Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Только на сайте

Борьба ненецких добытчиков

21.09.2014 | Константин Гаазе , Ольга Мамаева | № 30 от 22 сентября 2014

Почему олигарх Владимир Евтушенков может лишиться своей нефтяной компании

28_01.jpg
«Башнефть» стала первой жертвой новой нефтяной войны. Уфа, 11 апреля 2013 г. /фото: Sergei Karpukhin/Reuters

Олигарха Владимира Евтушенкова с юбилеем глава государства официально поздравил всего один раз — 25 сентября 2008 года, когда предпринимателю исполнилось 60 лет. «Талант предпринимателя и солидный профессиональный опыт помогают Вам — видному представителю делового сообщества страны — успешно реализовывать перспективные экономические проекты», — написал ему в юбилейной телеграмме президент Медведев, о чем даже сообщили на сайте Кремля.

Свое 66-летие Евтушенков на этой неделе может встретить под домашним арестом в подмосковном имении в Жуковке, если, конечно, арест все же не отменят (см. текст на стр. 26)

История Евтушенкова и его нефтяного бизнеса — первый ощутимый пример того, как санкции и новая холодная война влияют на экономический и политический пейзаж России. У тех, кто пострадал на этой войне, появляются проблемы. И пострадавшие начинают решать их за счет передела крупных кусков собственности внутри страны.

Евтушенкова обвиняют фактически в том, что он знал, что сын бывшего президента Башкирии Урал Рахимов украл компанию «Башнефть» у государства. Если Евтушенков об этом знал, говорит следствие, следовательно, имел преступный умысел, покупая акции у Рахимова-младшего. Следовательно, помог ему легализовать преступные доходы и сам их получил.

Но суть, кажется, не столько в самой компании, хотя она входит в десятку крупнейших нефтяных компаний России и дает десятки миллиардов рублей прибыли ежегодно. Дело в одном ее активе — лицензии на огромные месторождения нефти им. Требса и им. Титова в Ненецком АО, выданной в начале 2011 года.

Вышло так, что к концу 2012 года все крупные месторождения на суше российские нефтяники поделили, а в 2014-м началась холодная война. После введения антироссийских санкций освоение шельфовых месторождений стало практически невозможным: все нужные технологии остались на Западе, за железным занавесом. И в стране тут же обострилась конкуренция за нефть. Евтушенков пал ее первой жертвой. Ему сделали предложение — он отказался, подводит черту под уголовным делом олигарха бывший кремлевский сотрудник. Поэтому богатые месторождения Требса и Титова теперь получит «Роснефть», а сам Евтушенков или все отдаст и уедет, или так и будет сидеть под арестом.

Превратности «Башнефти»

28_02.jpg
На участках Требса и Титова пока пробурили только разведывательные скважины. Поселок Варандей, 22 октября 2013 г. /фото: Olesya Astakhova/Reuters
Евтушенков создал свою империю в 90-е годы прошлого века при дворе мэра Москвы Юрия Лужкова. В Москве появилась и встала на ноги его флагманская компания — МТС. Затем на столичном небосклоне взошла звезда одной из первых девелоперских компаний страны — «Системы-Галс». В середине 2000-х отрасль сотовой связи начала переживать бурный рост в развивающихся странах, и стоимость МТС рванула вверх, превратив Евтушенкова в одного из богатейших несырьевых олигархов России. В 2005 году он решил покончить с этим легкомысленным статусом и диверсифицировать бизнес. Евтушенков вошел в капитал нефтяной компании «Башнефть»: купил за $600 млн блокирующие пакеты акций шести предприятий башкирского ТЭК у сына президента республики Урала Рахимова.

В начале 2008 года Евтушенков был могущественен, крепко стоял на ногах и занимал в российском рейтинге Forbes 18-ю строчку, на полмиллиарда долларов обгоняя Алишера Усманова, сегодня — самого богатого человека России. Но затем над его империей разразилась буря. Как и все российские олигархи, Евтушенков в «нулевые» много занимал у западных банков, закладывая свои постоянно дорожающие акции. Когда акции резко подешевели из-за финансового кризиса 2008 года, банки попросили погасить разницу между реальной стоимостью имущества и требуемым размером залога. Если денег не найдется, они продадут акции со скидкой первому встречному.

