Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Свидетельство

#Только на сайте

Король Фидель

07.07.2014 | Татьяна Реброва , Сергей Хазов-Кассиа | № 22-23 от 30 июня 2014

The New Times публикует отрывки из книги, которую охранник Фиделя Кастро написал вместе с французским журналистом Акселем Жильденом

Яхта, личный остров, армия прислуги и охраны, ничем не ограниченные расходы... — команданте кубинской революции никогда ни в чем себе не отказывал, уверяет его бывший личный охранник Хуан Рейнальдо Санчес, автор только что вышедшей книги мемуаров «Скрытая жизнь Фиделя Кастро»
70_01.jpg
Фидель и книга. Снимок сделан во время официального визита в Чили, где Кастро принимал президент-социалист Сальвадор Альенде. Сантьяго, 1971 г.

В течение 17 лет Санчес верой и правдой служил Фиделю, но когда запросился на пенсию, Кастро воспринял это как личное оскорбление: бывшего любимца вождя бросили в тюрьму, пытали, подозревая в предательстве. В 2008 году после нескольких неудачных попыток Санчесу удалось-таки бежать в США...

Яхта № 1

70_02.jpg
Обложка книги Хуана Рейнальо Санчеса
На дворе отличная погода, мы — в самом разгаре лета благословенного 1990 года, на 32-м году царствования 63-летнего Фиделя Алехандро Кастро Рус. Берлинская стена пала прошлой осенью, президент США Джордж Буш готовится к началу операции «Буря в пустыне» — вторжению в Ирак Саддама Хусейна. Что же до Фиделя Кастро, то он держит курс на свой частный сверхсекретный остров Кайо-Пьедра на борту единственной на Кубе яхты класса люкс — его личной собственности. Элегантное белоснежное судно длиной девяносто футов (27,5 метра) спустили на воду в начале 1970-х годов, это — увеличенная копия «Акварамы I», изысканной яхты, конфискованной у одного из соратников диктатора Фульхенсио Батисты, ниспроверженного, как известно, кубинской революцией 1 января 1959 года <...> В дополнение к двум двухместным каютам, оснащенным отдельными туалетами (одна из них предназначается для Фиделя), на судне есть еще двенадцать дополнительных спальных мест. Плюс шесть раскладных кресел в главном салоне и два дивана в радиорубке. И еще четыре спальных места — в каюте экипажа, в носовой части. Как и на любой другой яхте, достойной названия люкс, «Акварама II» предлагает все современные удобства: кондиционер, две ванные комнаты, туалет, телевизор, бар...

В сравнении с «игрушками» современных русских и саудовских нуворишей, бороздящих воды Карибского бассейна и Средиземного моря, «Акварама II» может показаться старомодной. Однако в 70-е, 80-е и 90-е годы XX века эта роскошная яхта, полностью отделанная привезенными из Анголы редкими породами дерева, вполне могла посоперничать со своими конкурентками, пришвартованными в портах Багамских островов или Сан-Тропе. А уж по мощности ей вообще не было равных. Четыре двигателя, подаренные Фиделю Кастро Леонидом Брежневым, были идентичны тем, которыми оснащали сторожевые корабли ВМФ СССР. На полной тяге они способны были нести «Аквараму II» по волнам с феноменальной скоростью в 42 узла, то есть 78 километров в час!

На Кубе никто, или почти никто, не подозревал о существовании этой яхты, чей порт приписки располагался в невидимой и недоступной для простых смертных бухте на восточном побережье знаменитого залива Свиней (Кочинос), примерно в 150 километрах к юго-востоку от Гаваны. Начиная с 1960-х годов именно там, в центре охраняемой военной зоны, укрылась частная гавань Фиделя. Чуть поодаль, в местечке под названием Ла-Калета-дель-Росарио, под зорким неусыпным наблюдением расположилась также одна из многочисленных резиденций Фиделя с небольшим музеем его рыбацких трофеев — в отдельном здании. От этой гавани до личной — острова команданте Кайо-Пьедра, поистине райского уголка, — можно добраться менее чем за 45 минут. За свою жизнь я проделал этот путь сотни раз <...>

