Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Только на сайте

Спасибо, что конца урокам нет

04.09.2014 | Романова Ольга

Учитель-оппозиционер, учитель-учёный и учитель-реакционер о митингах и выборах

Москва, центр. Три школы в одном районе. Внешне очень похожие: довольно старой, но крепкой постройки, ухоженные, благополучные, и бюджет у них примерно одинаковый. Но внутри – такие разные, что трудно их представить не то, что на одной улице, но и в одной стране. Номера этих школ будут интересны довольно узкому кругу читателей: начальство попытается сделать оргвыводы, а родители - перевести ребёнка из одной школы в другую, что практически невозможно (в самую лучшую школу просто так не попасть, а выбирать между двумя школами похуже большого смысла нет). Так что полезнее обозначить учебные заведения именами планет: школа-Марс, школа-Венера, школа-Плутон.

Начальство (одно и то же) относится к этим практически одинаковым школам тоже по-разному. Марсу сверху спускают строгие разнарядки, что и как ему делать. Венеру начальство побаивается и очень, очень уважает. А Плутон сам старается угадать желания начальства и предвосхитить его на 146 процентов.

Все три школы отмечены серьёзной социальной активностью. В школе-Марсе завучем служит очень известная и уважаемая в протестной среде дама – прирождённый, надо сказать, педагог. Школа-Венера знаменита своей научной средой и исключительными достижениями в гуманитарном образовании, в том числе признанных в международном масштабе. А школа-Плутон славится агрессивным консерватизмом, если можно так выразиться: даже особенно выдающиеся сюжеты НТВ померкнут на фоне творческих работ представителей трудового коллектива этого учебного заведения. Однако именно из школы-Плутона выходит в итоге самая протестная молодежь, что вполне объяснимо:  дети не всегда цветы жизни, часто это очень твёрдые орешки. Чем больше давление – тем больше сопротивление.

 

Школа-Марс

Это школа с инклюзивом, то есть в этой школе в том числе учатся дети с ограниченными возможностями. Все условия созданы: пандусы, лифт, дополнительные ставки для докторов и психологов. В школе учатся дети и внуки известных в 90-е годы политиков и чиновников – не много, но фамилии производят сильное впечатление. Но учатся и дети из самых обычных семей, в том числе многодетных. Много усыновленных детей и детей под опекунством. Педагоги отмечают сильное социальное неравенство.

Разговор с завучем (мы на «ты», познакомились несколько лет назад в автозаке):

-       Выборы ты в школе организуешь? Или тебя к выборам не допускают?

-       Нет, к выборам меня не допускают, меня даже на митинги «Крымнаш» не берут.

-       А всех берут? И как это делается?

-       Телефонным звонком. Звонит один из замов Калины (Калина Исаак Иосифович, министр правительства Москвы, руководитель Департамента образования города – О.Р.) директору школы и говорит, что ваша школа должна 30 учителей отправить на митинг. Мы отправляем самых молодых учителей. Там же стоять нужно несколько часов.  Митинг «Крымнаш», самый первый на Пушкинской, был в воскресенье, а приказ поступил в субботу вечером.

-       И что народ рассказывает?

-       Да ничего не рассказывает, кто пьяный был, кто трезвый, пришел, отметился, потом слинял. Там Калина, кстати, сам был. На первомайскую демонстрацию, на Красную площадь, директор школы ходила, естественно, не по доброй воле.

-       А сказать «нет» нельзя?

-       Теоретически можно, но тогда на совещании будет сказано: «Вы хотите денег – будьте любезны». А сейчас же проблема в чем – зарплаты урезали, а премиальный фонд зависит лично от директора. В базу входит 18 часов в неделю, от этого идет примерная ставка 35-40 тысяч рублей,  остальное уже премиальный фонд, если у тебя больше часов. Московские учителя за место держатся, сто тысяч в месяц у нас можно получать. А если что – так на наши места очередь из Подмосковья стоит, там гораздо меньше люди получают. 

-       А дети знают, что учителей сгоняют на митинги?

-       Думаю, не знают, но догадываются. Хотя детей тоже на некоторые мероприятия сгоняют для массовости. Вот в прошлом году дети ездили в Храм Христа Спасителя, массовка им была нужна. Дети спокойно это воспринимают, кстати. А учителя тем более. Сегодня нам директор интересную информацию выдала: завели, оказывается, в Департаменте общую базу на всех сотрудников всех школ, с самой подробной информацией на каждого: кредиты, долги, правонарушения, зарплата,  все большие покупки.

-       Так что с выборами-то в школе?

-        Сколько раз я была на выборах в своей школе – всё было по правилам, честно. Директор сидела в своем кабинете, потому что это ее территория и контролировала ситуацию, а избирательная комиссия к нам приезжала, учителя наши туда не входят. А вот на Олимпиаду все контролировали ситуацию.

-       Как это?

-       В прошлом году пришло распоряжение, что на Олимпиаду в школе каждый день должен быть дежурный администратор по безопасности. То есть нужно было в пустой школе сидеть сутки и чего-то сторожить. Все и сидели – не знаю, зачем.

-       Как ты думаешь, тебя уволят?

-       Работу я люблю. Уволить могут, будет жаль, но морально я готова.

Любая проверка все равно найдет, что захочет. Я не знаю, как могут уволить - скажут, ставка сократилась, или плохое поведение, нарушение морального облика.