После введения антироссийских санкций освоение шельфа стало невозможным. В стране обострилась конкуренция за нефть. Евтушенков пал ее первой жертвой

Евтушенкову пришлось идти с протянутой рукой к сильным мира сего. Премьеру Владимиру Путину он предложил выкупить облигации МТС за счет средств правительства. У президента Медведева попросил помощи для «Ситроникса», производителя электронных компонентов. Власти осенью 2008 года олигарху помогли. Облигации МТС с благословения Путина купил Сбербанк, «Ситрониксу» денег дал Внешэкономбанк из антикризисного фонда. Справившись со своими проблемами, Евтушенков решил подумать о будущем. И, как математик, стал искать возможность как-то заработать на кризисе. Возможность подвернулась очень скоро. «Башнефть» — 10 % российского рынка переработки нефти, 98 % рынка ГСМ Башкирии, 285 млн тонн разведанных запасов — была окончательно продана Евтушенкову.

При этом Евтушенков строго по неформальным правилам своего времени согласовал сделку везде, где мог. Об этом прямым текстом заявил бывший министр финансов Алексей Кудрин на прошлой неделе. «Сделка по покупке структурами Евтушенкова этого актива была полностью согласована со всеми уровнями власти. Что могло измениться за это время, я не понимаю», — сказал он, общаясь с прессой в пятницу. Евтушенков получил контроль над «Башнефтью» в апреле 2009 года, а уже в июне заплатил казне 14 млрд рублей налогов, недоплаченных при прежних хозяевах компании. Когда в конце июня 2009 года Рахимов-младший спешно улетел из России в Вену, казалось, что проблемы «Башнефти» закончились. Преступник бежал, а у компании новый хозяин и блестящие перспективы.
Doc-1.jpg
Письмо президентов «ЛУКОЙЛа» и «Башнефти» премьер-министру Путину, которое тот переправил Сечину

Несчастливая скважина

В 2010 году инвестиции в нефть и диверсификация сработали. 28 сентября президент Медведев уволил мэра Лужкова «в связи с утратой доверия». Если бы у Евтушенкова не было «Башнефти», покупка которой была согласована и в Кремле, и в Белом доме, эта отставка могла стать концом его империи. Но, пустив корни в другом бизнесе и заведя новых друзей, Евтушенков пережил ее без потерь. А в конце 2010 года случилось чудо: компания выиграла право разрабатывать ненецкие нефтяные месторождения на двух крупных участках — Требса и Титова.

Их называют самыми богатыми месторождениями в этой части России. К ним не нужно строить нефтепровод — через них проходит труба «Южное Хыльчую — Варандей». Неподалеку — обустроенный «ЛУКОЙЛом» порт Варандей, который может принимать танкеры и ледоколы. Балансовые запасы месторождений — 140 млн тонн нефти категории С1 и С2, в реальности там может находиться до 200 млн тонн.

Конкурс на право освоения месторождений Требса и Титова прошел со скандалом. Роснедра отстранили от участия в нем «ЛУКОЙЛ», «Газпром нефть», ТНК-BP и еще несколько компаний, допустив только «Сургутнефтегаз» и «Башнефть». «Сургут» свою заявку потом снял сам, конкурс признали несостоявшимся и отдали месторождение «Башнефти» Евтушенкова.

Почему случилось чудо и такие лакомые месторождения получила «Башнефть», а не государственная «Роснефть», «Газпром нефть» или «ЛУКОЙЛ», которому сам бог велел его разрабатывать, осталось не вполне ясным. Официальная позиция Кремля тогда заключалась в том, что частники пусть добывают нефть на суше, а госкомпании — работают на перспективу: осваивают гигантские запасы шельфа и Арктики. За закрытыми дверями речь шла о том, что госкомпании и так переобеспечены запасами, тянут с добычей и разведкой, вспоминает бывший сотрудник Минприроды. Чтобы не остаться без нефти, нужно дать частному бизнесу шанс, а не ждать, пока «Роснефть» доберется до Требса с Титовым.

Говорили тогда и о высоких покровителях Евтушенкова, не бывших, а нынешних. Как представитель инновационного бизнеса, Евтушенков был вхож к президенту Медведеву, часто летал с ним в командировки. Возможность разрекламировать президенту себя у него была, вспоминает чиновник, работавший в те годы в Кремле.

Так или иначе, но лицензия и билет в высшую нефтяную лигу достались Евтушенкову не бесплатно. Он заплатил за лицензию 18,4 млрд рублей (государство просило примерно 18,2) и принял на себя ряд других обязательств. 42 % нефти компания обязалась перерабатывать сама, 15 % — продавать внутри страны на бирже.