В течение всего пути Эль Хефе (Шеф), как мы его между собой называем, как правило, сидит в главной бортовой гостиной. Он обычно усаживается в директорское кресло из черной кожи, на которое ни разу за время его существования не опускался никакой другой зад. В приглушенной атмосфере этой гостиной, с бокалом «Чивас Ригал» со льдом (любимый его напиток), он погружается в чтение кратких докладов спецслужб, разбирает подготовленные референтурой обзоры иностранной прессы, скрупулезно вычитывает подборку с информационных лент Франс Пресс, Ассошиэйтед пресс, Рейтер. <...>

Далия, естественно, тоже здесь. Мать пятерых из девяти детей Фиделя, Далия Сото дель Валье была его тайной спутницей жизни начиная с 1961 года... Но кубинцы узнали о ее существовании только в начале 2000-х!
70_03.jpg
Фидель с матерью его пятерых детей Далией Сото дель Валье. Гавана, 2010 г.

Хижина-курорт

На Кубе словом «кайо» обозначают узкий плоский песчаный остров. Вдоль кубинских берегов таких островов тысячи. Многие из них сегодня — излюбленные места туристов и дайверов. Остров Фиделя растянулся на полтора километра, как бы описывая небольшую дугу с севера на юг. На востоке скалистый берег обращен к открытому глубокому морю с сине-зеленым отливом. На западе берег скрыт от ветров, полоса белоснежного песка омывается бирюзовой кромкой воды — поистине райское место с прекрасным морским дном. Все выглядит почти таким же нетронутым, как во времена Христофора Колумба <...>

Весьма функциональный каменный дом лишен показной роскоши. Кроме спальни Фиделя и Далии в доме есть детская, кухня и гостиная-столовая с террасой и видом на море; мебель деревянная, незамысловатого дизайна; стены украшены картинами, рисунками, фотографиями, по преимуществу со сценами рыбалки и подводной жизни.

Через французские окна видна вертолетная площадка. Чуть поодаль, в нескольких сотнях метров, виднеется дом, предназначенный для нас, телохранителей Фиделя. Напротив — казарма гарнизона, где размещается остальной персонал: повара, механики, электрики, радисты и десяток вооруженных солдат, дислоцированных в Кайо-Пьедра на постоянной основе. Еще дальше — склад горючего, хранилище с запасами пресной воды и мини-электростанция. На западном побережье, с которого открывается вид на закат, семейство Кастро построило 60-метровый причал. Он находится прямо под домом, на небольшом песчаном пляже, граничащем с внутренней частью «кайо». <...>
Этот причал стал эпицентром общественной жизни на Кайо-Пьедра. К молу присоединен пятнадцатиметровый плавучий понтон, на котором построили ресторан с барной стойкой и грилем для барбекю. Именно здесь чаще всего обедает и ужинает семья, не считая тех случаев, когда они решают поесть на борту яхты. Из этого плавающего бара-ресторана можно любоваться на водный загон, в котором содержатся — на радость детям и взрослым — морские черепахи (некоторые из них достигают метровой длины и обречены окончить свою жизнь в тарелке Фиделя). С другой стороны пирса находится дельфинарий, скрашивая серые будни, шалит и резвится парочка дельфинов.

Другая половина острова, северная, практически пустынна: кроме установки для ракет «земля — воздух» на ней есть лишь дом для гостей — более просторный, чем тот, в котором живут владельцы острова: он состоит из четырех спален и большой гостиной. Между двумя домами, находящимися друг от друга в пятистах метрах, проведен телефонный кабель. Для перемещения между домами у их обитателей имеются два кабриолета «фольксваген-жук». Еще одна машина, внедорожник советского производства, используется для перевозки продуктов и инвентаря. В северном гостевом доме есть и 25-метровый открытый бассейн с пресной водой, а также естественное джакузи: с каждой новой волной морская вода попадает в скалистое углубление по высеченному в камне акведуку.

На протяжении всей своей жизни Фидель утверждал, что у него нет ничего, кроме «скромной рыбацкой хижины» где-то на побережье. Но эта «рыбацкая хижина» превратилась в роскошный курорт, чье поддержание требовало значительных ресурсов. Сюда же можно прибавить еще штук двадцать объектов недвижимости, начиная с Пунто-Серо — огромного имения в Гаване недалеко от посольского района; уже упомянутую резиденцию Ла-Калета-дель-Росарио в заливе Свиней; Ла-Десеада — коттедж в болотистой местности в провинции Пинар-дель-Рио, где Фидель охотится зимой на уток и других птиц. Не говоря уже об остальных владениях в каждой из административных провинций Кубы, предоставленных вождю в личное эксклюзивное пользование.
70_06.jpg
Личным примером. Фидель Кастро на уборке сахарного тростника, 1961 г.

