Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мир

#Только на сайте

Разъединенное королевство

17.09.2014 | Остальский Андрей, Лондон , Сергей Хазов-Кассиа | № 29 от 15 сентября 2014

Великобритания как государство, вполне возможно, доживает последние дни: накануне референдума 18 сентября силы сторонников и противников независимости Шотландии, как показывают опросы, примерно равны, все решат голоса колеблющихся. The New Times заглядывал в туманное будущее Альбиона


18_01.jpg
Сторонник независимости Шотландии в центре Эдинбурга. 9 сентября 2014 г. /фото: Martin Lesley/AFP Photo
С трудом веришь глазам: над резиденцией британского премьера, на Даунинг-стрит 10, развевается шотландский флаг — синее полотнище с белыми перекрещенными диагональными полосами, так называемый Sаltire, который в России называют Андреевским крестом. Шотландские флаги поднялись также над зданиями местных советов во многих английских городах. Это — часть кампании британского истеблишмента, последнего яростного залпа из всех пропагандистских орудий в войне за умы и сердца шотландцев перед голосованием на референдуме о независимости 18 сентября. И еще одно небывалое событие: 10 сентября лидеры трех главных политических партий Великобритании, включая премьера Кэмерона ринулись в Шотландию лично уговаривать ее жителей остаться в составе Соединенного Королевства.

Не уходи, я все прощу

Шотландские националисты назвали эту атаку жестом отчаяния, проявлением «паники» в ответ на данные опроса, проведенного компанией YouGov, показавшего, что впервые за всю историю страны большинство, 51 %, может проголосовать за отделение. Это при том, что на протяжении многих месяцев опросы убаюкивали лондонских политиков: кампания «Better Together» («Вместе лучше») на десятки процентов опережала кампанию сторонников независимости «Yes, Scotland!» («Да, Шотландия!»). Да и последний опрос, проведенный для газеты Daily Records, показал, что сторонников независимости снова всего 47 %.

Karta-1.jpg
*В 1707 году парламентами в Эдинбурге и в Лондоне был издан «Акт об Унии», объединивший две страны в одну — Королевство Великобританию. Однако на протяжении всех трехсот лет в Шотландии раздавались призывы к воссозданию независимого парламента и к отделению от Британии. Референдум о создании парламента 1979 года провалился из-за низкой явки, однако повторный, в 1997 году, стал успешным: парламент Шотландии начал функционировать в 1999 году).
В ответ Кэмерон избрал беспрецедентный тон: в открытом письме к шотландцам он почти умолял их проголосовать за сохранение трехсотлетнего союза*. «Буду в отчаянии, если эта семья, которую мы создали вместе и в которой мы вместе столько всего замечательного совершили, — будет разрушена», — написал он. Примерно с такими же увещеваниями выступили и лидер лейбористской оппозиции Эд Милибэнд, и партнер консерваторов по правящей коалиции либерал-демократ Ник Клегг.

Впрочем, такие призывы могут иметь обратный эффект: все три политика совсем не популярны в Шотландии. «Я готов им оплачивать проезд, пусть приезжают еще», — веселится первый министр Шотландии, лидер Шотландской национальной партии и главный застрельщик всей кампании за независимость Алекс Салмонд (поклонник Владимира Путина, между прочим).

Главные политики Британии рассчитывают не только на свое ораторское искусство, они предлагают шотландцам крупную «взятку» — значительное расширение и без того немалой автономии, включая даже право самостоятельно определять налоговые ставки и в гораздо большей степени распоряжаться собранными средствами. Некоторые обозреватели говорят, что речь идет чуть ли не о «федерализации» Великобритании.

Первым с обещанием максимальной автономии выступил бывший премьер, лейборист (и, кстати, этнический шотландец) Гордон Браун. Теперь его злейший политический противник Кэмерон (тоже шотландская фамилия, как, впрочем, и Блэр) говорит, что он «полностью и от всего сердца» поддерживает это предложение. Разработана детальная раскладка, как и когда новые элементы автономии будут внедряться в жизнь. А так как три главные партии официально подписываются под этими обязательствами, то, заверяют лидеры, обещания будут выполнены вне зависимости от результатов общебританских парламентских выборов 2015 года.



