Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Болотное дело

Заплатка для обвинения

23.07.2014

Мосгорсуд сегодня вынесет приговор Сергею Удальцову и Леониду Развозжаеву. Обвинение в организации массовых беспорядков почти полностью основано на показаниях Константина Лебедева

Лебедев, бывший соратник Удальцова по левому движению, дал свидетельские показания еще в марте 2014 года. Удальцов и Развозжаев назвали их «оговором», а адвокаты уверены: при вынесении приговора суд будет ориентироваться именно на них

13_03.jpg
Константин Лебедев во время оглашения приговора по его делу. Апрель 2013 г. 

Пойдя на сделку с правосудием, Лебедев в апреле 2013 года получил всего 2,5 года колонии, а уже в мае вышел на свободу по УДО.

Основной пункт показаний Лебедева — описание его, Развозжаева и Удальцова встреч с грузинским политиком Гиви Таргамадзе: «Я знаком с Таргамадзе с 2005 года. Работал его эмиссаром в Белоруссии и на Украине. Инициатором встреч с Удальцовым был Таргамадзе, он хотел познакомиться с ним, как с непримиримым борцом за свободу. Таргамадзе преследовал свои цели на территории России, хотел ликвидировать действующий режим и попросил встретиться с человеком, наиболее подходящим на эту должность». Лебедев также заявил, что они получали от Таргамадзе по 50 тысяч рублей в месяц.

«Все запланированные мероприятия мы собирались осуществить на деньги Таргамадзе. Он убеждал нас действовать жестче, всячески деморализовать сотрудников полиции. Мы понимали, что это невозможно в нашей стране, но ничего не говорили ему, так как боялись лишиться денежных средств», — откровенничал Лебедев. 

Все рассказы Лебедева об их встречах с грузинскими политиками, говорил Удальцов в интервью The New Times, — ложь, предательство по отношению к «узникам Болотной» и ко всему протестному движению. Эту же позицию Удальцов отстаивал и во время допроса в суде.  

«Чтобы связать массовые беспорядки и Удальцова и Развозжаева с происходящим на Болотной площади, суд выбрал такой путь - якобы их взаимодействие с Гиви Таргамадзе, что он давал им деньги, — считает адвокат Удальцова Николай Полозов. — Но нет никаких фактических доказательств, кроме странных видеозаписей, на которых ничего не видно и происхождение которых неизвестно. Но все эти бреши Константин Лебедев закрыл своими показаниями». 

По версии адвоката Удальцова Виолетты Волковой, ее подзащитный и на доследственной проверке, и на следствии не отрицал, что встречался с грузинскими друзьями Константина Лебедева. Но сомневается, был ли среди них грузин Гиви Таргамадзе.

«Удальцов до сих пор не знает, с кем он встречался, — уточняет Волкова. — А вот адвокат Руслан Чанидзе еще год назад опрашивал Таргамадзе, и тот заявил, что ни с Удальцовым, ни с Развозжаевым не знаком. И очень хотел бы познакомиться».

Лебедев заявил, что он с Удальцовым и Развозжаевым готовили беспорядки в России с 1999 года. Отвечая на вопросы, непосредственно касающиеся событий 6 мая 2012 года на Болотной площади, Лебедев изложил «сценарий» той акции, разработанный совместно с грузинами: «Мы собирались пройти на Болотную площадь, поставить палаточный лагерь и привлечь туда как можно больше народа. Но все, что произошло, не совпало с нашими планами и проектами. Сергей Удальцов рассказал мне, что оргкомитетом митинга было принято решение идти до Большого Каменного моста и там встать. При этом сам Удальцов был против такой идеи. Впоследствии все это привело к массовым беспорядкам».

Свою вину Константин Лебедев признал полностью, но не только по организации беспорядков на Болотной площади, а в том числе и по таким эпизодам, как подготовка диверсии на Транссибирской магистрали и массовых беспорядков в исправительных колониях пяти регионов России.

В свою очередь адвокат Виолетта Волкова считает, что «беспорядки, возникшие на Болотной площади, не отвечают критерию массовости, так, например, в их ходе произошла порча, а не уничтожение имущества, и отсутствовало вооруженное нападение».

Адвокат Сергея Удальцова Каринна Москаленко считает, что оправдательный приговор по делу ее подзащитного и Леонида Развозжаева — единственный справедливый исход. «В ходе процесса были нарушены нормы Европейской конвенции по правам человека, — считает Москаленко. — Привлечение Удальцова к ответственности — это вмешательство в право, гарантированное статьей 11 Европейской конвенции»*. Напомним, что Москаленко — одна из крупнейших специалистов по Европейскому суду, куда в случае обвинительного приговора Удальцову и Развозжаеву может быть направлено заявление о нарушениях в ходе судебного процесса по их делу.  

* Каждый человек имеет право на свободу мирных собраний  <...>

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.