Царская охота

На Кайо-Пьедра роскошь не измеряется квадратными метрами жилой площади или количеством яхт у причала. Настоящее сокровище острова — сказочное морское дно рядом с его берегами. Нетронутые туристами и рыбаками прибрежные воды — святая святых уникального подводного мира. Прямо под домом Фиделя расположился его личный аквариум площадью более 200 квадратных километров! <...>

Фидель Кастро — отличный ныряльщик. Моя работа позволила мне в этом убедиться: в течение всего срока службы я страховал его во время подводной охоты. <...> Благодаря впечатляющему объему грудной клетки Фидель (1,91 м, 95 кг) может без малейших трудностей нырять c задержкой дыхания на глубину до десяти метров. Есть у него и характерная манера охотиться, и ее сложно описать, иначе как сравнив с королевской охотой Людовика XV в лесистых окрестностях Версаля. На рассвете, пока суверен еще спит, группа рыбаков выдвигается на место. Их задача — определить наиболее рыбные закоулки, где Эль Хефе мог бы поохотиться. Выполнив миссию, группа возвращается на Кайо-Пьедра, где дожидается пробуждения Его Величества: он редко ложится спать раньше трех часов ночи.

Любовь к коровам


70_05.jpg
Кубинские революционеры пытаются переправиться через бурную реку. На первом плане — Фидель Кастро, за ним его секретарь Селия Санчес. Фото сделано ориентировочно весной 1958 г.
Моим первым рабочим местом стало Эль Онсе, или «Одиннадцать». Речь идет о жилом кампаунде, расположенном на Кайе Онсе (Одиннадцатой улице), в милом районе Ведадо, в пяти кварталах от набережной Гаваны. Место это не такое уж банальное: когда речь заходит об Эль Онсе, прежде всего имеется в виду дом, где живет Селия Санчес, ключевая фигура кубинской революции в целом и в личной жизни Фиделя в частности. Вплоть до своей смерти от рака легких в 1980 году Селия лично участвовала почти во всех поворотных событиях на Кубе. В 1952-м она была одной из первых женщин, выступивших против диктатуры Батисты, а затем присоединившихся к повстанческому «Движению 26 июля». В горах Сьерра-Маэстра, где скрывались революционеры, она служит посыльным — доставляет телеграммы, пряча их в букетах цветов, чтобы обмануть полицию. А еще она координирует совместную деятельность партизан и городских подпольных ячеек.

После победы революции ее награждают различными официальными должностями, в том числе постом секретаря госсовета под председательством Фиделя. Но главное: эта худощавая женщина с черными глазами и смоляными волосами была любовницей вождя. <...>

В квартире Селии Санчес на Кайе Онсе, на четвертом, последнем этаже у Фиделя есть собственные апартаменты с ванной комнатой, где он бывает почти каждый день — тайком от Далии, — прежде чем возвратиться в президентский дворец. Именно у дома на Кайе Онсе я впервые увидел Фиделя вблизи. <...>

Кайе Онсе занимает особое место в географии кастризма. В 60-е и 70-е — это одно из тайных мест, которые Фидель посещает без чьего-либо ведома: в целях безопасности Эль Онсе полностью оцеплена, доступ на эту часть улицы заблокирован двумя КПП с обоих концов. Крыши домов соединены между собой длинной сообщающейся сетью под открытым небом. С годами в местной инфраструктуре появились и другие новшества — лифт, тренажерный зал и даже фешенебельная площадка для игры в боулинг: два трека из лакированного паркета, окантованных массивами из папоротника и горных пород, доставленных со склонов Сьерра-Маэстра. Красота. Но самым удивительным элементом обстановки, без сомнения, было... стойло для скота, устроенное Фиделем прямо здесь, на четвертом этаже дома на Кайе Онсе, в центре столицы! В начале 1969 года с помощью лебедки он поднимает сюда с улицы четырех коров и быков. Шутки в сторону: часть своего досуга команданте решил посвятить популярной причуде того времени — скрещиванию европейских черно-белых коров голштинской породы с кубинскими зебу — в надежде вывести новую породу. Цель: модернизация сельского хозяйства и увеличение надоев. <...>

