Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

Снести можно спасти

02.07.2014 | Ирина Мак

Шуховскую башню решили оставить на прежнем месте

В судьбе Шуховской башни, иконы архитектурного авангарда, наконец наступил час «Х»: на совещании в правительстве России 16 июня было принято решение оставить Шуховскую башню на Шаболовке на прежнем месте и объявить международный конкурс проектов реставрации, сообщает Министерство связи и массовых коммуникаций России. Как разгоралась борьба за башню — следил The New Times  
50_01.jpg
Шуховская башня. Москва, 1922 г.


Радиобашня, построенная инженером Владимиром Шуховым в 1920–1922 гг., — уникальная, не имеющая аналогов гиперболоидная конструкция, выполненная в виде несущей стальной сетчатой оболочки (расход металла на единицу высоты — втрое меньше, чем в Эйфелевой башне). Место выбрано как одно из самых высоких в Москве — 131 м над уровнем моря. Первоначально здесь были установлены три 150-метровые мачты, место одной из них и заняла башня. Первый проект 1919 г. предполагал 350-метровую конструкцию из девяти секций (выше Эйфелевой), но из-за нехватки металла во время Гражданской войны проект был переделан на шестисекционный. Конструкция имела высоту 148,3 м. После установки двух траверз и флагштока высота достигла 160 м. 19 марта 1922 г. началась трансляция радиопередач.

В 1939 г. башня едва не погибла — одноместный самолет, скорее всего, почтовый, врезался в строение, задел трос, соединявший вершину с основанием. Летчик погиб, но башня уцелела. А осенью 1941-го, когда немцы подходили к Москве, башню заминировали. Позже, на исходе советской власти, башня пережила варварскую реставрацию: чтобы придать узлам прочность, клепаные соединения дополнили сваркой, нарушив основной принцип Шухова, по которому элементы должны иметь некоторую долю подвижности и возможность самокомпенсации по отношению к внешним нагрузкам.


Знаменитая радиобашня, возведенная инженером Владимиром Шуховым на Шаболовке в 1922 году, вошла во все учебники архитектуры как образец новаторской инженерной мысли. Сегодня шедевр находится на балансе Минкомсвязи РФ. В декабре 2013 года Николай Никифоров, глава ведомства, обратился к Дмитрию Медведеву с предложением разобрать башню по причине ее ветхого состояния, представляющего опасность для окружающих.

Утаить инициативу в ведомственных коридорах не получилось: в феврале 2014-го судьба Шуховской башни стала предметом острых публичных дискуссий, на ее защиту встали многие известные люди.

Демонтаж с переездом

«Чтобы башню спасти, ее нужно цивилизованно разобрать» — так прокомментировал 4 февраля желание своего ведомства демонтировать Шуховскую башню замминистра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин.

«Поскольку мы (Минкомсвязи РФ. — The New Times) отвечаем за этот объект, — заявил замминистра, — то готовы произвести разбор башни, чтобы сохранить все конструкции и восстановить ее потом. — И тут же добавил: — Мы не занимаемся реставрацией памятников культуры. Поэтому максимум, что мы сегодня можем сделать в рамках своих средств и своих возможностей, — это произвести ее (башни) демонтаж с целью последующей консервации и передачи тем, кто затем займется ее восстановлением».

Слова «в рамках своих средств», произнесенные Волиным, не стоит воспринимать буквально. Потому что еще в 2011 году Минкомсвязи как собственнику Шуховской башни, памятника культуры регионального значения, Мосгорнаследие выделило 135 млн рублей — как раз на ее реставрацию, которая так и не была проведена.
  

Некоторые специалисты на условиях анонимности говорят, что собственник якобы сознательно доводил памятник до нынешнего состояния   

 
В тот же день, 4 февраля, на инициативу Минкомсвязи последовала реакция Минкультуры. «Согласно российскому законодательству объекты культурного наследия, в том числе Шуховская башня, не подлежат демонтажу», — заявил директор Департамента контроля, надзора и лицензирования в сфере культурного наследия Владимир Цветнов.

