Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Конфликт

#Только на сайте

Управа на малый бизнес

26.08.2014 | Дмитрий Окрест | №26 от 23.08.14

Кому и почему мешает малый бизнес

В сентябре московская мэрия сносит торговый павильон Дмитрия Крылова, владельца небольшого магазина краски. Без средств к существованию остаются владельцы еще 37 магазинов в Ховрине, которым теперь нечем будет кормить семьи, а жители района лишаются удобной розничной торговли. Кому и почему мешает малый бизнес — разбирался The New Times
26_01.jpg
«Предприниматели — люди терпеливые, но нас достали. Ребята готовы идти на Красную площадь прибивать яйца к брусчатке», — грустно иронизирует, с аллюзией на прошлогоднюю протестную акцию художника Петра Павленского, предприниматель Дмитрий Крылов, владелец ООО «Димсон», магазина краски. Он признается, что будет «стоять до последнего», хотя совсем не похож на революционера, про таких социологи говорят: представитель малого бизнеса.

В подчинении у Крылова 13 человек, в собственности — два торговых павильона на северо-западе города, в спальных районах Митино и Ховрино, ежемесячный оборот — 1 млн руб.

Бизнесмену под сорок, по образованию он инженер-механик, первый капитал сколотил, торгуя с капота «Москвича» еще в начале 90-х. С корреспондентом The New Times он встретился в своем офисе, главные украшения которого — глобус и детские рисунки. На доходы от бизнеса Дмитрий содержит большую семью — у него пятеро детей.

«Сносите все!»

26_06.jpg
У Крылова пятеро детей, и он не знает, как теперь их обеспечивать
Двухэтажный магазин Крылова стоит напротив автобусной остановки с конца 1990-х. Несмотря на солидные размеры и подключение к водопроводу, здание по бумагам значится как «временное сооружение». Дмитрию так и не удалось перевести его в разряд «капитальных» — «за $350 тыс. обещали провести через суд, но никаких гарантий не давали». А продать землю в собственность чиновники отказывались принципиально — «будет ведь потом труднее выгнать».

В 2011 году управа Ховрино вынудила всех владельцев «некапитальных» торговых павильонов — а их 38 человек — расторгнуть договоры аренды земельных участков и заключить с департаментом земельных ресурсов правительства Москвы новый договор — с окончанием срока аренды в сентябре 2014-го. Все, хоть и нехотя, согласились, против течения никто не пошел. «Оспорить даже не пытались, нам заявили прямо в лоб: «Если не расторгнете, то здесь не останетесь», — вспоминает Крылов.

На вопрос, «что будет после окончания договора», люди из управы все три года пожимали плечами.

«Как-то устроили собрание, один чиновник честно признался: «Не знаю» — через месяц его уволили», — рассказывает Константин Король, владелец продуктового магазина по соседству с «Димсоном». — А этим летом — бац, новость! Говорят «сносите все», причем за свой счет — ни о какой компенсации даже не заходило речи!»

У Короля, как и у Крылова, ежемесячный оборот — 1 млн руб., в подчинении пять работников. Бизнесом занялся в 1997-м: «Перевозил чемоданами солнечные очки из Польши и сдавал в комиссионку».

В августе 15 предпринимателей из Ховрина наняли адвоката — готовятся судиться с управой. Есть ли шансы на успех?

*Статья 10 Гражданского кодекса «Пределы осуществления гражданских прав»: Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.
Дмитрий Хаустов, доцент кафедры экологического и земельного права юридического факультета МГУ, в этом сомневается, хотя и усматривает в действиях московских чиновников явное злоупотребление имущественным правом.*«Конечно, управа по итогам судебного разбирательства могла бы предложить компромиссный вариант. Но у московских судов нет силы воли пойти против градоначальника и его свиты», — замечает Хаустов, давая понять, что ховринская управа попросту выполняет вышестоящий приказ. Впрочем, по мнению эксперта, у истцов есть все шансы затянуть процесс как минимум на год, а, значит, и продлить срок жизни своего бизнеса.
26_03.jpg
Социальная нагрузка

Предприниматели удивляются: почему после стольких лет сотрудничества с низовой московской властью их «сливают»?

«Когда просили помочь с покраской дворов — мы всегда забесплатно давали краску, а в бухгалтерском балансе все списывали на хознужды, — рассказывает Дмитрий Крылов. — Ну, так что, я помогал, особенно первые годы, с удовольствием — не привык быть обязанным».

