Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мир

#Только на сайте

Хуже «Аль-Каиды»...

31.08.2014 | Микела Яккарино , Юнанов Борис , Антон Баев | № 27 от 1 сентября 2014

Новый премьер Ирака Хайдер аль-Абади пытается сформировать правительство национального согласия

Цель — восстановить в стране мир между шиитами и суннитами. И тем самым ослабить позиции группировки «Исламское государство» (ИГ), которая в конце июня провозгласила на подконтрольной территории Ирака и Сирии халифат во главе с халифом Ибрагимом. В идеях, принципах и практике халифата XXI века разбирался The New Times
44_01.jpg
Боевики «Исламского государства» расстреливают заложников, предположительно сотрудников иракских спецслужб (фото размещено в июне 2014 г. на джихадистcком сайте Welayat Salahuddin) /фото: AP

«Это апокалиптическая организация с идеями сродни Страшному суду. Они хуже «Аль-Каиды», — сказал о группировке «Исламское государство» Чак Хейгел, министр обороны США.

Для Абу Бакра аль-Багдади, лидера ИГ, объявившего себя халифом Ибрагимом, эти слова, особенно про «Аль-Каиду», — как комплимент. «Иди к шакалам», — сказал аз-Багдади нынешнему вожаку «Аль-Каиды» Айману аль-Завахири прошлой зимой, когда тот потребовал, чтобы ИГ «не позорила ислам» и ушла из Сирии. У исламистов наступило время ниспровержения прежних авторитетов. «Каждый побеждает в одичноку», — написал на своем знамени аль-Багдади. Сколько можно вести джихад? Пора строить свое государство, земля и ресурсы уже есть.

Вначале аль-Багдади назвал свои отряды «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Теперь это просто «Исламское государство» (ИГ) — аль-Багдади уверен в приращении новых территорий, настоящий халифат — он ведь в центре не только Леванта, но и всего мира. Об этом безумном проекте не осмеливался мечтать даже бен Ладен; талибан, занимая 90 % территории Афганистана, — и тот ведет себя сдержанней, претендуя только на «эмират». ИГ создает новый миф об «истоках ислама» ради завоевания «всех земель, принадлежавших мусульманам» — в Азии, Европе и Африке, — отменяет географические карты и границы: сегодня в ИГ входят север Ирака и восточная Сирия, т.е. аль-Багдади объединил суннитов, представляющих большинство в Сирии и меньшинство в Ираке, — теперь все они граждане халифата. Аль-Багдади не обращает внимания на национальные границы и принимает в расчет только религиозные. Его мечта: расширить халифат на Палестину, Иорданию, Ливан, Кувейт, Египет и Турцию. «Дойдем до Рима», — пообещал халиф Ибрагим. Жестокая смерть — это символ его бойцов, и одновременно — вызов остальному миру.

Хитрый харизматик

Все началось в 2003 году: в рядах антиамериканского сопротивления в Ираке появляется подконтрольное «Аль-Каиде» подразделение, в котором сражается 32-летний Абу Бакр аль-Багдади, выходец из Самарры, бывший священнослужитель, защитивший потом диссертацию в университете Багдада. В 2010-м — он уже полевой командир; взяв на себя бразды правления джихадом в Ираке, направляется на «священную войну» в Сирию. Глава «Аль-Каиды», египтянин аз-Завахири обращается к нему с просьбой — распустить ИГИЛ (как тогда называлась группировка) и передать «эксклюзивное» право на сирийский джихад группировке «Фронт ан-Нусра». Но аль-Багдади — хитрый харизматик. В результате, половина бойцов «ан-Нусры» перешли под его командование — вместе с «общаком», сформированным на «пожертвования» Саудовской Аравии и Катара. Еще через несколько месяцев отрядам аль-Багдади удается вырвать первенство у остальных групп джихадистов по части боевого духа: ИГ бросила вызов не только Западу, но и «ослушникам» внутри ислама — шиитам.

