Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Только на сайте

Санкции: что грозит и по кому ударит

08.09.2014 | № 28 от 8 сентября 2014


28_01.jpg
Олег Вьюгин, председатель совета директоров МДМ Банка /фото: Роман Гончаров
Рынок полон слухов по поводу возможных новых санкций США и ЕС против России. The New Times спросил известного банкира, в прошлом заместителя председателя Центрального банка о том, какова вероятность введения тех или иных запретительных мер в отношении российской экономики и кому от них будет больно




1. Отключение от международной системы межбанковских операций SWIFT*

Вероятность: 20:80

Отключение от SWIFT будет означать, что российским банкам — любым — нельзя будет осуществлять переводы средств в иностранной валюте — прежде всего, конечно, это доллары и евро. Причем, переводы в системе SWIFT происходят фактически в течение одного дня, то есть это переводы очень быстрые и надежные. Руководство SWIFT — а организация находится в Бельгии и обязана действовать в соответствии с бельгийским законодательством, — действительно заявило, что если будет прямая директива ЕС, то они могут отключить российские банки от системы.

*SWIFT (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications, (Сообщество всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций) — международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей. Кооперативное общество, основанное в 1973 году 239 банками из 15 стран. Штаб-квартира в Брюсселе (Бельгия). Сегодня членами сообщества являются более чем 9 000 банков из 209 стран. Ежегодно через SWIFT проходит 2,5 млрд платежных поручений.
Если это произойдет, то банки вынуждены будут перейти на старую схему, на операции с помощью факсов и телексов. В этом случае, сообщение отправляется по факсу, есть специальные методы проверки достоверности этих сообщений, и соответственно, тогда расчеты будут занимать, как эксперты говорят, 2, 3, 4 дня. Понятно, что это замедлит расчеты и ударит прежде всего по торговле — ей будет нанесен большой ущерб, поскольку повысятся транзакционные издержки торговых сделок и операций. Дело в том, что если процесс расчетов удлиняется, то образуются разрывы: средства отвлекаются, и их надо будет как-то покрывать. Соответственно, повышается стоимость сделки, поскольку каждый час деньги, которые в обороте, чего-то стоят. Если сейчас комиссия по операциям в иностранной валюте 3 %, то дополнительно прибавятся еще 3–6 %, то есть сделка будет обходиться в 10 % или около того годовых.

Мера эта очень жесткая, поэтому я расцениваю вероятность ее введения против России как не очень высокую — 20 к 80. Но все, конечно, будет зависеть от того, как будет развиваться конфликт на Украине, какую там позицию займет Россия.

2. Запрет на использование корреспондентских счетов в американских банках

Вероятность: близка к нулю

Эта мера очень жесткая, она практически означает, что все компании или граждане, у которых есть на счетах доллары, окажутся в ситуации невозможности использования этих долларов для каких-либо целей. Само Российское государство сможет вместо этих долларов выплатить какие-то рубли по низкому курсу, и это будет иметь очень негативные последствия.

Например, резко возрастет инфляция — она может составить двузначные цифры, тогда как сегодняшний прогноз по инфляции — 9 %. Но серьезнее даже другое: станет практически невозможно рассчитываться за нефть и газ — если ограничения коснутся не только долларов, но и евро. Если ограничения будут только в отношении американской валюты, то тогда контракты по нефти могут быть перезаключены на расчеты в евро. Если евро останется, то ничего страшного. Если же запрет введут на обе валюты, то это значит, что торговые партнеры не смогут расплатиться, потому, чтобы получить рубли, им нужно, чтобы были корсчета… Для этого иностранным банкам нужно открыть корсчета в российском банке, что сейчас нельзя делать в соответствии с нашим законодательством, и туда получить рубли от продаж долларов Центрального банка. Это, в общем, экзотика, этого не произойдет. Фактически, это будет блокирование всей нашей внешней торговли. И это крайне негативно скажется и на всей европейской экономике.