В феврале 2011 года компания начала искать партнера для освоения Требса и Титова. «Башнефть» — это прежде всего нефтеперерабатывающие заводы Башкирии, а уж потом — добыча. Опыта в освоении заполярных месторождений у компании не было, на конкурс ее допустили (если не брать в расчет административный ресурс) только потому, что она имела больше всех свободных мощностей по переработке нефти в стране. Партнеры нашлись быстро. 12 декабря 2011 года «Башнефть» переоформила лицензию Требса и Титова на свою дочку «Башнефть-Полюс», а 27 декабря продала блокирующий пакет «дочки» (25,1 % акций) «ЛУКОЙЛу».
Doc-2.jpg

Письмо президентов «ЛУКОЙЛа» и «Башнефти» премьеру Медведеву. Тот поручил Дворковичу уважить их просьбу


Казалось бы, что в этом плохого? Компания не собиралась отказываться от взятых обязательств, нашла партнера, уже закрепившегося в регионе, и даже готова с его помощью начать добычу нефти чуть ли не на пять лет раньше, чем позволяет лицензия. Все это — обман, ответил тогда куратор нефтяной отрасли вице-премьер Игорь Сечин. А с обманщиками правительство дел иметь не будет.

Идея отдать Требса с Титовым Евтушенкову вице-премьеру никогда не нравилась. Но он был вынужден с ней согласиться. Президент Медведев повел осенью 2010 года наступление на позиции Сечина, упирая на спад в добыче и требуя развязать частникам руки в отрасли. Речь зашла о доступе иностранцев на шельф, который фактически запретили еще в 2008 году. Спасая эту вотчину близкой ему «Роснефти», Сечин пожертвовал месторождениями, которые достались Евтушенкову, но выиграл время.

После того, как «Башнефть» пригласила на месторождения «ЛУКОЙЛ», Сечин начал атаку на компанию на двух фронтах. Во-первых, его специалисты проанализировали список изменений, которые «Башнефть» просила внести в лицензию в связи со сделкой с «ЛУКОЙЛом», и решили, что изменения существенные, а значит, пересматривают итоги конкурса, что запрещено законом. Федеральная антимонопольная служба должна была атаковать «Башнефть» с другой стороны: затребовать у компании полный список собственников, ее и ее новых партнеров, чтобы точно знать, что Требс с Титовым не достались иностранцам, что также запрещает закон. В начале 2012 года Сечин и близкие к нему чиновники выпускают поручения по проверке сделки «Башнефти» с «ЛУКОЙЛом», обстоятельств приобретения лицензии «Башнефтью» и акционеров обеих компаний. Часть поручений идет с грифом «Секретно».

С иностранными владельцами дело выгореть и не могло — ни «ЛУКОЙЛ», ни «Башнефть» ими не контролируются. ФАС доложила Сечину, что иностранцы «Башнефть-Полюс» не контролируют и закон компания не нарушает. Разбирательства дали Сечину еще немного времени, пока его шеф Владимир Путин был занят переездом из Белого дома в Кремль.

27 марта 2012 года президенты «ЛУКОЙЛа» и «Башнефти» Вагит Алекперов и Александр Корсик написали премьеру Путину, только что выигравшему президентские выборы, осторожное письмо (см. иллюстрацию), в котором просили «рассмотреть возможность продолжения реализации проекта в его нынешнем виде» — то есть «Башнефть-Полюсом» — и соглашались на пересмотр условий лицензионного соглашения, если это нужно государству.

Путин их письмо отправил Сечину, который, получив поручение, начал новую атаку на компанию. Смысл усилий вице-премьера был прост. Задача-минимум — отменить выдачу лицензии «Башнефть-Полюс», вернуть все «Башнефти» и посмотреть, что она будет с этим делать без «ЛУКОЙЛа». Задача-максимум: отменить весь конкурс, как проведенный со значительными нарушениями. Пусть атака по линии «иностранных собственников» заглохла, но сработала другая — изменение условий лицензии.

18 мая 2012 года приказ Роснедр от декабря 2011 года, передающий лицензию «Башнефть-Полюсу», был отменен. Евтушенков остался с нефтью, но без партнера.

Doc-3.jpg
Doc-3-1.jpg
Переписка Дворковича с Роснедрами. Руководство Роснедр отказалось выполнять указания правительства

Пиррова победа

Новый раунд борьбы за Требса с Титовым начался спустя неделю, как только руководители страны поменялись местами. Те же Алекперов и Корсик написали письмо новому премьеру — Дмитрию Медведеву — и попросили его вернуть лицензию «Башнефть-Полюсу». Медведев тут же взялся за дело. 19 июня премьер провел комиссию по ТЭК, на которой решили внести изменения в лицензию «Башнефти», учитывающие ее партнерство с «ЛУКОЙЛом». Соответствующее поручение ведомствам дал новый куратор ТЭК — вице-премьер Аркадий Дворкович.

20 июня Министерство природных ресурсов сообщило Дворковичу, что у него возражений против указания премьера нет. 29 июня руководитель правового департамента аппарата правительства Панферов сообщил Дворковичу, что перевод лицензии законен.

