Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Политика

Почему молоко не бензин

22.10.2007 | Вардуль Николай | № 37 от 22 октября 2007 года

Цены разбушевались — это признают все. Но как объясняют!.. Впрочем, всегда примерно одинаково. С большой натяжкой только в прошлом году официально подсчитанный рост цен соответствовал рубежу (конечно, верхнему), заявленному правительством заранее. Во все остальные годы новейшей истории России инфляция натягивала нос российским властям. Но любопытно не это, а то, что каждый раз неукротимость цен объясняли точечно, а не системно: то во всем были виноваты цены на услуги ЖКХ, то цены на бензин, то, как сейчас, рост мировых цен на отдельные продукты питания из-за того, например, что в Китае стали больше пить молока.
Помните выступление Аркадия Райкина: «Кто костюм пошил?» Выходят 100 человек. «К пуговицам претензии есть?»
Если заниматься пуговицами, они заблестят, как на парадных мундирах солдат кремлевского полка, а вот костюм не наденешь.
Другими словами, пики цен есть всегда, попытки их сбить — развлечение на все времена. Есть «успехи», не один раз правительство договаривалось с бензиновыми королями об ограничении роста цен на бензин. Успехи, правда, дутые: каждый раз цены ограничивали перед очередным прыжком пошлины на вывоз сырой нефти (величина пошлины, изменяемая раз в два месяца, рассчитывается по формуле, зафиксированной в законе о таможенном тарифе, предсказать ее динамику труда не составляет). Теперь прикиньте: когда экспорт нефти дорожает, появляются дополнительные шансы, что она пойдет на внутреннюю переработку. Итог: больше бензина и, стало быть, ниже цены. Вот и вся договоренность.
Можно ли этот опыт развить и договориться с производителями (под угрозой налоговых проверок с пристрастием) о лимитах роста цен на ряд видов продовольствия? Попытки уже предпринимаются в Кемерово, ряде регионов Дальнего Востока. Но они скорее обернутся пыткой для покупателей. Администрирование цен — проверенный путь к товарному дефициту (товары будут утекать к соседям, как бы их ни ограничивали). Значит, новый виток коррупции и в конце концов — неминуемый прыжок цен.
Могу напомнить — нет, не Советский Союз, а 1999 год, когда под давлением первого вице-премьера Николая Аксененко было подписано картельное соглашение о недопущении роста цен. Просуществовало оно не больше двух месяцев…
Сейчас правительство выбрало другой путь: уменьшило ввозные пошлины на молоко, сыры, подняло вывозные на зерно (в ожидании роста производства мяса и все того же молока). Так, несомненно, эффективнее. Но и это не путь к победе.
Почему взрыв цен произошел именно в сентябре 2007 года? Это ответ на рекордный приток иностранного капитала в первой половине года — ЦБ называет цифру в $60 млрд. Оборотная сторона — рост рублевой массы (в России инвестируются не доллары, а рубли). С небольшим лагом отозвалась и инфляция. Когда капиталы из-за угрозы глобализации ипотечного кризиса в США развернулись (только в августе их отток превысил $10 млрд), появился шанс остановить инфляцию. Почему он упущен? Виноваты не любители молока в Китае или Африке, а российские банки. Подорожание кредитов на Западе подорвало их условную устойчивость, и власти откликнулись ростом денежного предложения. Сказались, конечно, и выборы. Президент на всенародной пресс-конференции 18 октября увязал инфляцию с ростом пенсий. Понятно, что именно так инфляция и раскручивается.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.