Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мир

#Только на сайте

Халифа против халифата

24.06.2014 | Сергей Хазов-Кассиа | № 21 от 23 июня 2014

Пойдет ли Ливия по иракскому пути и кому достанутся самые большие в Африке запасы нефти

25 июня в Ливии пройдут парламентские выборы, на которых исламисты схлестнутся с либеральным Альянсом национальных сил. Власти в Триполи пока не могут вытащить страну из постреволюционного хаоса, к борьбе подключились люди в погонах
42_01.jpg
Город Бенгази превратился в поле боя. Ливия, 2 июня 2014 г. /фото: EPA/ИТАР-ТАСС

В посткаддафиевской Ливии, похоже, появился свой «генерал ас-Сиси», хотя и в отставке. Бывший начштаба ливийской армии 71-летний Халифа Хафтар бросил вызов как гражданским властям, так и исламистским группировкам. Город Бенгази, в котором в начале 2011-го появились первые очаги сопротивления режиму Каддафи, снова стал ареной ожесточенного противостояния. Повсюду слышны взрывы и перестрелки, по улицам проносятся пикапы с вооруженными людьми, иногда не разобрать даже, кто это: исламисты из группировки «Ансар аль-Шариа» («Сторонники шариата»), мечтающие о создании Ливийского халифата (как и их единомышленники из «Исламского государства в Ираке и Леванте» — в Ираке), или отряды Халифы Хафтара.

Сам Бенгази разделен надвое: в восточных кварталах окопались исламисты, на западе — части секуляристов, городские районы то и дело переходят из рук в руки. Оставшиеся жители стараются из домов лишний раз не выходить, в городе часто не бывает света, закрыты банки и большая часть магазинов.

По сути, для ливийских исламистов Хафтар и его отряды — последнее препятствие на пути к полному контролю над богатой нефтью восточной ливийской провинцией Киренаика. Новые хозяева региона договариваются со старейшинами племен, берут под свой контроль контрабанду оружия, наркотиков и людей — именно через Ливию проходит основной поток нелегальных мигрантов из Центральной Африки, Сомали, Сенегала, которые отсюда сотнями переправляются в Европу — через Мальту и итальянский остров Лампедуза (и сотнями же гибнут в волнах Средиземного моря).

В феврале генерал Хафтар попытался взять власть в свои руки и в столице: он потребовал предоставить ему возможность для выхода в телеэфир, после чего объявил по ТВ о роспуске правительства, в котором доминируют исламисты из Партии справедливости и развития (ПСР) — политического крыла ливийского отделения «Братьев-мусульман». Однако правительство тогда распускаться отказалось, демарш генерала осудили столичные политики, не было у Хафтара на тот момент и достаточно людей для того, чтобы взять власть силой.

Три месяца спустя Хафтар предпринял повторную попытку: 22 мая, объявив о начале операции «Достоинство Ливии», он во главе роты своих сторонников попытался захватить парламент. Но и этот переворот провалился: на помощь депутатам от ПСР вовремя подоспели отряды исламистов из Мисраты.

Хафтар со своими приближенными отступил на восток, окопавшись в Бенгази.

Тернистым путем


42_02.jpg
Бывший начштаба армии Каддафи генерал Халифа Хафтар сегодня воюет с исламистами /
фото: Esam Al-Fetori/Reuters
Примером для подражания Хафтару явно служит египетский фельдмаршал Абдель Фаттах ас-Сиси (см. The New Times № 19 от 09.06.2014): потерпев год «Братьев-мусульман» у кормила власти, тот совершил военный переворот, после чего сам сел в президентское кресло. «Он на своем месте», — сказал Хафтар про ас-Сиси после того, как тот одержал победу на президентских выборах 27 мая. Почему самому Хафтару не удалось в мае совершить переворот по египетскому сценарию? «Его (Хафтара) неудача показательна: ливийское общество настолько раздроблено, что в нем сложно заполучить критическую массу общественной поддержки, необходимой для захвата власти», — поясняет в разговоре с The New Times французский аналитик, главный редактор сайта Oumma.com Саид Бранин.

