Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Политика

Монополия умерла, да здравствует монополия!

22.10.2007 | Милов Владимир | № 37 от 22 октября 2007 года

Российская электроэнергетика между двух огней

Монополия умерла, да здравствует монополия!
26 октября состоится внеочередное собрание акционеров РАО «ЕЭС», на котором будет принято решение о ликвидации российской энергетической монополии и избрании советов директоров новых, появляющихся на месте РАО компаний. Однако грядущие проблемы очевидны уже сейчас

Владимир Милов
директор Института энергетической политики

На сегодня электроэнергетический сектор практически разделен: на месте диспетчерского управления ЕЭС с неясным статусом и полномочиями появилась гораздо более мощная структура по управлению режимами работы электроэнергетических систем — Системный оператор, созданы Федеральная сетевая и генерирующие компании, часть из них уже выделена из РАО «ЕЭС». В следующем году с ликвидацией РАО «ЕЭС» процесс реструктуризации компаний отрасли будет завершен.

Анатолий Чубайс долго добивался возможности провести приватизацию энергоактивов, и начало ее оказалось вполне успешным. В какой-то мере ему удалось реабилитироваться за историю с залоговыми аукционами 1990-х. Прошедшие продажи акций генерирующих компаний осуществлялись по весьма высоким ценам — например, в сентябре германская компания E.ON приобрела госпакет акций генерирующей компании ОГК-4 по цене свыше $750 за киловатт мощности, то есть практически по ценам покупки энергоактивов в Западной Европе.

— Камень преткновения —

В структуре потребленного в 2006 г. электростанциями РАО «ЕЭС» топлива снизилась доля газа против уровня 2005 года на 0,7% и составила 70,0%, доля угля возросла на 0,2% и составила 26,0%, доля мазута возросла на 0,5% и составила 3,4%, прочие виды топлива составили 0,6%.

Приходится констатировать: основные цели реформы — создание конкурентного рынка электроэнергии и либерализация отрасли — так и не были достигнуты, к тому же процесс начал разворачиваться и вовсе в неожиданную сторону. В отрасль в качестве главного игрока, активно скупающего генерирующие мощности, пришел «Газпром». Это оказалось совершенно новым поворотом: когда реформы лишь разрабатывались, возможности такой экспансии никто не предполагал, для рынка это катастрофа. В 2000 —2001 годах предполагалось, что газовую отрасль будут реформировать вместе с электроэнергетической и на газовом рынке тоже будет конкуренция.

Но «Газпром», отстояв свой монопольный статус, уже скупил или находится в процессе приобретения ряда крупных электрогенерирующих компаний: «Мосэнерго», ОГК-2, ОГК-5, ОГК-6, ТГК-1 — и таким образом сможет, по разным оценкам, консолидировать контроль над 20 —25% генерирующих мощностей России. Еще 5% будет контролировать угольная компания СУЭК, с которой «Газпром» создает совместное предприятие по управлению электроэнергетическими активами. Прибавьте к этому 25% мощностей, которые останутся под контролем государства и которые не предполагается приватизировать (атомные и гидроэлектростанции), а также 10% мощностей, уже контролируемых группой «Базовый элемент» Олега Дерипаски, и вы получаете рынок, где две трети производственных мощностей контролируется государством, «Газпромом» и Дерипаской. При этом значительная часть мощностей (еще примерно процентов 10) будет принадлежать крупным российским промышленным группам, весьма лояльным государству («Норильскому никелю», одной-двум крупным нефтедобывающим компаниям). Кроме того, высока вероятность, что купившие некоторые электроэнергетические активы иностранцы — та же германская E.ON — вскоре перепродадут их «Газпрому» в обмен на участие в газодобывающих активах.

Таким образом, другим собственникам останется менее четверти не самых лучших генерирующих мощностей.

Одной лишь экспансии «Газпрома» уже достаточно, чтобы похоронить все позитивные достижения электроэнергетической реформы. После ликвидации РАО «ЕЭС» «Газпром», скорее всего, потребует пересмотра действующей конфигурации генерирующих компаний и создаст на базе принадлежащих ему электростанций крупнейшую генерирующую компанию в европейской части России. Ее мощность может составить 50 тысяч мегаватт, и конкурировать с ней будет просто невозможно. Будучи главным поставщиком топлива на электростанции и одновременно хозяином значительной части из них, «Газпром» сможет субсидировать свои электростанции и дискриминировать чужие, ухудшая позиции конкурентов на рынке и впоследствии поглощая их. Как это работает, уже видно на примере петербургского региона: демонстративно отказав в поставках газа запущенному год назад второму энергоблоку Северо-Западной ТЭЦ, «Газпром» строит Юго-Западную ТЭЦ, которая будет принадлежать газовому монополисту и для которой газ благополучно нашелся.

— Конец конкуренции —

Будет ли складывающийся рынок конкурентным? Ответ однозначный: нет. Он будет олигопольным с высокой вероятностью ценовых сговоров и монопольного завышения цен — всем тем букетом удовольствий, с каким мы сталкиваемся сегодня на других олигопольных промышленных рынках: нефтепродуктов, металлопродукции, цемента.

Можно ли в таких условиях отпускать цены на электроэнергию? Нет ответа. Кроме того, в реальности цены никто отпускать и не собирается — и в этом состоит вторая принципиальная недоделка уходящего Чубайса. Затеяв разделение своей отрасли по видам бизнеса в качестве фундамента для достижения главной цели — либерализации цен на электроэнергию, он так и не приблизил отрасль к либерализации. Новая модель оптового рынка электроэнергии, запущенная в действие в 2006 году, услужливо индифферентна к тому, будут отпущены государством цены на электроэнергию в значимом масштабе или нет. Этот рынок может сколько угодно долго работать в условиях сохранения ценового регулирования.

Принятый кабинетом Фрадкова в апреле 2007 года график либерализации любезно оставил свободу действий новому правительству — до конца 2008 года предполагается сохранить регулирование до 75% поставок электроэнергии. Новый кабинет, движимый популизмом и находящийся под влиянием промышленного лобби, скорее всего, выбросит в корзину даже тот план либерализации рынка, который был с неимоверным трудом и при жестоком противодействии силовой башни Кремля утвержден бывшим премьером Михаилом Фрадковым.

— Заплатят граждане —

После ликвидации РАО «ЕЭС» и ухода Чубайса российская электроэнергетика, таким образом, оказывается между двух огней: если цены не будут отпущены, нас с большой вероятностью ждут массовые банкротства энергосбытовых компаний, нехватка средств на ремонт оборудования и инвестиции. Если новое правительство все же решится на либерализацию цен (а такой сценарий, скорее всего, будет поддерживать «Газпром», которому уже удалось в этом году пролоббировать программу резкого повышения цен на газ для российских потребителей), то нас ждет олигопольный рынок с постоянно растущими ценами.

Вряд ли имеет смысл сваливать только на Чубайса вину за то, что все получилось именно так. Чубайс сделал то, что мог в тех условиях, в которые был поставлен. Такова объективная реальность складывающейся в России модели монопольного госкапитализма. Когда и если упадут цены на нефть, мы поймем, как же дорого нам эта модель обходится.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.