Как Шотландия шла к референдуму:

6 мая 2011 — на выборах в Шотландии побеждает Национальная партия (65 мест из 129 в  шотландском парламенте). Премьер Алекс Салмонд обещает провести референдум о независимости в ближайшие 5 лет.

10 января 2012 — впервые названы сроки референдума: осень 2014-го — в год 700-летия битвы при Бэннокберне, решающего сражения в борьбе за освобождение Шотландии, в которой англичане потерпели серьезное поражение.

15 октября 2012 — Дэвид Кэмерон и Алекс Салмонд подписывают в Эдинбурге соглашение об условиях проведения референдума.

осень-зима 2012-2013 — «Эдинбургские соглашения» проходят процесс ратификации в обеих палатах британского парламента; шотландский избирком приступает к подготовке референдума.

21 марта 2013 — в Эдинбурге названа дата референдума — 18 сентября 2014 года.

Весна 2013 — На рассмотрение парламента Шотландии представлен «Билль о референдуме». Впервые к голосованию допущены граждане в возрасте 16 и 17 лет.

Октябрь 2013 — парламент Шотландии ратифицирует «Билль».

26 ноября 2013 — правительство Шотландии публикует «Белую книгу» — 670-страничный документ о будущем устройстве независимого государства. Ключевые пункты: собственные вооруженные силы, безъядерный статус, британский фунт стерлингов в качестве национальной валюты. Главой государства остается королева Великобритании.

10 сентября 2014 — Дэвид Кэмерон лично отправляется в Шотландию в попытке разубедить шотландцев голосовать за независимость.



Шотландский фунт лиха

Graf-4.jpg
Одна из главных тем споров в Альбионе — какой валютой будут расплачиваться в Эдинбурге в случае отделения. Салмонд обещает валютный союз с Лондоном по примеру еврозоны, канцлер британского казначейства Джордж Осборн категорично заявляет, что не позволит независимой Шотландии пользоваться британским фунтом: мол, экономика Шотландии будет сильно зависеть от цен на нефть, у Лондона будут ограничены монетарные инструменты, так что, к примеру, если в Шотландии разгонится инфляция, в Англии последует серьезный экономический спад.

Шотландия, конечно, может просто использовать фунт безо всякого валютного союза — как это, к примеру, делает Панама, использующая американский доллар, или Черногория, где основная валюта — евро, хотя ни в еврозону, ни в ЕС страна не входит. Но это чревато потерей экономической самостоятельности: Эдинбург не сможет влиять ни на ставку кредитования, ни на курс фунта. Создание же собственной валюты — дело непростое и дорогостоящее, это может отбросить шотландскую экономику в глубокую депрессию с резким ростом цен, высокими ставками по кредитам, проседанием, а то и обвалом ипотечного и страхового рынка и цен на недвижимость, оттоком инвестиций.

Националисты, в свою очередь, угрожают, что если не будет фунта, Шотландия откажется принять на себя свою, пропорциональную населению, долю в национальном долге Великобритании, составляющую около 8 %. Но это может привести Шотландию к фактическому состоянию дефолта, к бесконечным разбирательствам в международных трибуналах, отказу Лондона поделиться зарубежной собственностью (а она значительна) и торговым войнам. А там — и к введению жестких взаимных таможенных тарифов. Вряд ли в этом случае Шотландии в обозримом будущем светит членство в ЕС или ВТО.

Но и для остальной Британии разрыв по живому экономических связей чреват нешуточными неприятностями. Экономический редактор Би-би-си Роберт Пестон подсчитал: без Шотландии дефицит платежного баланса Британии может достичь катастрофического уровня, что может обвалить не только валюту, но и экономику в целом.

Вот почему Алекс Салмонд считает, что Лондон блефует и не откажет новому государству в пользовании фунтом. И в этом он, кажется, сумел убедить многих своих соотечественников, особенно женщин и рабочих, которые до последнего момента опасались примкнуть к сторонникам независимости именно из-за боязни остаться без обеспеченной твердой валюты.

