Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Спорт

#Только на сайте

#Футбол

Футбольное счастье

29.06.2014 | Никита Белоголовцев | № 22-23 от 30 июня 2014

В плей-офф вышли восемь команд из Америк, шесть из Европы и две из Африки
12_01.jpg
Даба, Саудовская Аравия, продавцы верблюдов смотрят матч ЧМ-2014 между Голландией и Австралией. 18 июня 2014 г. /фото: Reuters

Ярчайший в XXI веке (а возможно, и во всей истории) групповой этап чемпионата мира закончился на сомнительной ноте. Мир поморщился и не скрывал радости, что одна из скучнейших команд турнира, сборная России, понуро пакует чемоданы. Команда Фабио Капелло забила лишь дважды за три игры и старательно, взяв в напарники Иран, портила прекрасную статистику чемпионата. В Бразилии за игру забивают жизнерадостные 2,8 гола за игру (только 2,3 гола на прошлом турнире), при этом команды не стали зарываться в окопы даже в решающих матчах третьего тура. Помимо высоченной результативности этот чемпионат подарил футбольной цивилизации еще минимум три интересные тенденции.

Закат Европы

Верховенство Европы в футбольном мире в последнее десятилетие воспринималось как нечто само собой разумеющееся. И действительно, чемпионат континента по уровню команд превосходит чемпионат мира: на континентальном турнире значительно меньше разгромов и проходных матчей, почти не бывает аутсайдеров, которые лишь имитируют сопротивление. Однако в июне 2014-го европейский бастион был не просто стремительно взят, но и под конец группового турнира разрушен почти до основания. В плей-офф в итоге вышли лишь шесть европейских команд, среди которых нет Испании, Италии, Португалии и Англии.
  

Южная Америка vs Европа: 8 побед, 2 ничьи, 4 поражения, разница мячей 18:14   

 
О мощи латиноамериканских команд на ЧМ-2014 The New Times уже писал в предыдущем номере, и по итогам группового турнира преимущество Южной Америки во встречах с Европой выглядит значительно: 8 побед, 2 ничьи и 4 поражения при разнице мячей 18:14. Если бы столь уверенно себя чувствовала только Южная Америка, это можно было бы списать на домашний фактор, серийные судейские ошибки или любое другое бессистемное стечение обстоятельств, но в этот раз антиколониальное восстание против Европы поддержали практически во всех частях футбольной планеты. Особенно примечательно достижение Северной и Центральной Америки. Три из четырех команд, представляющих регион (Мексика, США, Коста-Рика), вышли в плей-офф, потеряв по пути лишь обреченный с первого матча Гондурас. США и Мексика выходят из группы на чемпионатах мира регулярно, а костариканцы заставили весь мир ахнуть минимум дважды и сотворили одну из двух главных сенсаций (помимо вылета Испании) группового раунда. Примечательно, что все три места в плей-офф североамериканцы выгрызали именно у европейцев: Мексика решающий матч за выход выиграла у Хорватии (3:1), США в ключевой игре не дрогнули против португальцев (2:2), а Коста-Рика обеспечила себе место в истории, победив Италию (1:0).
12_02.jpg
Успех Черного континента

Африка на турнире выступила, по своим меркам, тоже не просто успешно, но даже рекордно: впервые в истории континента в плей-офф оказались сразу две африканские команды. Симптоматично, что снова в роли жертв оказались европейцы. Нигерия не без помощи судей (но при чем тут нигерийцы?) обыграла Боснию и могла после этого со спокойной душой проигрывать Аргентине, а Алжир в последнем матче группового этапа погрузил в депрессию всю Россию. Вообще тем, кто считает футбольную Африку однородной субстанцией, нужно срочно и в корне пересмотреть свое отношение к континенту. Там уживаются и совершенно строгий и по-европейски организованный Алжир, и, например, более талантливая, но разнузданная и неуправляемая Гана. Эта команда действует со стабильностью генератора случайных цифр. В одной неделе уживаются один из самых страстных и боевых матчей чемпионата против Германии (2:2), ультиматум с требованием срочно привезти игрокам три с половиной миллиона долларов призовых (с родины срочно вылетает самолет с наличными), и дисквалификация двух ведущих игроков Боатенга и Мунтари (первый скандалил и спорил с тренером, второй ударил одного из руководителей делегации).

И bye-bye Азия

Без плей-офф осталась Азия, но шансов изначально было совсем мало. Австралия, с недавних пор находящаяся в азиатской футбольной юрисдикции, попала в смертельную группу с Голландией, Чили и Испанией. «Соккеруз» достойно бились в двух первых играх и рассыпались лишь в третьей. Япония и Южная Корея попали в более легкие, но очень ровные группы, где и те и другие не котировались как фавориты. Наконец, Иран составил России достойную компанию в списке самых занудных команд этого лета, сподобившись лишь на один забитый мяч за двести семьдесят минут.
12_04.jpg
Уругваец Луис Суарес после столкновения с итальянцем Джорджо Кьеллини. Бразилия, Натал, 24 июня 2014 г.

Мир без границ

После того как на прошлом чемпионате мира друг против друга впервые сыграли братья Кевин-Принс и Жером Боатенги, кажется, сложно кого-то удивить размытыми футбольными границами. И в этот раз Германия и Гана снова оказались в одной группе: старший из семьи Боатенгов Кевин-Принс играет в полузащите сборной Ганы, а младший, Жером, выходит в обороне сборной Германии. Этот чемпионат еще больше раздвинул границы футбольной глобализации. И показал, что государственные границы в футболе даже на уровне сборных стремительно превращаются в условность. В этом отношении особенно примечательны три команды.

