Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Только на сайте

#Силовики

Невыездные в погонах

22.06.2014 | Бешлей Ольга , Кислая Евгения | № 21 от 23 июня 2014

Силовикам и судейским не рекомендован выезд за границу. Следующими могут оказаться госслужащие верхнего и среднего звена. Какова цель?

30_01.jpg
фото: Марина Лысцева/ИТАР-ТАСС

Под неофициальный запрет на выезд попали следующие структуры: Министерство внутренних дел, Следственный комитет РФ, Прокуратура РФ, Федеральная служба охраны (ФСО), Федеральная миграционная служба (ФМС), Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН), Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) и, наконец, Министерство чрезвычайных ситуаций (МЧС), включая даже пожарную службу. По информации источников The New Times, этот список пополнил еще и Мосгорсуд: его председатель Ольга Егорова объявила судьям, что отдыхать они теперь могут только в Китае и Вьетнаме.

Официальных приказов-документов нет. Сотрудники ведомств рассказывают, что начальство со ссылкой на рекомендации Министерства иностранных дел РФ просто объявило им в устной форме: все, за границу теперь ни-ни. Некоторые, правда, утверждают, что видели список стран, куда им запрещен въезд (один такой документ был опубликован LifeNews) — якобы это США и все страны, у которых с Америкой есть договоры о взаимной выдаче, включая популярные у россиян Египет и Турцию. Правда, дальше показания расходятся: одни говорят, что в списке 108 государств, другие — 150, третьи — 170. А четвертые утверждают, что в своем списке нашли все страны, кроме Америки, и теперь не понимают — можно в США-то или нет?

The New Times направил запросы во все перечисленные структуры. Во ФСИНе ответили, что для их сотрудников «выезд за границу осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 15.08.1996 № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию». То есть читай — никаких нововведений нет.
  

Одни правоохранители говорят, что в списке 108 государств, другие — 150, третьи — 170. А четвертые утверждают, что в своем списке нашли все страны, кроме Америки, и теперь не понимают — можно в США-то или нет?  

 
Сотрудница пресс-службы ФСКН, которая не назвала своего имени, однако, подтвердила: «Нам велели какое-то время подождать, потому что непонятная международная ситуация». А затем призналась, что сама она за границу летом поедет, но куда — не уточнила. Пресс-секретарь Мосгорсуда Ульяна Солопова сообщила, что от Судебного департамента Москвы к ним поступила рекомендация не выезжать за рубеж, но официального запрета нет. Остальные ведомства на запросы не ответили.

*Цифры привел Ростуризм со ссылкой на предварительные данные Росстата.
Источник в МВД не только подтвердил, что выезд за границу теперь разрешен лишь на лечение или к тяжелобольным родственникам, но и рассказал, что подобные меры могут быть применены и в отношении других, вполне гражданских госслужащих высшего и среднего звена. В таком случае, по его подсчетам, за шлагбаумом окажутся порядка 5 млн человек. «В среднем каждый оставляет за границей $3 тыс. — вот вам и борьба с оттоком капитала». В первом квартале 2014 года за рубеж по туристическим визам* выехали 3,18 млн россиян. Какой процент от них составляли сотрудники силовых структур — неизвестно. Но по сравнению с прошлым годом цифры упали на 4%. Источник в МВД уверен, что многие просто уйдут с госслужбы: «МВД и так собираются сокращать. Запрет на выезд — хороший инструмент. Останутся только самые верные», — считает он.

Разброд и шатание

На форуме сотрудников МВД — police-russia.com — в теме под названием «Всех силовиков не выпускают в отпуск за границу РФ» уже более 300 страниц обсуждений. Любопытно, но ограничения на выезд сотрудники правоохранительных органов начали обсуждать еще год назад.

**Согласно постановлению Правительства РФ от 06.02.2010 № 63 (ред. от 01.11.2012) «Об утверждении Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне».

***Закон РФ от 21.07.1993 № 5485-1 (ред. от 21.12.2013) «О государственной тайне».
Дело в том, что такие запреты раньше касались лишь тех, кто имел доступ к государственной тайне. Существует три формы допуска**: первая — допуск к «сведениям особой важности»; вторая — к «совершенно секретным сведениям»; третья — «к секретным сведениям». В законе*** сказано, что те, кто допущен к тайным знаниям, «могут быть временно ограничены в своих правах»: например, им могут запретить выезжать за границу на срок, предусмотренный трудовым договором.