А еще через две недели, когда вице-спикер Госдумы Людмила Швецова напрямую обратилась к министру культуры Владимиру Мединскому с требованием разъяснить судьбу памятника, позиция его ведомства уже не выглядела столь категоричной: Минкультуры готово было рассмотреть вопрос о переносе башни. А в правительстве даже стали обсуждать, куда ее девать. Назвали три места: ВВЦ, Калужскую площадь и Парк имени Горького. Поставлены уже и сроки: до 1 мая окончательно определить новое место.

Особый статус

Вопрос, как всегда, упирается в деньги. Именно об этой проблеме в эфире «Эха Москвы» обмолвился глава Департамента культурного наследия Москвы Александр Кибовский. Средства на демонтаж башни, пояснил он, утверждены в федеральном бюджете. А вот денег на обратное ее воссоздание нет. Как же тогда быть?

28 февраля на специально созванной в Доме архитектора пресс-конференции защитники символа русского авангарда попробовали назвать вещи своими именами.


*Федеральный закон от 25 июня 2002 г. № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» в последней редакции 2013 г.
Действительно, согласно Федеральному закону «Об охране памятников истории и культуры»* Шуховская башня как объект культурного наследия не может быть снесена. Перенести ее тоже нельзя, ибо в охранном документе объект жестко привязан к месту. Лишить башню охранного статуса может только глава правительства РФ — это его компетенция и прерогатива. Подписать такое распоряжение Дмитрий Медведев должен был еще 24 марта, но до сих пор этого не сделал. А между тем в администрации президента зарегистрированы уже десятки писем в защиту Шуховской башни — от ведущих архитекторов России и представителей общественности.

Последние несколько лет стали по-настоящему решающими в судьбе Шуховской башни. Объектом культурного наследия она стала лишь в 2011 году, когда власти города утвердили территорию башни. В 2013-м разработан «проект предмета охраны», в котором четко прописано, что именно государство обязуется охранять. А в начале 2014-го комиссия Мосгорнаследия, рассмотрев проект, внесла в него дополнения и подготовила протокол, который, правда, до сих пор не подписан. В первом пункте проекта как раз и идет речь о местоположении объекта охраны. «Объект определен, местоположение его тоже, так что никаких законных оснований для разборки и переноса башни не существует», — уверена Ирина Крымова, руководитель мастерской историко-градостроительных исследований «Моспроект-2» имени Посохина — именно эта мастерская и разрабатывала проект охраны башни.
50_02.jpg
Процесс сборки первой секции башни. Москва, март 1920 г.

Идеи во спасение

Но как быть с аргументом Минкомсвязи насчет «опасной для окружающих» крайней ветхости творения Шухова? Тем более что башня стоит в окружении плотной застройки.

**Институт, который в течение многих десятилетий наблюдает за состоянием Шуховской башни. 
«Башня не может упасть, если только не будет какой-то диверсии», — заявила The New Times завотделом конструкций связи Института строительных металлоконструкций имени Мельникова** Галина Шелепина.

Другие эксперты, опрошенные журналом, уверены: разговоры о невозможности реставрации башни без ее демонтажа — абсурд. Как и речи о том, что-де завтра она рухнет.

Конечно, попытки решить проблему предпринимались. Возникала, например, идея переноса верхних секций башни с помощью вертолета на другую площадку для реставрации, в то время как нижние секции приводились бы в порядок на месте. Но это очень дорого.
  

Эксперты уверены: разговоры о невозможности реставрации башни без ее демонтажа — абсурд   

 
Были и другие инициативы. Так, профессор МАРХИ Юрий Волчок и архитектурное бюро «Четвертое измерение» предложили «накрыть» башню кожухом, который взял бы на себя все нагрузки, — чтобы спокойно провести реставрационные работы на старых конструкциях. Но этот проект тоже сверхдорогой.

Еще одну концепцию реставрации на месте — без всяких кожухов, но с привлечением альпинистов — поддержали в Институте имени Мельникова. Было очевидным, что реставрация в принципе возможна, и к 2022 году, когда будет отмечаться 100-летие творения Шухова, ее можно завершить. Было бы желание.