 

Школа-Венера

Это особенная школа. Государственная, бесплатная гимназия, но попасть туда сложно. Дети много занимаются и работают, делают это с удовольствием, и школа десятилетия показывает лучшие результаты. Здесь учатся дети действующих политиков, чиновников, предпринимателей. А также дети учёных, писателей, артистов, и талантливые неленивые дети. Учителя рассказывают, что зачастую им звонят из начальственных кабинетов и просят зачислить детей «главного пожарного, главного санитарного врача, главного милиционера и завбазой», и да, их зачиляют, не выделяя никак. Здесь искренне любят и ценят всех учеников – и не очень-то церемонятся со взрослыми.

Разговор со знаменитым на всю страну учителем (мы тоже на «ты» - примерно по той же причине, что и с завучем из предыдущей школы).

- Тебя когда-нибудь заставляли участвовать в выборах в  школе?

- Нет. Естественно, у нас есть избирательный участок и всегда были и есть женщины, которые участвовали и радовались, потому что за это доплачивают. Когда прошли выборы в Госдуму в декабре 2011-го, я пришла в избирком и сказала: а давайте в следующий раз я тоже буду в комиссии, и другие мои коллеги пришли и сказали – давайте мы тоже будем, чтобы так не позориться. Но оказалось, что их в комиссии готовили,  они проходили курсы на 5 лет. В общем, никак нельзя.

- В соседней школе мне рассказывали, что к ним приходят распоряжения из Департамента образования на участие 30 учителей от школы в митингах.

- К нам никто не смеет приближаться.

- Почему?

- В чем-то нас прикрывает наше начальство, а с другой стороны – и районное, и городские начальство прекрасно всё понимает, зачем с нами связываться.

- Чем же вы отличаетесь?

- Мы всегда, даже в советское время были флагманом. Они нас все ненавидят, но все их дети у нас учатся. Хотя рейтинг у нас в последнее время резко упал – но не потому, что мы стали хуже работать. Оказывается, что очень много баллов в рейтинге теперь получают те школы, которые объединяются с детскими садами, а мы не объединились. Но всё равно про нас знают, и у нас хотят учится.

- И поэтому вас не трогают и не гоняют на митинги?

- Мне кажется, они ощущают нашу чужеродность. Хотя я все годы с нетерпением жду, когда же нашей школе предложат пойти на митинг. У меня даже было подозрение: когда всем школам рассылали письмо про Крым, а нам не пришло, я подумала, что начальство от нас это скрывает.

- А что за письмо про Крым?

- В марте была разослана методичка о проведении специальных уроков про Крым, и меня все спрашивали, что Вы будете делать? Я сказала, что нам ничего не присылали.

- На тебя жалуются, что ты неправильно учишь детей?

- Последний раз на меня жаловались в 1986 году, что я неправильно освещаю роль советского народа в Отечественной войне.

- А сейчас правильно освещаешь?

- Очевидно да. Хотя в этом году секретарю директора звонила женщина и требовала, чтобы меня уволили: она говорила, «Вы видели, какие у нее ногти, какие у нее бусы?» (Жёлтые и голубые – О.Р.). А секретарь директора ответила ей, что это мода сейчас такая.

- А тебя не упрекает директор – мол, зачем Вы «дразните гусей»?

- Я в этой школе работаю 30 лет. Директор однажды собралась увольняться -  из-за моего письма, когда я призывала выпускников идти на митинг, потом мы с ней объяснялись, я ей объясняла, что результаты выборов исказили.

- Откуда ты знаешь, что результаты голосования подделали?

- Председатель избирательной комиссии на выборах сама рассказала – очень нервничала.

-  Председатель комиссии – это коллега, учитель?

-  Да. Есть какое-то количество людей, которые представляют партии и кандидатов,  остальные места занимают те, кто работает в школе.

- Сейчас много партийных учителей? Например, членов Единой России?

- Мне неизвестен ни один. Если такой есть, то он, наверное, сильно скрывается.

 

Школа-Плутон

Директор этой школы как раз состоит в партии «Единая Россия» и входит в список доверенных лиц В.В.Путина, что всегда отдельно подчёркивает. Каждый год летом в школе делается прекрасный ремонт, с родителей никогда ничего не собирают. Но главная достопримечательность школы не директор, а учитель пения – довольно известный в интернете персонаж, выступающий под сценическим псевдонимом Дед Дадон. Дед исполняет что-то вроде рэпа собственного сочинения, обычно в дуэте с сексапильной ученицей. Вот слова:

Москва, привет тебе с  глубинки

Что там  творится  у тебя?

Гляжу, зашевелились свинки

Хотят идти на штурм Кремля

Кричат, что выборы лишь повод

И что плевать на результат

У них до беспорядка голод

Они хотят повоевать.

Народ, кто дружен с головою

С такими не держи совет

У них нет сердца, лгут душою,

У них любви к России нет

Ни с одним учителем этой школы поговорить не удалось – в том числе анонимно. Учебные показатели этой школы весьма неплохие, а выпускники оканчивают школу, получая стойкие оппозиционные убеждения. Несмотря на хорошие учебные показатели и отличную материально-техническую базу, ни одного потомка политика, чиновника, известного бизнесмена или артиста в этой школе обнаружить не удалось.

 …Что самое занимательное – при всей разнице организации учебного и внеучебного процесса, при огромной разнице в подходе учителей к политике, все три школы одного района показывают похожие результаты голосований: и в 2011, и в 2012, и в 2013 годах. То есть здесь были серьезные скандалы в декабре 2011-го, в марте 2012 на двух из трех этих участках победил кандидат Прохоров (на третьем почти победил), а в сентябре 2013-го больше 30 процентов набрал кандидат Навальный.

Все всё понимают – такая уж у нас школа.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.