«Рекрутов в возрасте от 16 до 29 лет ИГ вербует в Твиттере на 75 языках. Из них 18% — женщины, 6% — просто бегут от нищеты»

«Внутри радикал-исламизма есть многообразие тактик, — разъясняет Лоренцо Видимо, эксперт из Института изучения международной политики в Милане (ИИМП), — «Аль-Каида» предана тактике терроризма. ИГ — хочет стать государством, действует как армия, оккупирует обширные территории, назначает губернаторов, судей, внедряет шариат, издает директивы о продаже табака и алкоголя — и простой народ в восторге. Аналогичным образом действует группировка «Боко Харам» в Нигерии, которая объявила о создании халифата Woza на северо-востоке страны… Это новое поколение джихадистов. Они зарабатывают до $3 млн в день на «сером» экспорте нефти и за эти деньги вербуют все новых сторонников».

Сегодня у ИГ есть тренировочные базы в Ливии: в Триполи боевики заняли аэропорт и теперь могут свободно передвигаться по воздуху, а в Бенгази, на востоке страны, ИГ уже сформировал свой исламистский парламент. «Война в Афганистане породила «Аль-Каиду», новые войны принесут еще больше проблем», — говорит Брюс Ридель, аналитик ЦРУ.
Karta_ISIS.jpg
Ислам с айпадом

ИГ распинает, отрезает головы, насилует, сжигает — и при этом все фотографирует, снимает на видео, использует отснятый материал так, будто речь идет о рекламе продуктов питания.

Спикер ИГ Мухаммад аль-Аднани всегда в джеллабе, сандалиях, при автомате, айпаде с «включенным» твиттером, фото- и видеокамерой — все боестолкновения с участием ИГ снимаются на камеру. «Боевики аль-Багдади были первыми, кто всерьез озаботился собственным пиаром, — утверждает Марко Ломбарди из исследовательского центра ITSTIME. — Они не любители, они — профессионалы медиапространства: посмотрите, для видеоролика о казни журналиста Джеймса Фоули (видео разошлось по мировым СМИ 19 августа. — The New Timеs) они подготовили фон «съемочной площадки», окрасив его в насыщенные цвета».

Под началом аль-Аднани — 12 человек, целый отдел. Они делают монтаж и пост-продакшн, это Аллах в версии 2.0, который разговаривает с врагом его же языком, используя кадры, достойные музыкальных клипов, с монтажем на уровне компьютерных игр. Из отрезанной головы шефа полиции в Мосуле (казнь произошла во время ЧМ по футболу-2014) делается хештег в их твиттерах — #worldcup — «наш кожаный мяч».

*Феномен, выражающийся в том, что попытка удалить определенную информацию в интернете приводит лишь к ее более широкому распространению. Термин возник после инцидента 2003 г., когда певица Барбара Стрейзанд подала в суд на фотографа Кеннета Аделмана с требованием удалить с сайта Pictopia.com фото ее дома. До иска фото скачивали всего 6 раз, через месяц после подачи иска — изображение просмотрели уже 420 тыс. посетителей.
«В ИГ есть специальная структура, занимающаяся только пропагандой он-лайн, — рассказывает Марко Ломбарди. — Они публикуют 40 тыс. твитов в день, а потом вдруг закрывают их для просмотра, как это случилось с полной видеоверсией казни Фоули. Это говорит о том, что они прекрасно осведомлены об «эффекте Стрейзанд»*. Они знают: цензура новости только поднимает ее рейтинг.

Первый видеоролик ИГ вышел 6 июля 2014 года: на нем халиф Ибрагим представляется всемирному авангарду джихадистов: наместник Аллаха на Земле вышел из медийного подполья. После кончины бен Ладена джихад испытывал кризис своего представительства и был на грани падения, так вот он, новый гуру, — верьте ему, правоверные. В тюрбане и черной тунике он распыляет угрозы уже не из секретного притона, а из мечети, дома для каждого верующего; там же, в мечети, аль-Багдади объявляет о рождении халифата, которому должен подчиниться каждый мусульманин. Американцы держали его под стражей в Camp Bucca до 2009 года за террористическую деятельность; а теперь он — политический лидер и глава уммы — мусульманского мира. «Джихад — это обязанность каждого мусульманина, нужно совершить хиджру, переход в ИГ и подчиниться его неоспоримой власти, власти потомка Мохаммеда», — говорит он с минбара (амвона).

