Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

#Только на сайте

Встали на якорь?

09.09.2014 | Арно Дюбьен, директор франко-российского аналитического центра «Обсерво» | № 28 от 8 сентября 2014


3 сентября президент Франции Франсуа Олланд заявил об отсутствии «достаточных условий» для поставки в Россию первого вертолетоносца класса «Мистраль». Многие тут же решили: Париж прогнулся, знаменитый российско-французский контракт сорван под давлением партнеров Парижа по НАТО.
02_02.jpg
Российские моряки в порту Сен-Назер на фоне корабля типа «Мистраль». Франция, 5 сентября 2014 г. /фото: David Vincent/AP Photo

В России тут же начали звучать весьма импульсивные оценки, в том числе из уст высокопоставленных чиновников: раз так, то пусть Париж не забудет вернуть уже проплаченные в рамках контракта €1,2 млрд, плюс — неустойку, а там в сумме набегает €3 млрд, а за такие деньги мы сами чего хочешь построим, и вообще — так ли нам нужны эти «Мистрали», которые могут быть полезны разве что в южных морях… Дескать, беспокоиться не о чем, потеря контакта с Францией — скорее плюс, чем минус.

Правда, уже на следующий день, 4 сентября, президент Олланд внес важное уточнение: контракт не разорван, все «зависит от событий, которые произойдут в ближайшие недели» на востоке Европы — на Украине. А конкретней — на украинском фронте. И попутно дал понять что Франция делает ставку на устойчивое перемирие и надеется на конструктивную роль России.

На самом деле, в досье под названием «Мистраль» ровным счетом ничего не изменилось. Да, было неожиданное заявление Олланда. Но чуть ранее было сделано и другое заявление — куда менее известное за рубежом, но не менее значимое: министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус на совещании в Париже с французскими послами четко заявил: контракт по «Мистралям» будет реализован.

Заявление президента Олланда о приостановке поставки первого «Мистраля» объясняется, во-первых, колоссальным давлением со стороны союзников — не только США, но Великобритании и Германии. Такого давления не было лет двадцать — с тех пор как бывший президент Жак Ширак возобновил ядерные испытания. А во-вторых, Олланд не мог не отреагировать на стремительные перемены на украинском театре военных действий, которые произошли на минувшей неделе.

Тем не менее, повторюсь: принципиальных изменений в этом досье нет. Ведь минувшей весной во Франции тоже шли ожесточенные споры по поводу поставки «Мистралей» на фоне нараставшего внешнего давления на Париж. Официальный Париж тогда приглушил дискуссию: мол, тему закрываем до октября, пока не построят первый корабль, а дальше решение будет принято с оглядкой на ситуацию на Украине. 4 сентября президент Олланд сказал примерно то же самое. А вот окончательное решение по «Мистралям» Франция примет теперь уже в ноябре.

В Елисейском дворце надеются, что к октябрю боевые действия в Украине будут прекращены, стало быть сейчас самое время сделать изящное дипломатическое заявление, привнеся в него нужную двусмысленность. Если же план Порошенко-Путина по прекращению огня в Донбассе будет-таки реализован и боевые действия прекратятся, контракт стопроцентно будет реализован.

В любом случае россияне, включая оппонентов нынешней власти, должны понимать: Франция не может себе позволить расторжение контракта. Ведь настоящая цена вопроса — не штрафы и неустойки, а имиджевые потери, репутационные риски. Если Франция уступит давлению и откажется от поставки «Мистралей», то на нее будут смотреть как на ненадежного поставщика вооружения. И тогда мы можем лишиться выгодных заказов от Индии и других стран.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.