И наконец, вспоминая дом на Кайе Онсе, невозможно забыть о частной баскетбольной площадке, предназначенной для единоличного пользования Фиделя Кастро. В 1982 году, через два года после смерти Селии Санчес, одна канадская компания установила синтетическое покрытие на легкоатлетических дорожках на стадионе «Педро Марреро» в Гаване перед XIV Играми Центральной Америки и Карибского бассейна. В целях поддержания хороших отношений с заказчиком канадцы предложили безвозмездно передать Кубе что-то из спортивного оборудования — на выбор Фиделя. Вместо того чтобы, воспользовавшись этой возможностью, снабдить необходимым инвентарем так нуждавшиеся в нем провинциальные школы, команданте попросил привести в порядок его собственную баскетбольную площадку.

Баскетбол всегда оставался его любимым видом спорта. Фидель не упускает возможности сделать пару отличных бросков — ни во время перерыва в работе, ни во время посещения стадиона, ни когда организует матчи со своей свитой. Игроки разбиваются на две команды — красных и синих. Естественно, все играют «на Фиделя» — невозможно допустить, чтобы тот проиграл матч. С 1982 года вождь уже полностью самостоятельно формирует баскетбольные команды, отбирая себе лучших игроков, к которым я также имею честь принадлежать. По ходу игры команданте выступает в качестве плеймейкера — через него идут все передачи: что, конечно, неудивительно <...>
70_07.jpg
С мячом — команданте. Баскетбольный матч со студентами. Гавана, 1970 г.

Если рядом воробей

Во время всех перемещений Фиделя сопровождают как минимум 14 телохранителей; вся группа размещается в четырех автомобилях — черных мерседесах с автоматической коробкой передач. Автомобиль № 1: Фидель, его адъютант «Пепин» Наранхо, руководитель охраны кортежа полковник Доминго Мэне или реже личный врач Фиделя Юджинио Зельман, ну и один из его трех личных водителей. Автомобиль № 2: водитель, трое телохранителей, все в военной форме. Автомобиль № 3: то же самое. Автомобиль № 4: то же самое, но только охрана одета в гражданское и едет не в мерседесе, а на «Ладе» советского производства с механической коробкой и движком с увеличенной мощностью. При этом «Лада» следует за остальными тремя машинами на расстоянии ста метров. Во время поездок за пределы столицы — в провинцию или на уикенд на Кайо-Пьедра, кортеж сопровождает пятый мерседес, в нем помимо личного врача медбрат Уайлдер Фернандес, официальный фотограф Пабло Кабальеро и мажордом Орестес Диас, все трое — сотрудники кубинской службы безопасности.

<...> Некоторые представители этой преторианской гвардии были отобраны не только из-за умения хорошо стрелять или готовности отразить любое нападение. Двое из телохранителей — Андрес Арронте Матринес и Амброзио Рейес Бетанкур попали в личную охрану вождя из-за своей группы крови. Группа A c отрицательным резусом — одна из самых редких групп крови (6% всего населения Земли), но именно она течет в венах Фиделя Кастро. «Одногруппники» в охране — на тот случай, если в чрезвычайной ситуации понадобится прямое переливание для спасения жизни Эль Хефе.

Еще одна диковина — в эскорте Фиделя имеется двойник! Безбородого, ростом пониже команданте, Сильвино Альвареса, строго говоря, нельзя назвать идеальным двойником. Но водруженный на заднее сиденье лимузина с приклеенной бородой, на расстоянии он легко сходит за лидера Кубы: их роднит одинаковый греческий профиль.
  

Двое телохранителей попали в личную охрану вождя только из-за своей группы крови  

 
Отдельная история — вооружение эскорта. Находясь в салоне своего бронированного мерседеса, Фидель всегда держит при себе складной автомат Калашникова калибром 7,62 мм (он ставит его между ног), а также пять дополнительных магазинов по 30 патронов в каждом. Это оружие всегда на своем месте, даже когда в салоне с Фиделем оказываются иностранные гости, что, несомненно, производит на них сильное впечатление.

Фидель всегда располагается на заднем сиденье справа. Сразу за ним, на уровне его правого плеча, лежит пистолет браунинг калибром 9 мм и три магазина на 13 патронов. В салоне есть и второй калашников, калибром 5,45 мм с пятью магазинами на 30 патронов, его держит между коленей руководитель охраны кортежа Доминго Мэне, занимающий переднее пассажирское сиденье.