Если сейчас комиссия по операциям в иностранной валюте 3 %, то дополнительно прибавится еще 3–6 %

Пострадает и бизнес, и население, и это приведет к довольно существенному спаду экономики. Такие меры были введены в отношении Ирана. Некоторые банки эти санкции пытались обходить, и теперь их серьезно штрафуют. Однако замораживание валютных средств российских банков на корсчетах крайне негативно скажется и на всей европейской экономике, цены на нефть и газ взлетят. Поэтому я рассматриваю вероятность подобной санкции как нулевую.

3. Запрет на покупку российских еврооблигаций

Вероятность: высокая, 60:40

Действительно, такая мера обсуждается. Могут быть введены ограничения не только на евробонды государственных российских компаний, но и на предоставление им синдицированных кредитов.

Собственно, проблемы уже есть. Если в I полугодии 2013 года российские компании — правда, не только государственные — привлекли в виде синдицированных кредитов и еврооблигаций около $ 40 млрд, в этом году успели — еще до развития конфликта на Украине — где-то порядка $ 9-10 млрд, то сейчас (июль, август, начало сентября), по-моему, уже вообще ничего не удается привлечь. Уже тех санкций, которые были приняты, оказалось достаточно, чтобы западные банки так испугались, что стали воздерживаться от каких-либо сделок.

Если же введут новые санкции — прямой запрет на покупку российских еврооблигаций и выдачу синдицированных кредитов госкомпаниям, то это значит, что у госкомпаний нет шансов привлечь деньги с внешних рынков. Что касается частных компаний, то у них шансы останутся, но инвестбанкиры уже сейчас говорят, что «лучше не высовываться» и с российскими компаниям лучше пока не связываться.

То есть фактически отложено финансирование через банковский инвестиционный капитал на рынках Европы и Америки. А последствия понятны: у компаний меньше денег, соответственно, будут пересматриваться инвестиционные программы, следовательно — начнутся сокращения. Мы видим уже сигналы — даже «Роснефть» уже пытается привлечь китайцев для того, чтобы поддержать свои проекты в Сибири. Хотя у «Роснефти» пока приличная прибыль, она исполняет свои обязательства по кредитам, но очевидно, что она будет вынуждена приостановить достаточно серьезные и крупные проекты. В частности, в Арктике. Вот о чем речь идет.

Но государство, вероятно, будет помогать «Роснефти». Компания, как сообщали СМИ, уже просила полтора триллиона рублей из Фонда национального благосостояния.

Чиновники сказали, что вроде там (в Фонде) уже таких денег нет. Будет ли государство помогать? Помогать-то можно, но для этого нужно иметь ресурс, чтобы откуда-то брать эти деньги. Но таких денег в бюджете нет, а все остальное — это печатание денег. А это точно гибельный способ. Лучше тогда не добывать нефть, хотя бы чтобы поддерживать стабильность. Что будет с российскими еврооблигациями? Дело в том, что облигации, которые выпустило правительство, и облигации, которые выпустили компании, имеют определенную цену, и их во многом держит иностранный инвестор. Если будут введены санкции, запрещающие покупку ценных бумаг этого типа, то стоимость этих ценных бумаг резко упадет. Потому что иностранные инвесторы сочтут это сигналом к тому, чтобы все продавать и уходить из этих позиций. Это тоже очень плохой эффект на экономику, потому что эти бумаги держат и российские банки, российские инвесторы, и, соответственно, у них цены этих бумаг упадут, и они понесут убытки. А это капитал банков, способный кредитовать экономику.

Это может привести к банкротству банков?

Нельзя исключить, что у некоторых банков будут серьезные убытки, что потребует дополнительного капитала. Банкротство — это уже действие со стороны Центрального банка. Вопрос — будет ли ЦБ смотреть на это сквозь пальцы… Но, в принципе, капиталу ущерб будет довольно существенный.