Алекс Салмонд, главный застрельщик кампании за отделение, — поклонник Владимира Путина

Шотландские пенсионные фонды управляют активами примерно в £750 млрд, а банки обслуживают более 40 млн текущих и депозитных счетов. Проблема однако в том, что 9 из 10 юридических лиц и частных клиентов физически находятся за пределами Шотландии — в основном к югу от возможной границы между двумя государствами. Крупнейшие банки и страховые кампании лихорадочно разрабатывают планы срочной эвакуации на юг в случае неблагоприятного развития событий. О планах переезда уже заявили два крупнейших шотландских банка — Royal Bank of Scotland и Lloyds Banking Group, а также несколько банков поменьше.

«У шотландской независимости просто нет вменяемых экономических преимуществ. Финансовое будущее страны слишком туманно, Салмонд просто популист и старается привлечь необразованные слои населения», — заметил в разговоре с The New Times Хаг Карри, финансовый специалист из банка Barclays.
18_02.jpg
Премьер-министр Шотландии Алекс Салмонд со своими сторонниками. Эдинбург, 18 сентября 2014 г. /фото: Russell Cheyne/Reuters

Нефтяное будущее

Graf-5.jpgПочему желание у шотландцев отделиться, судя по опросам, резко выросло за последние два месяца, ведь неустанная пропаганда партии Салмонда идет уже давно? Решающую роль, видимо, играет острое недовольство населения политикой правительства. На последних выборах шотландцы, как и всегда, выбрали 59 депутатов в Вестминстерский парламент, но из них лишь в одном(!) округе победил кандидат Консервативной партии. Распространено ощущение, что Англия «навязала» Шотландии нынешнее правительство, проводящее ненавистную политику жесткой экономии — а ведь шотландцы-то решительно голосовали против нее!

Но и «новых лейбористов» в Шотландии не любят, предпочитая им лейбористов левых, традиционных, тех самых, что выступали за решительное перераспределение, за то, чтобы отнимать у богатых и делить среди бедных, за высокие налоги и высокие государственные расходы.

Тем временем националисты Салмонда и вовсе обещают чудеса: никакой жесткой экономии, но и налоги снизятся, и социальные расходы вырастут. А еще — потекут молочные (вернее, нефтяные) реки в кисельных (то бишь, сланцевых) берегах. Специалистов (в том числе шотландских) предупреждающих, что месторождения Северного моря истощены на две трети, добыча неуклонно снижалась последние 15 лет, а со сланцами тоже еще бабушка надвое сказала, слушать не хотят. Многие в Шотландии считают, что Британия «украла» североморскую нефть. И что если бы нефтяные доходы распределялись более справедливо, то Шотландия никак не была бы дотационным регионом, а, напротив, должна была бы считаться донором (вопреки тому очевидному факту, что государственные дотации, выделяемые Лондоном Эдинбургу в расчете на душу населения, на £1000 в год выше, чем в среднем по Великобритании).

«Есть один фактор, о котором никто не говорит вслух, но все держат в уме: на территории Шотландии находится большая часть стратегических систем британской обороны, в том числе подводные лодки с ядерными боеголовками»

Впрочем, Салмонда уже сейчас многие упрекают в отсутствии ясной программы развития страны. «Шотландия отправляется с Салмондом в маленькое путешествие за его собственным эго, — заметил в разговоре с The New Times адвокат фирмы «Фулбрайт и Яворски», эдинбуржец Крис Рики. — Если бы я был из тех, кто голосовал «за», у меня бы просто сердце разорвалось, наверное. Я бы страдал из-за того, что у меня нет принципиального лидера, опытного, умного, который бы представил понятное, логичное, вдохновляющее видение нашего будущего. Вместо этого у меня есть Салмонд со своей тусовкой высокомерных, необразованных сторонников, которые не могут даже выказать обычное уважение к шотландцам, объяснив, как независимость будет работать на практике».…

Кстати, с шотландским флагом над резиденцией премьер-министра вышла неувязка. С первого раза флаг повесить не удалось. Поднимавшие его рабочие напортачили — он у них упорно отказывался развеваться, а потом и вовсе слетел с флагштока. А насмешники выставили в интернете повторяющиеся закольцованные кадры, где шотландский флаг бесконечное число раз поднимается и тут же падает, поднимается и снова летит вниз… Ролик быстро стал суперхитом среди шотландской молодежи. Недаром ведь Алекс Салмонд добился того, что на референдуме голосуют с 16 лет: говорят, на них, на подростков, он и возлагает особые надежды.


