктора Януковича и, как утверждают ее оппоненты (в частности, на страницах «Украинской правды»), секретный сотрудник советского КГБ по кличке «Тереза».

Однако в этом и заключается смысл люстрации: люди, сотрудничавшие с преступным режимом, не могут работать в новой власти. Собственно, об этом говорится в первых строках пояснительной записки к законопроекту: «Введение механизма люстрации (очищения) власти является одним из способов консолидации общества и преодоления негативных последствий авторитарного режима бывшей власти».

Итог дискуссии в Раде подвел депутат Виталий Журавский. На выборах его поддерживала «Партия регионов», однако после революции он, как многие из «регионалов», покинул фракцию и сейчас входит в группу «Экономическое развитие»: «Уважаемые коллеги, если мы не проголосуем за этот закон, а этот закон дает нам цивилизованный способ сменить власть, то заговорит толпа. Это гораздо хуже и страшнее».

По иронии судьбы, Виталий Журавский столкнулся с толпой ровно в тот момент, как вышел из здания парламента. Активисты узнали его и засунули в мусорный бак, чем выразили свое отношение к «Партии регионов».

За кулисами

Подготовка закона шла тяжело. Заседания, посвященные законопроекту, оппозиция бойкотировала и тем самым не позволила проводить полноценные обсуждения поправок, вносившихся депутатами после принятия документа в первом чтении. Ко второму чтению этих поправок набралось 400. Парламентарии смогли увидеть их только перед самым голосованием. За 36 минут до принятия закона в целом замглавы фракции «Батькивщина» Сергей Пашинский, призывая депутатов голосовать за закон, фактически просил поверить ему на слово. «Я категорический противник популизма и предвыборных законодательных инициатив, — говорил он. — Но у меня была возможность сотрудничать с рабочей группой, и я знаю перипетии принятия этого закона. Я знаю, почему его нет до сих пор в зале. Есть уже таблица, она сейчас публикуется, там много правок, — объяснял депутат. — Этот закон даст возможность спокойно, по-европейски очистить власть и провести люстрацию, которая назрела. Я прошу поддержать и уверяю вас, что никакого популизма там уже нет, никаких «диких» вещей, которые были в первом чтении, там уже нет, он полностью вычитан и готов к принятию».

Сколько именно «диких» вещей исключено, еще предстоит узнать. Но то, что они были — несомненно. Взять, к примеру, перечень документов, которые подает чиновник или соискатель поста в органах власти. В первоначальном варианте помимо письменного согласия на проведение проверки, автобиографии, копии документа, удостоверяющего личность, кандидат должен был предоставить «декларацию об имуществе, о доходах, о тратах и об обязательствах финансового характера относительно себя и близких ему людей (мужа, жены, отца, матери, отчима, мачехи, сына, дочки, пасынка, падчерицы, родного брата, родной сестры, деда, бабки, прадеда, прабабки, внука, внучки, правнука, правнучки, усыновителя или усыновленного, опекуна или опекаемого, а также людей, которые совместно проживают, связаны совместным бытом и имеют взаимные права и обязательства с субъектом проверки, в том числе лица, которые совместно проживают, но не состоят в браке)».

В итоговом варианте, сообщил один из авторов законопроекта Юрий Деревянко (он не входит ни в какую фракцию), список тех, чей уровень благосостояния будет проверяться, сведен к минимуму: «Все нормы, которые касаются так называемого неограниченного круга близких людей, сузились четко до семьи, до тех людей, которые проживают с каждым из нас».

Сокращен также список тех, кто подпадает под люстрацию. Из списка исключены народные депутаты и вообще все, кто претендует на избираемые должности, скажем, председателя городского или областного совета. Как пояснил The New Times глава Люстрационного комитета (он был учрежден еще во времена Майдана и сейчас занимается разработкой профильного законодательства) Егор Соболев, «этот закон затронет только тех, кого назначают на должности — судей, прокуроров, сбушников (сотрудников Службы безопасности Украины. — The New Times), милиционеров, чиновников — до уровня министра».

Кроме того, стал более демократичным процесс принятия окончательного решения: изначально планировалось, что после проверки человека просто ставят в известность о решении. Теперь же, по словам Деревянко, результаты проверки будут отправлены соискателю, и он сможет дать свои пояснения, и только с учетом этого будет приниматься окончательное решение.

Правила чистилища

Механизм проведения люстрации примерно такой: руководитель ведомства составляет план проверки своих подчиненных и отправляет его в Национальное агентство по вопросам государственной службы. Эксперты агентства вместе с налоговиками изучают дела штатных сотрудников по нескольким пунктам: достоверность сведений об имуществе, доходах и расходах, которые были совершены за три года до проверки (проверяются и аналогичные данные близких); привлечение к ответственности за коррупцию; присутствие в перечне лиц, не имеющих права занимать должности. Один нюанс: отказаться нельзя — в этом случае имярек автоматически относится к числу не прошедших проверку и не может претендовать на должность.

Самих проверяющих тоже проверяют — для этого создается спецкомиссия, в состав которой включается один представитель общественной организации и один журналист. Руководитель проверяющей комиссии назначается на должность только на один год — переназначение не предусмотрено.

Под действие этого закона подпадает около 1 млн разного рода чиновников, госслужащих, сотрудников правоохранительных органов

О грядущей проверке чиновника предупредят за 10 дней до ее начала. Срок проверки — не более 45 дней. Не прошедшие проверку увольняются и — главное — лишаются права занимать должности в органах власти на ближайшие 10 лет. «По нашим подсчетам, под действие этого закона подпадает около 1 млн разного рода чиновников, госслужащих, сотрудников правоохранительных органов», — заявил в минувшую среду премьер-министр Арсений Яценюк.

Начнется люстрация с министерства юстиции, которое будет контролировать люстрацию других органов власти. А за Минюстом должен следить специальный общественный орган из журналистов и активистов — его создание предусмотрено законом. «Человек с хорошим образованием, опытом работы в легальном бизнесе и без опыта в госсекторе»,— таким видит идеального украинского чиновника Егор Соболев.

Однако лишних иллюзий активисты Майдана (а Соболев — один из них) не строят: «Закон — это оружие для очищения власти. Но этим оружием важно правильно воспользоваться. Принятие закона — это полшага к выполнению требования Евромайдана о люстрации власти. Следующая половина — выполнить закон. И не надо ждать, что нынешние руководители страны с жаром бросятся его выполнять. Общество должно их заставить», — уверен Соболев.
 

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.