Кстати, жизненный путь Хафтара, сделавшего карьеру при Каддафи, во многом напоминает все того же ас-Сиси, которого выделил из общей офицерской массы и приблизил к себе Хосни Мубарак. Как и в Егпите, сторонники антикаддафиевской революции 2011 года в Ливии ставят в вину Хафтару близость к покойному диктатору.

*В ответ на взрыв на берлинской дискотеке президент США Рональд Рейган приказал 15 апреля 1986 года нанести удары по Бенгази и Триполи, в частности по казарме Баб-Азиза в Триполи, где располагалась штаб-квартира ливийского диктатора.
В далеком 1969 году молодой Халифа, как и Каддафи, бедуин по крови, примкнул к кучке офицеров, свергнувших короля Идриса I. В 1970-х он уже возглавлял штаб армии Каддафи, руководил военной интервенцией в соседнем Чаде. В результате спецоперации войск Чада в 1987 году Хафтар попал в плен, но Каддафи и пальцем не пошевелил, чтобы вызволить из беды своего протеже, — напротив, в Триполи генерала объявили предателем. Почему? Самая распространенная версия: Каддафи видел в Хафтаре, популярном и авторитетном военачальнике, соперника. Зато опальным (и пленным) военным заинтересовался Вашингтон: американцы вызволили Хафтара из чадской тюрьмы, заручившись его согласием стать одним из командиров Ливийской народной армии (ЛНА) — оппозиционного режиму Каддафи формирования, создававшегося в середине 1980-х при поддержке западных спецслужб. Каддафи в то время был изгоем мировой политики, его режим обвинили в организации теракта на дискотеке в Берлине в 1986 году*, а также во взрывах двух гражданских самолетов — в 1988 году над шотландским Локерби (270 погибших) и самолета DC-10 авиакомпании UTA, летевшего из Браззавиля в Париж, взорванного в 1989 году (170 погибших). В конце 1980-х Хафтар переезжает в США, где в течение двух лет посещает специальные курсы в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли (штат Вирджиния), цель — разработка стратегии и тактики ЛНА.

Но в конце 1990-х Каддафи резко меняет внешнеполитический курс: в 1999-м он соглашается выдать двух агентов ливийских спецслужб, причастных к крушению самолета над Локерби, а в 2003-м добровольно отказывается от ядерной программы, после чего Запад возобновляет с Триполи полноценные политические контакты. Оппозиционная ЛНА и ее командирские кадры уходят с международной повестки дня, Халифа Хафтар становится обычным американским пенсионером.

Он возвращается в Ливию в 2011-м, на крыльях «арабской весны», и сразу же становится одним из руководителей военного крыла антикаддафиевского Переходного национального совета (ПНС) в Бенгази. Однако добиться стопроцентного доверия коллег и соратников Хафтару не удается: в Ливии многие с настороженностью относятся к человеку, за которым могут стоять американские спецслужбы. Понадобилась настоящая смута, три года безвластия и «войны всех против всех», чтобы в престарелого генерала поверили…
Karta.jpg
Пока — не армия

Сегодня под знамена Хафтара помимо бойцов из его родного города Адждабия, что в 160 км от Бенгази, встали и многие офицеры, служившие при Каддафи. Их мотивы понятны: хотя закон о люстрации в Ливии до сих пор не принят, на бывших сторонников лидера Джамахирии началась настоящая охота, их обвиняют в контрреволюционных заговорах, увольняют с постов, сажают в тюрьмы. Одни военные бежали за границу, другие — присоединились к многочисленным вооруженным формированиям по всей стране. К Хафтару примкнули наиболее убежденные секуляристы. Точное число его сторонников неизвестно, однако многие исследователи говорят о том, что о полноценной армии говорить пока рано — скорее речь идет о 5–10 тыс. хорошо вооруженных бойцов. «Никто не верит Хафтару, когда он говорит, что за ним стоит национальная армия, — считает специалист по арабскому миру, главный редактор сайта libya.analysis.com Джейсон Пак. — Это просто еще одно вооруженное формирование, каких в Ливии десятки».

Впрочем, отсутствие широкой поддержки по всей стране вовсе не означает, что партия генерала заранее проиграна. «Так же как в Египте, в Ливии многие смотрят на армию в надежде, что та сможет навести порядок», — замечает Саид Бранин.