Graf-6.jpg




Независимая Шотландия: «за» и «против»

18_001.jpg
«За» — Марри Питток, старший профессор Университета Глазго:

«Страной не должно править правительство, которое страна не выбирала, — и это, на мой взгляд, вопрос принципа. Особенно если речь идет о партии (тори), которая получила на выборах (в Шотландии) только одно место. Однако у Соединенного Королевства, помимо проблемы управленческой легитимности, есть и более широкая экономическая проблема; и связана она с тем, что большие централизованные государства просто не приспособлены к современному миру. Требования, выдвигаемые в наше время электоратом, растущая роль средств массовой информации и просто сам огромный объем необходимого законодательства и контроля за выполнением закона — все эти сложные факторы делают задачу осуществления реформ в Шотландии в рамках Соединенного Королевства крайне трудной. Зато маленькие независимые государства — в числе самых богатых и эффективных среди развитых стран. Ну а шотландский парламент уже доказал, что он вполне способен построить сильную и справедливую Шотландию».

18_002.jpg
«Против» — Джон Мейджор, бывший премьер-министр Великобритании (1990–1997):

«Если Шотландия отделится, наша обороноспособность ослабнет, почти наверняка мы лишимся баллистических ракет «Трайдент» (базируются в Шотландии. — The New Times). Роль Британии как второй по мощи военной державы Европы будет утрачена, а с ней — и в значительной степени — наши тесные связи с Соединенными Штатами. Ослабнут позиции Соединенного Королевства во всех международных организациях и — что особенно опасно — внутри ЕС. Тем самым уменьшатся шансы на то, что нам удастся добиться реформирования Европейского Союза, и, соответственно, риск нашего выхода из него возрастет. Не очень реально будет и сохранить за Британией место среди пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН, обладающих правом вето. Мало того, призывы к независимости Уэльса наверняка зазвучат громче. Потеря Шотландии полностью изменит облик Соединенного Королевства, которым мы так дорожили на протяжении столетий».



Ящик Пандоры

18_003.jpg
Франсуа Леклерк, французский экономист:

Популярность идеи независимости Шотландии — отражение общеевропейских процессов. Вот уже несколько лет ЕС раздирает экономический кризис, до этого был кризис финансовый. Европейцы недовольны своими правительствами, неспособными найти решения экономических проблем. Это приводит, с одной стороны, к популярности правых партий, а с другой — к росту разных сепаратистских движений, самые известные из которых — в Каталонии и в Шотландии. Сепаратисты умело используют экономические неурядицы, обвиняя во всех бедах центральное правительство и обещая золотые горы в случае независимости.

В случае отделения Шотландии ее вряд ли постигнут какие-то ужасные экономические бедствия, как, впрочем, и умопомрачительный взлет экономики. Финансовые и экономические системы Британии и Шотландии настолько взаимосвязаны, что разрыв по живому невозможен. Даже крупнейший банк Шотландии — Royal Bank of Scotland до сих пор принадлежит Великобритании, которая санировала его после банкротства в кризисном 2008 году, — и таких узелков, которые надо будет разматывать, в стране масса.

Но есть и еще один фактор, о котором никто не говорит вслух, но все держат в уме: на территории Шотландии находится большая часть стратегических систем британской обороны, в том числе подводные лодки с ядерными боеголовками.

Так или иначе шотландский прецедент — ящик Пандоры для остальной Европы. После Второй мировой войны мировые лидеры договорились, что границы больше не будут меняться никогда. С развалом СССР это правило было серьезно нарушено, а в случае отделения Шотландии от былого порядка и вовсе не останется и следа.




фото: Guillem Lopez/Photoshot/REPORTER, Carl Court/AFP Photo, Shuttenstock



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.