А в багажнике президентского мерседеса лежит еще один черный чемодан с калашниковым 7,62 калибра с деревянным прикладом и пятью магазинами на 40 патронов. Это — личное оружие Фиделя, с помощью которого он упражняется в стрельбе; он не расстается с ним, каждый вечер уносит его с собой домой. Далия, которой докладывают о нашем прибытии по рации, как преданная жена поджидает мужа на крыльце дома. Согласно непреложному ритуалу, Фидель сначала целует ее в губы, а затем перепоручает свое оружие, которое она тут же благоговейно относит в их спальню на первом этаже...

В их доме в Пунто-Серо или во время путешествий — всюду глава государства всегда спал со своим калашниковым, неизменно лежащим у кровати на расстоянии вытянутой руки.

Школа террористов

70_04.jpg
Фидель обучает партизан-рекрутов обращению с оружием. Горы Сьерра-Маэстра, конец 1950-х годов
Один из наиболее тщательно охраняемых секретов, о которых мне довелось узнать на Кубе, была тренировочная база в Пунто-Серо-де-Гуанабо (не путать с просто Пунто-Серо, где находится имение семьи Кастро). Именно здесь, в 25 километрах к востоку от Гаваны и всего в нескольких минутах езды от прекрасных пляжей, режим Кастро обучал, тренировал и консультировал бойцов партизанских движений со всей Латинской Америки. База Пунто-Серо-де-Гуанабо — это несколько десятков отстоящих на некотором удалении друг от друга военных городков за обычными железными воротами, соединенных сетью проселочных дорог, на холмистой, покрытой растительностью местности. Учебные классы, жилые помещения, столовая, площадки с дорожками для бега с препятствиями, три полигона для стрельбы, карьер для испытаний взрывчатых веществ, два турбовинтовых самолета («Ильюшин» и «Антонов»), предназначенных для отработки действий по угону авиалайнера. Здесь стоит учебный вертолет — на нем стажеров обучают высадке на лету или, наоборот, захвату с целью похищения находящихся в нем людей. Все инструкторы — кубинцы из спецназа «Тропас». 90% командиров латиноамериканских партизанских отрядов прошли через Пунто-Серо-де-Гуанабо. Независимо от того — принадлежали ли они к колумбийским ELN, FARC, M-19, к перуанским «Сендеро луминосо» и «Революционному движению имени Тупака Амару», чилийскому «Патриотическому фронту Эммануэля Родригеса» (FPMR), «Сандинистскому фронту национального освобождения» (СФНО, Никарагуа) или «Фронту национального освобождения имени Фарабундо Марти» (Сальвадор) — для всех Куба была Меккой, а Пунто-Серо-де-Гуанабо обязательной остановкой на пути к революционной святыне.

Расцвет «кампуса революции» пришелся на конец 1970-х — начало 1980-х годов. В то время здесь принимали бойцов (в том числе из террористических организаций) со всего света: баскских сепаратистов из ЭТА (ETA), боевиков Ирландской республиканской армии (ИРА), ФАТХа Ясира Арафата, «Народного фронта освобождения Палестины» (НФОП) Жоржа Хабаша, «Фронта ПОЛИСАРИО», который с 1975 года вел борьбу с властями Марокко за контроль над Западной Сахарой, активистов североамериканских «Черных Пантер» <...>

У Фиделя были особые связи с баскскими сепаратистами, которых я часто встречал в Гаване. Члены ETA чувствовали себя здесь как рыба в воде, Кастро принимал их с распростертыми объятиями. Баски многому нас научили. К примеру, они в совершенстве овладели искусством подрыва самодельных бомб с дистанционным управлением, и Фидель попросил их обучить этому делу специалистов «Тропаса», которых потом внедряли в отряды партизан Колумбии, Сальвадора и Гватемалы. Кстати, именно здесь, в Пунто-Серо-де-Гуанаба боевики ETA разработали свой знаменитый гранатомет Jotake — оружие, которое они потом использовали в Испании и которое потом было обнаружено в арсенале у боевиков из Революционных вооруженных сил Колумбии (FARC).

Вообще в начале 1980-х Фидель напрямую руководил всем, что касалось ETA, ни одно решение не принималось без его личного одобрения.
  