2 июля 2012 года Дворкович выпустил в адрес Минприроды и Роснедр поручение, не терпящее двойного толкования. «Прошу обеспечить внесение изменений в лицензию на право пользования участком недр, включающим месторождение им. Романа Требса и месторождение им. Анатолия Титова, с последующим ее переоформлением в соответствии с требованиями законодательства в сфере недропользования». На поручение Дворкович получил ответ ровно через две недели. Зам. руководителя Роснедр Морозов написал ему длинное письмо (см. иллюстрацию), в котором объяснял, почему указание премьера и указание самого Дворковича выполнить нельзя.

Конец письма получился почти издевательским: «С учетом наличия указанных фактов и обстоятельств, а также решений, принятых Президентом Российской Федерации В.В. Путиным на заседании Комиссии при Президенте Российской Федерации по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности 10 июля 2012 года, прошу Вас, уважаемый Аркадий Владимирович, разъяснить порядок исполнения поручения от 2 июля 2012 года». Объяснялась наглость Морозова просто. Роснедра остались под контролем ушедшего в «Роснефть» президентом Сечина, шеф Морозова — Попов — долгое время даже работал его помощником.

Борьба с оппозицией Роснедр и борьба за «Башнефть», которая осталась один на один с неподъемными для нее месторождениями Требса и Титова, продолжалась год. Год люди Сечина отбивали атаки премьера, не выпуская новую лицензию для компании Евтушенкова. В июле 2013 года руководителя Роснедр Попова уволили, а на этот пост назначили замминистра природных ресурсов.

И когда Евтушенкову могло показаться, что аппаратная победа близка, ему начали делать предложения о продаже «Башнефти». Никто из собеседников The New Times, правда, не осмеливается назвать компанию, которая их делала.
Doc-4.jpg
Переписка Дворковича с Роснедрами. Руководство Роснедр отказалось выполнять указания правительства

Война, что ты сделала, подлая

Летом этого года крупнейшая нефтяная компания страны «Роснефть» оказалась отброшена в прошлое на годы из-за введения против нее экономических и технологических санкций. Запрет на выдачу долгосрочных кредитов «Роснефти» оставил компанию с большой кредитной нагрузкой и без перспектив получить западные деньги на свои проекты в ближайшем будущем. Запрет импорта оборудования и технологий поставил крест на планах начать масштабное освоение ресурсов шельфа и Арктики до 2020 года.

При этом «Роснефть» должна поставить в Китай до 2050 года в общей сложности 660 млн тонн нефти, это больше текущего годового объема добычи в России. Компания, обеспеченная запасами под завязку, столкнулась с реальной угрозой дефицита нефти. Последнее крупное нефтяное месторождение на суше — Имилорское — досталось в конце 2012 года «ЛУКОЙЛу». Неосвоенные Евтушенковым месторождения Требса и Титова просто напрашивались на конфискацию. «Государство обязано оптимизировать отрасль и смотреть на общий баланс, а не на частные интересы», — говорит топ-менеджер госкомпании из ТЭК. Он не уверен, что месторождения Требса и Титова достанутся именно «Роснефти», но считает, что отъем лицензии у Евтушенкова, пусть даже посредством уголовного дела, справедлив. Если ты не можешь в такой момент разрабатывать крупнейшее месторождение страны сам, верни его государству, оно компенсирует твои расходы, объясняет он эту логику.

Оценка того, что сейчас может получить Евтушенков за свой нефтяной актив, варьируется от миллиардов долларов до нуля

Беда Евтушенкова, попавшего под арест, видимо, заключается в том, что он не хотел просто получить компенсацию расходов. Он хотел, чтобы его компанию купили у него по рыночной цене. Поэтому, вероятно, переговоры с ним, которые велись в конце 2013 года, не увенчались успехом, а он оказался обвиняемым по делу «Башнефти».

Оценка того, что может получить за свой актив арестованный Евтушенков, разнятся от миллиардов долларов до нуля.

Формула, которую можно было применить к компании, отягощенной политическими проблемами и спорными запасами: цена равна ее текущей годовой EBITDA (прибыль до налогообложения и возврата процентов по кредитам), умноженной на пять. EBITDA «Башнефти» в 2013 году — 103 млрд рублей, значит, за свои 60 с небольшим процентов в компании олигарх мог бы получить примерно $8-9 млрд. Из-за войны, которая и превратила Требса с Титовым в лакомые куски, этих денег никакая из госструктур не найдет.

Другую полярную оценку дал The New Times источник в одном из ведомств, занимающихся природными ресурсами. По его словам, возможно банкротство «Башнефти» и ее продажа для покрытия ущерба государства. Сроки — январь-февраль следующего года. 



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.