Что касается рядовых потребителей, то для них ущерб будет зависеть от того, насколько хватит денег у бюджета, чтобы неэмиссионным способом закрывать проблемные дыры. Как только деньги кончатся, так придется прибегать к эмиссии, а это — инфляция. В случае плохого сценария — блокирования российских ценных бумаг, — она может выйти на двузначную цифру, тогда как сейчас — около 8 %.

4. Запрет на покупку облигаций суверенного долга РФ

Вероятность: 60:40

Насколько мне известно, Минфин сейчас не собирается увеличивать долг, поскольку пока сохраняется профицит бюджета. Но если такие санкции будут введены, то это приведет к падению стоимости суверенных бумаг, поскольку более четверти таких бумаг держат иностранные инвесторы.

5. Санкции против больших российских негосударственных бизнесов

Вероятность: низкая, 10:90

Пока все санкции вводились против конкретных персоналий, конкретных владельцев, которые, по мнению властей США и ЕС, являются близкими или их бизнес во многом зависит от первого лица в государстве. Эти санкции уже были применены. Если же решат вводить санкции против больших бизнесов, которые лояльны к власти… Мне кажется, что это решение плохо укладывается в уже продекларированные санкционные принципы. Можно предположить, что компании уже предпринимают меры защиты от даже гипотетических угроз. Те, кто успеют избавиться от активов за границей, будут в меньшей степени задеты. Но дело в том, что активов довольно много. Там же ведь не только деньги на счетах и не только даже акции, то есть ликвидные активы, но есть неликвидные активы в виде предприятий, промышленных предприятий — вот это проблема. Конечно, ущерб бизнесу будет.

По данным Министерства экономического развития, 65,1 % российских прямых инвестиций идут из Британских Виргинских островов, то есть из офшоров. Возможно ли замораживание этих активов? Я оцениваю эту угрозу как весьма маловероятную — не больше 10 %.

6. Запрет на продажу российских алмазов, водки, икры

Вероятность: высокая

Тут все просто — это прямое торговое ограничение. Алмазов продается на $ 2,5 млрд в год: следовательно компаниям, которые торгуют алмазами просто придется найти других покупателей в других странах. Что касается водки, то она в основном продается в развитые страны, то есть в те страны, которые могут ввести санкции. Думаю, что это ограничение коснется некоторых частных компаний, вовлеченных в экспортные операции, — на бюджете не скажется. То же — и икра. Для каких-то компаний это может стать неприятным сюрпризом. Перспектива других санкций, о которых мы говорили, значительно, принципиально хуже.



На внеочередном саммите ЕС четыре страны выступили против расширения санкций против России (из них три входят в НАТО) — Венгрия, Кипр, Словакия, Чехия. Что ими движет?

Венгрия

— политика премьера Виктора Орбана под лозунгом «лицом к востоку»

— новые блоки АЭС «Пакш», которые строит «Росатом» на российский кредит в Є10 млрд

— серьезное присутствие российского бизнеса в Венгрии (например, сеть супермаркетов «Магнит»)

Словакия

— транзитный газопровод (фиксированная оплата от «Газпрома» до 2029 года)

— модернизация существующих АЭС в перспективе

— проект пятого энергоблока при участии госкорпорации «Росатом»

— импорт продукции ВПК (части боевых самолетов) из России

Кипр

— российский туризм

— объем взаимных инвестиций в объеме свыше $100 млрд

— большие объемы активов российских компаний

— критическая важность российского капитала для кипрской экономики

Чехия

— российский туризм (вторая после Германии страна с более, чем 100 тыс. туристов за квартал)

— зависимость от российского сырья (в первую очередь, газа)

— крупные потери в случае новых санкций — по оценкам, от $110 до $125 млн

— расширенные торговые связи c РФ (в июне 2014 года создана Российско-Чешская смешанная торговая палата)





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.