Так вот, до недавнего времени в структурах МВД «невыездными» были лишь сотрудники с первой формой допуска. И в июне прошлого года прошел слух, что запретят выезжать и «второй форме», а таковую имеют почти все оперативники. В ходе обсуждения на форуме опера сошлись во мнении, что экстренное ужесточение планируется в связи с делом Эдварда Сноудена: власти, мол, боятся, что российские силовики последуют примеру скандального экс-сотрудника ЦРУ — рассекретят для широкой публики какую-нибудь тайну, а потом сбегут за границу. Перспектива отдыха в Крыму вгоняла сотрудников МВД в уныние: на форуме они на чем свет стоит поносили курорты Черного моря, потому что дорого, а инфраструктура и обслуживание — никакие. Не то что в Турции.

В начале апреля 2014 года ветка наполнилась тревожными сообщениями: при оформлении отпуска в отделе кадров начали запрашивать адрес проживания за границей плюс вышел внутриведомственный приказ, запрещающий брать за рубеж ксиву, то есть служебное удостоверение.

Но настоящий взрыв активности в топике случился после 10 апреля, когда на сайте МИДа появилось официальное предупреждение «для российских граждан, выезжающих за границу». Сообщение это гласило: американцы-де, недовольные воссоединением Крыма с Россией, ввели против нашей страны санкции, и в связи с этим, россиянам не стоит выезжать в США и страны, заключившие с Америкой договоры об экстрадиции: тамошние спецслужбы зазевавшегося россиянина могут похитить, подвергнуть «сомнительным обвинениям» и в тюрьму посадить.

После этого одно за другим посыпались сообщения пользователей, что начальство объявило им о запрете на выезд со ссылкой на предупреждения МИДа.

Почти до самых майских праздников народ в погонах обсуждал, как быть — ведь у всех уже билеты на руках. Собирались в Таиланд, Египет, Турцию, Чехию, на Шри-Ланку и Кубу… Кто-то побежал сдавать билеты, кто-то до последнего надеялся, что Родина отпустит, а потом жаловался — нет, сгорела путевка (называли и цифры — 80 тыс. рублей, 120 тыс. рублей). Но некоторым повезло: оказалось, что за рубеж отпустили тех, кто купил билеты до 18 апреля.

О политике особого разговора на форуме поначалу не было. Но когда перспектива отдыха в Крыму или на рыбалке стала вполне реальна, ветка запестрела сообщениями о том, что на Западе-то демократия, а в России «еще не отменили рабство». Мало того: полицейские стали активно цитировать Конституцию и решения Европейского суда по правам человека — просто революция сознания!

Не нужен вам берег турецкий

The New Times поговорил с сотрудниками почти всех «невыездных» ведомств. Большинство говорят, что процедура теперь такая: хочешь за границу — пиши рапорт на имя начальника, а дальше уж как он решит. Кого-то нормально отпускают в самые разные страны, а кого-то — избирательно. У всех свои порядки.

Сотрудница Московского уголовного розыска Наталья рассказала, что у них в отделе начальство заграницу всем разрешило.

А вот работник ФСИН по Нижегородской области Руслан говорит, что у них сейчас разрешают уезжать в любую страну, но почему-то только на неделю. Сам он за границей не был уже лет пять, так что не переживает. Игорь, полицейский из Владимира, пожаловался, что у них запрет «тотальный». Он с начала года копил деньги, чтобы отдохнуть летом со своей девушкой в Хорватии. За границей раньше ни разу не был. Но начальство теперь велит ехать в Крым.

Похожая ситуация у Ксении, муж ее — полицейский в Москве: они забронировали тур в Прагу, но билеты пришлось сдать, потеряли 5 тыс. рублей. Отпуск в итоге провели в Крыму. «Там чудесно и очень по-домашнему, — сказала Ксения. — Летом нас теперь ждет Краснодарский край. С культурно-познавательной целью хотим посетить Санкт-Петербург и города Золотого кольца, ну и рыбалку в Астрахани, Ростове и Волгограде никто не отменял».
  

«Страна жила, как осажденная крепость, и это был важный элемент внутренней политики и пропаганды. Все эти идеи до сих пор живут в нашем правящем слое, да и в самом обществе»  

 
Один из сотрудников московского СИЗО на условиях анонимности рассказал, что начальство заграницу им запретило, поэтому на летние отпуска собираются в Крым, Абхазию и Анапу.