Сборную Алжира можно смело называть 5-6 сборной Франции. Сразу 16 из 23 ее игроков родились именно во Франции. Там же они получали и свое футбольное образование. Во Франции даже звучало предложение ограничить для детей иммигрантов, которые в дальнейшем могут играть против Франции на уровне национальных сборных, доступ в футбольные школы. Это тогда вызвало ожесточенную полемику о расовой и национальной терпимости, и идея была отложена на самую верхнюю полку — от греха подальше. После того как ФИФА легализовала однократную смену футбольного гражданства даже для тех, кто играет за молодежные сборные, игроки с африканскими корнями максимально защищены. Они могут без страха опробоваться во французских или любых других европейских сборных и в случае неудачи не рискуют остаться за бортом больших турниров. Можно спорить об этичности и справедливости подобной системы, но средний уровень африканских команд она повышает многократно.
12_03.jpg
Обратный пример — вышедшая в плей-офф сборная Швейцарии. Большинство игроков из ее заявки родились на территории Швейцарии, но спектр национальностей в команде можно использовать как готовое пособие по этнографии. В первом выигранном матче голы у швейцарцев забили македонский албанец Мехмеди и босниец Сеферович, обе голевые передачи отдал сын испанца и чилийки Родригес. А в матче третьего тура против Гондураса, где Швейцария де-юре оформила выход в плей-офф, все три гола забил главный талант этой команды косовар Шачири. В этот раз голевые передачи у этнического хорвата Дрмича и (наконец-то!) швейцарца Лихштайнера. Добавьте к этому турка Инлера, который скрепляет весь этот интернационал в центре поля, и поймете, насколько необычна Швейцария этим летом.
  

Комбинационные ценности по европейскому наследству достались Германии   

 
У самой трогательной команды этого турнира Боснии и Герцеговины, наоборот, несколько лет шла футбольная репатриация. Во время и после войны в почившей Югославии боснийские беженцы бежали куда могли, и в самых разных уголках планеты начинали расти те, кто сейчас выходит на поле в майках с боснийским гербом. Семья форварда Ибишевича транзитом через ту же Швейцарию оказалась в США, где он и начал играть в футбол. Полузащитник Пьянич мог стать гордостью Люксембурга, но, поиграв за карликовую юношескую сборную, все-таки выбрал Боснию. Другой полузащитник, Лулич, вполне мог оказаться в сборной Италии, куда из Сербской Краины бежали его родители. Этот список можно продолжать еще долго: у доброй половины боснийской команды была возможность играть сейчас за другие сборные. Босния по-настоящему выстрадала этот турнир: еще несколько лет назад в этой стране игрались де-факто три разных национальных чемпионата, а в сборной существовал прейскурант с расценками за попадание в состав. В Бразилии боснийцам не хватило опыта (как потом признал их тренер) и пары верных судейских решений в матче с Нигерией (как признают более или менее все), но стыдно за эту собранную со всего мира сборную никому точно быть не должно.
Zarplati.jpg

Трое сзади, не считая опорных

На прошлом чемпионате мира триумфально правила схема 4–2–3–1 — четыре защитника, два опорных полузащитника, три атакующих полузащитника и один нападающий. Ее или смежные вариации использовали большинство команд, включая обоих финалистов ЧМ-2010 Испанию и Голландию. За прошедший цикл схема здорово истрепалась и была изучена до молекул. В этот раз очевидно доминирующего принципа построения игры не видно, но стоит отметить амнистию схемы с тремя центральными защитниками. Подобное построение было в большом почете на чемпионате, который проходил в Японии и Корее в 2002 году. Тогда принцип был простой: если соперник играет с двумя центральными нападающими, то противостоящей команде нужен третий защитник для подстраховки и создания численного преимущества на ключевом участке поля. Сейчас в два чистых центрфорварда не играет практически никто и на первый план выходят другие добродетели системы с тремя защитниками. Ярче всего они были видны в матчах голландцев и чилийцев против Испании — первые выставляли трех защитников, тогда как испанцы играли по своей привычной схеме. Результат известен: Голландия — Испания — 5:1, Чили — Испания — 2:0. Мощный кулак, который при использовании этой модели можно собрать в центре поля, и активные бегунки на флангах позволяют играть в энергичный вертикальный футбол с максимально высоким прессингом. Две изумительные голевые передачи голландца Дейли Блинда в матче с испанцами — практически хрестоматийный пример для футбольных учебников. Комбинационные ценности по европейскому наследству достались Германии. В этом году «Бавария» под руководством Пепа Гвардиолы на практике изучала испанскую тики-таку и дала сборной готовый к игре в бесконечный контроль мяча костяк команды. Немцы в Бразилии отныне отвечают не только за всю Европу, но и за все будущее отчасти романтичного комбинационного футбола.

После окончания группового турнира предпочтения букмекеров не изменились: они все так же считают Бразилию основным фаворитом, в то время как Германия и Аргентина идут с минимальным отставанием от хозяев чемпионата. Из команд второго ряда свои акции серьезно подняла Франция, которая котируется на виртуальном четвертом месте, опережая Бельгию, Голландию и Колумбию. 


фото: Tony Gentile/Reuters, Brian Snyder/Reuters, Siphiwe Sibeko/Reuters


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.