Слова владельца «Димсона» подтверждает предприниматель Джейхун Джафаров, владелец продуктового киоска в Ховрине. «Просьбы были простые: «Помогите, кто сколько может»… Первое мая, День города, помощь малоимущим — даты и поводы были разные, но каждый раз я лично шел в METRO (сеть гипермаркетов. — The New Times) покупать рюкзаки, форму, тетрадки — а потом все отдавал в управу».

Джафарову под сорок, торгует молочной продукцией в Ховрине с тех пор, как 20 лет назад окончил здесь школу, оборот его магазинчика — 1,5 млн руб. в месяц. На встречу с корреспондентом The New Times он пришел в растянутом синем свитере.

«А я просто перечислял на счет управы 20 тыс. руб.», — рассказывает, в свою очередь, Константин Король. Перечисления оформлялись в бухгалтерском балансе как «безвозмездная помощь».

При этом бизнесмены в один голос убеждают: издержки «в пользу управы» не отразились на стоимости товара. «У нас и так большая конкуренция с сетевиками — мы не можем повышать цены», — на повышенных тонах произносит Джафаров.
  

«Власть превратилась в отдельную касту, которая не переносит бизнесменов на дух. Ведь кормятся они не с нас, а с нефтяной ренты»  

 
Но в последние годы отношения между чиновниками и бизнесом изменились. «Теперь мы помогаем (управе) в добровольно-принудительном порядке, — сетует Дмитрий. — А разговор с ними больше похож на общение барина с холопом: заходишь к главе управы и ждешь в дверях, пока он, наконец-то, поднимет на тебя взгляд».

Так что за кошка пробежала между малым бизнесом и местной властью? Отвечая на этот вопрос, муниципальный депутат Ховрино Надежда Барынина вначале пеняет на «полный хаос» в управе: «Все поувольнялись, кто за что отвечает — никто не знает». После чего разъясняет: чиновники идут проторенной дорожкой, в свое время таким же манером поступили с придомовыми гаражами-«ракушками»: с их владельцами, которые, как им казалось, все оформили чин-чином, договоры аренды тоже решили не продлевать — чтобы в любой момент гаражи можно было снести.

Заинтересовавшись мнением самой власти на этот счет, корреспондент The New Times позвонил в приемную Дениса Матвеева, исполняющего обязанности главы управы Ховрино. И немало удивился, когда на другом конце провода заявили о возможности встретиться «хоть завтра». Однако уже на следующий день секретарь сообщила, что «у Дениса Дмитриевича плотный график, и до осени он встретиться не сможет». А после недолгих расспросов обозначила более конкретную дату возможной аудиенции с должностным лицом — после выборов в Мосгордуму 14 сентября.
26_02.jpg
Газонный подход

Бизнесмены-собеседники журнала убеждены: изворотливость чиновников, стремление отложить разговор на «после выборов» связаны с их желанием не предавать огласке болезненные для них вопросы в предвыборный период: мало ли какая последует реакция у электората, зачем его возбуждать. По этой же причине снос «некапитальных» торговых точек по всему городу начнется не в день окончания договора  аренды — т.е. 1 сентября, — а после 14-го, когда градус общественной активности, в представлении чиновников, спадет.

Однако в правительстве Москвы с такой оценкой категорически не согласны. Все идет по строго утвержденному плану, уверяют здесь: вначале сносим, т.е. разрушаем до основанья, — а потом сразу же начинаем строить наш новый торговый мир. Уже к середине октября, как пояснил журналу пресс-секретарь департамента торговли и услуг правителства Москвы Тарас Белозеров, будет обнародована новая схема размещения временных торговых павильонов, аккурат после сноса ларьков: к этому времени специалисты должны понять, где именно не хватает магазинов шаговой доступности. Происходящее в Ховрино г-н Белозеров призывает ни в коем случае не считать ликвидацией малого бизнеса. По его словам, речь идет о «реорганизации сети нестационарных объектов». В каком ключе должна идти реорганизация? «Там, где, как выясняют специалисты, не хватает магазинов, строим новые, а с владельцами старых, включая «некапитальные строения», продлеваем договор аренды; там же, где торговых точек достаточно и при этом договоры аренды с «некапиталкой» заканчиваются, — сносим все и засеваем газоном».