У Фиделя были особые связи с баскскими сепаратистами из ЕТА. В Гаване они чувствовали себя как рыба в воде   

 
В 1984 году Гавана подписала соглашение с правительством Испании (возглавлялось тогда социалистом Фелипе Гонсалесом) и с Панамой (во главе с Мануэлем Норьегой) — в рамках переговоров о мирном урегулировании баскского вопроса и предоставлении Кубой политического убежища членам ETA. Проще говоря, террористы из ETA получили законное право обосноваться на Кубе при условии, что сложат оружие и перестанут вести подрывную деятельность на родине. В свою очередь, Фидель пообещал, что отныне возьмет под контроль действия баскских активистов и обязуется информировать Мадрид в случае «неверных» телодвижений с их стороны. Но власти Испании поджидала одна неприятность, и заключалась она в том, что врать без зазрения совести — один из многочисленных талантов Фиделя... Позже, столкнувшись с растущими подозрениями со стороны Мадрида, команданте начал настаивать на том, что баски «никогда не использовали территорию Кубы в своей деятельности против Испании или какой-либо другой страны». «Куба скрупулезно следует духу подписанного соглашения», не уставал также подчеркивать Фидель.

В реальности же Гавана не просто, как оговаривалось в соглашении, предоставляла убежище баскам — она получала от них все ноу-хау в области терроризма. В дополнение к мастерству обращения с бомбами эксперты ETA обучают офицеров Фиделя искусству похищения людей, слежке и методам ухода от нее. Разумеется, Мадрид обо всем этом даже не подозревал.

Широкие жесты

Еще в 1960-х годах Фидель создал знаменитый «Резерв команданте» — особый банковский счет, сформированный из специальных фондов, куда, в свою очередь, поступали деньги от доходных статей национальной экономики. Счет был предназначен для личного и исключительного пользования самим команданте и не подвергался никаким проверкам. Фидель пользовался им абсолютно бесконтрольно и своевольно. Разумеется, сам Фидель при этом объяснял, что необходимость такого «нестандартного» управления финансами продиктована нуждами Революции, которая постоянно находится под угрозой империалистической агрессии. На самом же деле «резерв» полностью обслуживал частные интересы Фиделя Кастро — то были его карманные деньги, позволявшие ему вести королевский образ жизни, не думая о расходах. Разумеется, публичные «широкие жесты» вождя также покрывались из «резерва». В любой момент Фидель мог залезть в эту казну, чтобы построить клинику, школу, дорогу или предоставить автомобили какому-нибудь муниципалитету («резерв» включал в себя и автомобильный парк), минуя министерства или органы управления. Благотворителю достаточно было лишь повернуться к своему адъютанту и назвать необходимую сумму... После чего сам он тут же — в очередной раз — становился в глазах сограждан чудотворцем.

Впрочем, следует признать: взаимоотношения Фиделя Кастро с деньгами имеют иную природу нежели те, что свойственны нуворишам вроде Сильвио Берлускони или бывшего президента Аргентины Карлоса Менема — эти двое слишком уж любили роскошь, потребление и сиюминутные удовольствия. Конечно, и «суровому» Фиделю не свойственно пренебрегать личным комфортом. Да, и у Фиделя имеется (тайно) почти тридцатиметровая яхта. Однако команданте, к примеру, не испытывает потребности заменить ее только что вошедшей в моду новой моделью. Для него богатство — прежде всего инструмент власти, политического выживания, личной безопасности. Зная его осторожный характер и менталитет старого испанского крестьянина, невозможно представить, чтобы Фидель Кастро не воспользовался своими возможностями для обеспечения тыла — как делают все диктаторы — на случай, если ему и его семье придется бежать из страны и поселиться за границей, например в Галисии (Испания), на родине его отца. Да и неспроста, наверное, Далия, его жена, однажды сказала мне как бы между прочим: «Не волнуйся, Санчес, безопасное будущее семьи обеспечено». <...>

Кстати, один из самых забавных эпизодов, свидетелем которых я был, — история про то, как Фидель пустил часть средств «резерва» на то, чтобы прокредитовать Национальный банк Кубы во главе с Гектором Родригесом Ломпартом. Так вот, эти двое, Ломпарт и Фидель, заключив сделку, установили и процентную ставку по кредиту — в размере 10%. Другими словами, команданте ссудил деньги, которые ему не принадлежали, госбанку страны, которую он возглавлял, а проценты от кредита положил себе в карман! 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.