Интересная история в Следственном комитете. Один московский следователь рассказал, что на них теперь неофициально распространяется такой же запрет, как и на сотрудников ФСБ. В спецслужбах выезжать разрешают лишь по нескольким причинам (помимо рабочих командировок): 1) если за границей у вас тяжело больной близкий родственник, которого нужно навестить; 2) если этот родственник умер и вы едете забирать тело или на похороны; 3) если вы хотите посетить могилу этого родственника; 4) если вам оставили наследство; 5) если вы должны вступить в права собственности; 6) если вам самому необходимо пройти лечение за границей. «Придется нам всем теперь на лечение уезжать», — говорит следователь.

Причины

Многие силовики искренне верят — государство хочет их защитить. «Иностранные спецслужбы ведь не знают заранее, какими секретами я обладаю, — говорит Наталья из МУРа. — Действительно могут похитить».

Эксперты же называют несколько возможных причин запретов.

Основных версий три.

Первая — Россия в кольце врагов.

Леонид Млечин, журналист-расследователь и автор книг, посвященных деятельности советских спецслужб, напомнил, как выдавались выездные визы в СССР. Документы граждан проходили Центральный Комитет партии и проверку в КГБ, и если там замечаний не было, то Министерство иностранных дел оформляло человеку загранпаспорт. По возвращении из-за границы паспорт этот приходилось сдавать в отдел кадров МИДа, до следующей поездки. Для сотрудников спецслужб и вооруженных сил туризм был практически закрыт — выезжали только по заданиям. «Запреты эти были нужны, чтобы советские граждане не подвергались опасности буржуазного разложения, — говорит Млечин. — Страна жила, как осажденная крепость, и это был важный элемент внутренней политики и пропаганды. Все эти идеи до сих пор живут в нашем правящем слое, да и в самом обществе». Владимир Рубанов, полковник запаса, бывший начальник Аналитического управления КГБ СССР (1991–1992 гг.), тоже вспомнил советские времена и сказал, что, по его мнению, речь идет о «проблеме лояльности»: «Мы живем в небезопасном мире, и вы, мол, не расслабляйтесь. Эта норма носит примитивно-воспитательный характер».

Вторая версия — борьба с коррупцией.

Ее отстаивают председатель координационного совета профсоюза сотрудников полиции Москвы Михаил Пашкин и председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. Экономика стагнирует, расходы растут, а миллиарды долларов утекают на Запад. «За границей граждане России ежегодно тратят $30 млрд. И существенный вклад в эту сумму вносят сотрудники правоохранительных органов», — говорит Пашкин. Так пусть же тратят их в России! Поднимают валовой национальный продукт». Кирилл Кабанов напоминает, что у людей на государственной службе есть склонность зарабатывать в России, а будущее свое обустраивать за границей — там покупают виллы да квартиры, заводят иностранные счета, вывозят кеш из страны. «Вот им теперь облом!» — говорит Кабанов.

Третья версия — корпоративная солидарность. Сотрудникам органов госбезопасности (ФСБ, СВР, ГРУ) уже два с половиной года как запретили туристические поездки за границу. И рекомендации МИДа — воздержаться от поездок за границу — на самом деле были адресованы именно служащим в погонах, считает источник The New Times в одной из спецслужб: «Они (сотрудники ФСБ, СВР, ГРУ) уж точно представляют ценность для иностранных спецслужб. А младшие подчиненные должны быть солидарны в своих несчастьях со старшими товарищами. Вот рекомендации на всех и распространились».

Наконец, последняя версия — «Все в Крым!» Кирилл Титаев, ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге, который в прошлом году участвовал в подготовке проекта реформирования органов МВД, предположил, что идею по ограничению выезда предложили лоббистские группы: «Это обычная логика работы бюрократии. Кто-то предложил идею — слабые, но существующие лоббистские группы, заинтересованные в развитии Крыма и постолимпийского Сочи, выразили поддержку. Другие группы, которым по должности положено поддерживать любой запрет, тоже одобрили. А сильного лобби против не возникло. Любая бюрократия склонна распространять любой опыт подобного рода, ведь молчание начальства воспринимается как одобрение».

Наконец, источник The New Times в администрации президента предложил самое простое объяснение: бюрократически выгодно запретить выезд сразу всем, а не каким-то отдельным ведомствам. Во-первых, никому не будет обидно, и народ не станет перебегать из одной службы в другую. А во-вторых: «Это же не закон. А всего лишь рекомендация, — говорит источник. — Спустили одну на всех, а там уж каждое ведомство само разбирается — кого пускать, а кого нет. Пожарные, получается, попали за компанию». 



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.