Но кто будет в итоге решать, какой бизнес оставить на плаву, а кого «засеять газоном», причем без какой-либо компенсации? Это прерогатива управы — дает понять Тарас Белозеров. Кроме того, чиновники, по его словам, отныне планируют влиять и на ассортимент киосков: «Например, если в районе есть стационарный рыбный магазин, то глупо держать рядом киоск со специализацией «рыба» — пусть продают молоко. А могут, например, перейти и на продажу мороженого — тем более, сейчас в нестационарных объектах запретили продажу табачных изделий».
26_04.jpg
Новый передел

Доводы про «реорганизацию» и «новую схему» ховринские бизнесмены воспринимают с ухмылкой. «Это полное уничтожение малого бизнеса», — безнадежным голосом подытоживает Дмитрий Крылов.

26_05.jpg
Михаил Божко все еще надеется отстоять ларек
А братья-предприниматели Михаил и Александр Божко и вовсе уверены: чиновники затеяли передел рынка. Дело в том, что у братьев Божко, владельцев ООО «Три лимона», есть «свои» источники в префектуре, которые поделились инсайдом: «После сноса территорию под павильонами забетонируют, а по весне начнутся торги под новых хозяев — стартовая цена от 6 млн руб.»

Торговые точки братьев Божко хотели снести еще в 2011 году — но тогда им удалось отстоять бизнес: на подмогу пришли местные жители, собравшие 4000 подписей в их поддержку. Но нынешние чиновничье наступление остановить будет трудно, считает Божко-старший. По его ощущению, в воздухе отчетливо запахло реставрируемым совком: «Все возвращается на круги своя: «Будем, как в советское время, ходить за молоком туда, за хлебом — сюда, а заместо канализации продавцам опять выдадут ведра».

Дмитрий Крылов, впрочем, сомневается, что на освободившиеся в результате сноса площади найдут желающих: «Чтобы строиться на наших руинах, нужно быть либо большим идиотом, либо временщиком типа продавца шаурмы — легко развернуть, легко свернуть».

Сейчас ховринские предприниматели в спешке ищут площадки на первых этажах жилых домов, куда можно было бы перенести бизнес: «Иначе только на дачу или в металлолом». А Константин Король признается, что параллельно собирает документы, чтобы встать на учет на бирже труда: «Мне скоро 50, кто меня возьмет?»

Pismo.jpg
Единственный шанс Крылова отсрочить снос — судиться с управой

Классовая вражда

Крылов, Король, Джафаров, многие другие предприниматели в других районах Москвы в результате действий чиновников могут пополнить ряды безработных. Управам это нужно?

«Искать рациональное зерно в их действиях бессмысленно, — вздыхает владелец «Димсона». — Это просто классовая ненависть, власть превратилась в отдельную касту, которая не переносит бизнесменов на дух. Ведь кормятся они не с нас, а из госбюджета, взращенного на нефтяных скважинах, а потому от предпринимателей независимы».

**Например в США малый и средний бизнес обеспечивают работой 49% занятых, в Европейском союзе — 51%. Источник: данные The US Small Business Administration и Европейской комиссии.

*** Андрей Синявский (1925–1997) — писатель и диссидент, в 1966 году осужден на семь лет по делу «Синявского-Даниэля» по обвинению в антисоветской пропаганде.
Крылов уверен: сейчас идет сознательное убийство настоящего среднего класса**, чье место скоро займут чиновники и силовики: «Инициативные люди уходят — остаются или бюджетники, или аффилированный с властью бизнес».

Правительственные программы поддержки малого бизнеса до самих адресатов не доходили, сетует Крылов. «Да и не надо нам этого, главное — не мешайте, перестаньте кошмарить, и мы сами обеспечим людей работой, а бюджет — налогами».

Сегодняшняя ситуация Крылову вновь напомнила 90-е, времена, когда он «уходил из-под бандитов». «Но есть точка, дальше которой идти нельзя, когда на одной чаше весов — сосуществование с ними, на другой — неуважение к себе. В свое время Синявский*** сказал, что с советской властью у него эстетические разногласия. Я же физиологически не перевариваю бандитов. А сейчас наверху именно они — лишь изменили цвет пиджаков с малинового на серый».

На словах большинство опрошенных The New Times предпринимателей одобряют политику Владимира Путина. «Он батька наш, мы за него горой!» — залихватски выдает Джафаров. Братья Божко в унисон, загадочно улыбаясь, произносят: «Мы во всем поддерживаем Владимира Владимировича, целиком и полностью, разве есть тут такие, кто против?» А Константин Король выражает надежду, что «царь не в курсе, бояре плохие, информация не доходит, впрочем, как и при Ленине, и при Сталине».

Но при выключенном диктофоне все произносят в сердцах: «На последних (парламентских) выборах голосовали мы за КПРФ — лишь бы не поддерживать «Единую Россию» 



фото автора


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.