Позор для страны

Споры вокруг Шуховской башни — разбирать не разбирать, реставрировать не реставрировать — по большому счету не удивляют. Впечатление такое, что конструктивизм в современной России как минимум недооценен. Причем не только обывателями, но и структурами, призванными охранять памятники.

***Павильон № 20, «Химическая промышленность», 1967 г., архитектор Б.И. Виленский.
Вообще здания советской эпохи всегда вносятся в реестр объектов культурного наследия с большим скрипом. Яркий пример — павильоны ВВЦ постройки 1960-х годов, ни один из которых до сих пор не признан памятником архитектуры. Прежде всего, речь о павильоне № 20*** — замечательном образце советского модернизма, которому много лет угрожает снос.

Впрочем, есть и отдельные поводы для оптимизма. Так, 16 марта Дом–мастерская Константина Мельникова в Кривоарбатском переулке из объекта охраны регионального значения возведен в ранг федерального памятника. А 25 марта правительство Москвы отменило строительство гигантского торгово-развлекательного центра на территории ВВЦ — он должен был появиться прямо за павильоном «Рабочий и колхозница».


****Баухаус — направление в искусстве XX века, получившее название по немецкой школе строительства и художественного конструирования Баухауc (1919–1933 гг.). Во главе школы стояли крупнейшие архитекторы эпохи — Вальтер Гропиус, Ханнес Майер, Мис ван дер Роэ. После прихода к власти нацистов школу закрыли, и многие приверженцы баухауcа отправились возрождать этот стиль в Палестину. Сегодня кварталы баухауcа в Тель-Авиве внесены в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.
Русский авангард — это наш российский подарок миру, охранять его нужно с тем же рвением, с каким охраняют футуризм в Италии или баухауc**** в Германии или Израиле. Непонимание этого — позор для страны, считают защитники башни.

Инженер Шухов оставил нам множество изобретений, среди которых и первый нефтепровод, и резервуары для нефти (недаром памятник изобретателю стоит на Сретенском бульваре перед зданием «ЛУКОЙЛа»). Сетчатые гиперболоидные оболочки Шухова легли в основу многих современных объектов — достаточно вспомнить лондонский «огурец» и крышу Британского музея, сконструированных Норманом Фостером.

Кстати, сам Фостер вместе с другими известными архитекторами современности — Рэмом Кулхасом, Захой Хадид — тоже выступил в защиту Шуховской башни. Петиция градостроителей опубликована в британской газете The Guardian.
50_03.jpg
Крыша Британского музея. Архитектор Норман Фостер явно вдохновлялся Шуховской башней. Лондон, ноябрь 2005 г.

Кому выгодно

За все то время, что шло обсуждение судьбы Шуховской башни, не нашлось ни одного профессионала, который бы сказал: дескать, перенос башни в другое место — дело плевое и безобидное.

Почему же тогда Минкомсвязи настаивало на демонтаже башни?

Многие опрошенные специалисты на условиях анонимности рассказали The New Times: собственник якобы сознательно доводил памятник до нынешнего плачевного состояния, чтобы потом разобрать и построить на его месте небоскреб. Дело в том, что нынешние законы запрещают в Москве высотное строительство в границах Третьего транспортного кольца. Высотку допускается ставить только вместо другой высотки. Это значит, что, снеся 160-метровую башню, можно законно построить на ее месте небоскреб, который моментально «отобьет» все затраты.

О таких планах открыто никто не заявлял. Но в кругах московских архитекторов наслышаны о существующем инвестиционном контракте по соседству с башней — не исключено, что ради его реализации могут быть снесены соседние здания, как, например, уникальная школа № 600, построенная архитектором Антоновым в начале 1930-х годов. После недавнего сноса Донских бань (они ведь тоже были на Шаболовке), также конструктивистских, подобные планы не кажутся такой уж фантастикой.


фото: из Фонда Шуховской башни, Andrew Dunn



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.