Поддерживают генерала и богатые ливийские бизнесмены, для которых важны коммерческие контакты с Западом, прежде всего с Европой: приди к власти фундаменталисты, Ливия неминуемо станет жертвой санкций, как в начале 1990-х при Каддафи.

Среди зарубежных контрагентов Хафтара помимо США чаще всего называют Саудовскую Аравию, которая борется за влияние в постреволюционных арабских странах с Катаром. Сам Хафтар также не раз говорил о поддержке Катаром ливийских исламистов, обвинив власти эмирата в организации покушения на него 4 июня.

Племенной ислам

Провозглашенная Хафтаром операция «Достоинство Ливии» ставит своей целью очистить от исламистов не только нефтеносную Киренаику, но и всю страну. Причем если на востоке против отрядов генерала действуют салафиты из «Ансар аль-Шариа», то на западе и севере Ливии сильны позиции группировки «Аль-Каида» в странах Исламского Магриба» (так она называется), связанной, в свою очередь, с исламистами в Мали, на севере Алжира, в Западной Сахаре и Мавритании. Именно с ливийской территории в январе 2013 года было совершено дерзкое нападение на алжирский газоперерабатывающий комплекс «Ин Аменас», в ходе которого погибли 37 сотрудников завода.

Бой дан и «Братьям-мусульманам»: «В Ливии не останется ни одного члена этой исламской организации», — пообещал генерал Хафтар.
  

Одни племена декларируют борьбу за идеалы революции, другие защищаются от нападок «революционно настроенных» соседей, третьи поддерживают генерала Хафтара в его борьбе с исламистами — и все решают свои проблемы  

 
Впрочем, если в соседнем Египте позиции «Братьев» всегда были сильны, на ливийской почве их идеология плохо прижилась: здесь в каждом племени свои, часто более радикальные представления об исламе. Племена в Ливии вообще играют ведущую роль. «В том же Египте «Братья-мусульмане» были обязаны своему успеху мечетям, которые стали центрами развития духовной и политической мысли, — разъясняет Саид Бранин. — А в Ливии городов, а следовательно, и мечетей не так много, здесь гораздо важнее старейшины кланов».

«Братьям», впрочем, удалось закрепиться на побережье, в особенности в портовом городе Мисрата (Триполитания), еще одном форпосте революции 2011 года. На парламентских выборах 2012 года их политическое крыло — партия ПСР заняла второе место.

Омут по имени «Ливия»

Впрочем, правительство в Триполи мало чем реально управляет, поэтому перемены премьеров, как и выборы в парламент 25 июня де-факто не играют никакой роли. Халифа Хафтар прекрасно это понимает, потому и пытается раз за разом распустить парламент. «В стране есть официальная власть, которой никто не подчиняется, и масса разных вооруженных формирований в каждом городе и у каждого племени, они решают вопросы на локальном уровне», — разъясняет Саид Бранин.

Ливийцы, вооружившиеся во время революции, после падения режима Каддафи разоружаться отказались. По данным Ибрагима Шаркие, заместителя директора отделения Brookings Institute в Дохе, если в 2011 году против Муамара Каддафи воевали примерно 40 тыс. человек, сегодня в различных военизированных отрядах состоят до 200 тыс. бойцов.

«Ливия — искусственное образование, — напоминает бельгийский эксперт по арабскому миру Пьер Пиччинин да Прата. — В Османской империи были две провинции — Триполитания и Киренаика, лишь итальянцы, подчинив себе Ливию в 1911 году, сделали из нее одну административную единицу. Муамар Каддафи все эти годы умело играл с вождями племен, одних задаривал, других запугивал, но как только его не стало, все сразу же развалилось».

В итоге одни племена сегодня декларируют борьбу за идеалы революции, другие защищаются от нападок «революционно настроенных» соседей, третьи поддерживают генерала Хафтара в его борьбе с исламистами — и все при этом пытаются под шумок решить свои проблемы. «Ливия разделена не только по племенам, часто внутри одного племени враждуют разные кланы, побеждает тот, у кого больше людей, денег и оружия, ну и доступ к ресурсам — нефти и воде», — поясняет Пьер Пиччинин. 

Так кто же обеспечит мир и порядок в Ливии? Неужели опять человек в погонах? 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.