Второе поколение

Spravka_ISIS.jpgЕго слышат мусульмане по всему миру. Поток рекрутов не иссякает. Причем, многие из них родились и выросли на Западе. Это уже «второе поколение» джихадистов — они приехали в Ливию, Ирак и Сирию — новые центры джихада — из многонациональных метрополий.

«Настоящей угрозой для Запада станут европейские джихадисты, ветераны войн в Сирии и в Ираке, дети кризиса и отчуждения: они будут продолжать совершать теракты», — уверяет британский эксперт по радикальному исламу англо-пакистанец Ахмед Рашид. Аналогичного мнения придерживается и канадец Майкл Игнатьефф: «Европейские джихадисты, благодаря знанию высоких технологий, служат своеобразным склеивающим материалом между различными клетками этого мира и в то же время совершают самые жестокие действия. Они исходят из того, что в джихаде, как мафиозных кланах, новообращенным требуется обряд инициации».

По данным французских властей, сегодня под началом аль-Багдади — около 700 граждан Франции. В Лондоне говорят о 450 боевиках с британскими паспортами. В рядах ИГ немало мусульман, родившихся в Европе, — они там выросли, но чувствуют себя никому не нужными. Первичная индоктринация происходит уже в мечети, где имам вдруг заводит речь о несправедливом для мусульманина мироустройстве. Дальше — интернет. «Многие рекруты ИГ узнали о существовании аль-Багдади именно из сети, — рассказывает бельгийский журналист Пьер Пичинин да Прата, недавно вернувшийся из оккупированной ИГ иракской Фаллуджи. — В Бельгии, например, для многих молодых мусульман халифат стал основным смыслом существования. Я знаком с матерью двух сыновей, 16-ти и 22-х лет, которые в один прекрасный день улетели в Турцию, не предупредив родителей. Сейчас они уже в Сирии и регулярно переговариваются с матерью по скайпу. «У нас все в порядке, — говорят они. — Мы исполняем свой долг перед Богом».

«Рекрутов в возрасте от 16 до 29 лет вербуют в Твиттере на 75 языках, — рассказывает Ахмед Рашид. — Из них 18 % — женщины, 6 % — просто бегут от нищеты и имеют смутное представление об исламе». Он же продолжает: «У ИГ, в отличие от других организаций, той же «Аль-Каиды», нет строгих канонов при вербовке: «Если хочешь сражаться, ты — наш, с нами найдешь любовь, справедливость и шарию — посыл простой и доступный всем».

За последний год ряды ИГ пополнили около 10 тыс. «воинов джихада» из 83 стран: 2500 из Саудовской Аравии, 3000 из Туниса, 270 из Германии, 400 из Турции, десятки из Центральной Азии. И еще 800 — из России, а точнее — из Чечни.

Кстати, именно чеченцы имеют свое представительство на самом верху ИГ. 45-летний главный полевой командир ИГ рыжеволосый Омар аль-Шишани — не говорит по-арабски, зато говорит по-русски. Аль-Шишани — боевое имя Тархана Батирашвили, 1986 года рождения, уроженца Чечни, выросшего в Панкисском ущелье, а потом переехавшего в Грузию (Шишани по-арабски — чеченец). В середине нулевых годов он проходил службу в грузинской армии, воевал с российскими войсками в 2008-м, а потом комиссовался, заболев туберкулезом. Омар — самый младший из трех сыновей, родившихся у отца-христианина. Все три брата обратились в ислам. Судьба у Омара не сложилась: его преследовали нужда и болезни. «Он ушел к радикалам из-за бедности», — говорит про сына отец. В начале 2012-го Омар уезжает в Сирию, где в том же году становится командующим катибы «Аль Мухаджирин» — батальона иностранных бойцов ИГ. После гибели главного полевого командира аль-Билами аль-Анбари Омар становится во главе джаиш — всей армии аль-Багдади.

Именно он повел отряды ИГ в Ирак, где сунниты встретили их с распростертыми объятиями и где 29 июня 2014 года аль-Багдади провозгласил создание нового халифата.
44_02.jpg
Боевики на параде. Сирия, январь 2014 г. /фото: с сайта www.raymondibrahim.com

Слагаемые успеха

Военные победы ИГ, как полагают многие эксперты, зиждятся на фундаментальных ошибках США и иракских властей. Первая — дебаасификация страны (от слова «Баас» — название правящей партии в Ираке при Саддаме Хусейне. — The New Times), начатая в 2003 году американской администрацией. Миллион бывших партийных функционеров, а также офицеров армии и спецслужб — в подавляющем большинстве — суннитов, оказались вычеркнуты из жизни общества. Все эти годы среди них тлел очаг недовольства, сотни тысяч были готовы пополнить ряды вооруженного сопротивления новым шиитским властям. Наступление ИГ стало лишь поводом. Исламисты умело сыграли на оскорбленных чувствах бывшего саддамовского актива: «Вы — сунниты, и вы — наши братья, и у нас общий враг — шииты в Багдаде». Многие в Ираке убеждены: падение Мосула и Фаллуджи не было бы столь ошеломляющим без прямого содействия исламистам со стороны бывших баасистов. Более того, продвигаясь от одного города к другому, исламисты без опаски оставляли охранять уже захваченные населенные пункты бывшим офицерам армии Саддама.

Вторая ошибка, как указывает французский журнал «Экспресс», — наспех перекроенная в 2005 году этно-конфессиональная карта Ирака: курды — на севере — получили еще больше автономии и представительства в законодательных органах, у суннитов же — в центре страны — были отобраны последние их остатки: образовавшийся вакуум моментально заполнила «Аль-Каида».

Третья ошибка — правительство аль-Малики фактически отвернулось от 100-тысячной суннитской милиции «Сахва» («Пробуждение»), созданной в 2006 году американцами (в исправление ошибки 2005 года) для борьбы с «Аль-Каидой»: после ухода американцев, Багдад отказался от финансирования «Сахва», основу которой составляли лояльные суннитские племена. Именно командиры «Сахва» стали первой мишенью джихаддистов из ИГ.

«Аль-Малики превратил суннитскую элиту в граждан второго сорта. И элита, прежде доминировавшая в стране, жаждала реванша, — поясняет французский эксперт по арабскому миру Роман Кайе. — Без авиации и тяжелого вооружения, которого у них не было, отряды ИГ никогда бы не захватили крупные города, они получили солидную поддержку внутри страны»…

По данным на конец августа, отряды ИГ, несмотря на американские бомбардировки, сохраняют контроль над пятью иракским провинциями. С другой стороны, аль-Багдади удалось то, чего до него не удавалось никому: он превратил в союзников бывших заклятых врагов. Подразделения иранских «Стражей исламской революции» тайно переброшены в иракский Курдистан, где они воюют сейчас против ИГ бок о бок с курдским ополчением, а Пентагон, если верить американской прессе, ради разгрома ИГ подумывает о тактическом военном союзе с Дамаском. Но исход этой схватки далеко не предрешен.




О существовании группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) стало известно в апреле 2013 года. Лидер организации Абу Бакр аль-Багдади, один из руководителей отделения «Аль-Каиды» в Ираке, объединил под знаменами ИГИЛ несколько групп радикальных исламистов-суннитов, боровшихся с режимом Башара Асада. Центральной базой ИГИЛ стал сирийский город Ракка.

«Официальная» цель ИГ — воссоздание арабской империи, основанной пророком Мохаммедом, в том виде, в каком она существовала в VIII–XIII веках: от Ферганской долины до Пиренейского полуострова со столицей в Багдаде, управляемой халифами, «предводителями правоверных», потомками Пророка (у Мохаммеда не было детей мужского пола, поэтому род ведет начало от его дочери Фатимы и ее мужа Али).

В Сирии ИГИЛ фактически вела борьбу на три фронта: против правительства Асада, против умеренной оппозиции (Свободной армии Сирии) и против другой радикальной группировки «ан-Нусра».



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.