Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Болотное дело

Мосгорсон

19.06.2014 | Екатерина Селиванова

В Мосгорсуде проходит рассмотрение апелляции по первой волне «Болотного дела»

19 июня адвокаты потребовали отменить приговор судьи Натальи Никишиной, которая 24 февраля 2014 года дала фигурантам дела о массовых беспорядках до четырех лет лишения свободы

0df3d1e2-9bb4-4a20-ad48-d28be1f482d3_tv_w800_h450.jpg

Ярослав Белоусов (в зеленом) разговаривает со своим адвокатом через стекло «аквариума», где сидят подсудимые во время заседания по апелляции на приговор Замоскворецкого суда. Мосгорсуд, 19 июня 2014 года/ Фото: svoboda.org 

Заседание, которое должно было стартовать в 10:30, началось с полуторачасовым опозданием. Адвокатов, родственников, правозащитников и Александру Наумову (Духанину), находящуюся под домашним арестом, запустили в зал — но уже через 15 минут вывели обратно — «подсудимых еще не доставили, пока перерыв». Тем, кто пришел посочувствовать, места не хватило. За ту четверть часа, что двери зала суда были закрыты, большая группа людей со значками «Слава героям 6 мая» успела накричать на приставов и ретироваться под лозунгом «Ну и ладно, мы пойдем к Удальцову с Развозжаевым в соседнее здание»*.

*Фигуранты "Болотного дела", которых обвиняют в организации массовых беспорядков на Болотной площади 6 мая 2012 года


Исполнительная власть как работодатель

«Я думал, что тебя сегодня уже отпустят, но вспомнил про Кривова», — говорит юноша, которому не понаслышке знакома любовь этого подсудимого к длинным речам, Александре Наумовой. «Ага, особенно на прениях», — смеется она в ответ.

Подсудимых, наконец, доставили и с каждым открытием двери для прохода адвокатов, в адрес «болотников» раздавались продолжительные аплодисменты. «Вы как будто каждому адвокату хлопаете», — веселились приставы.

Андрей Барабанов, Ярослав Белоусов, Степан Зимин, Сергей Кривов, Денис Луцкевич, Алексей Полихович, Артем Савелов — проверяет подсудимых в «аквариуме» председатель судейской коллегии Мосгорсуда из трех человек Ольга Неделина. Находящаяся под домашним арестом Александра Наумова сидит не за стеклом, а рядом со своим адвокатом — Дмитрием Дубровиным.

  

Подсудимый попросил передать его дело в Европейский суд по правам человека в Страсбурге, чтобы избежать «неправосудных решений несвободного от исполнительной власти как работодателя суда»   

 

Неделина, будто заботливая воспитательница, спрашивает у подсудимых, есть ли у них отводы к суду. Стоило ей назвать имя Кривова, «аквариум» с подсудимыми взорвался смехом. Разумеется, у него отводы есть. «Наше уголовное дело связано с разгоном мирного протеста с требованием отмены выборов нелегитимной Госдумы и нелегитимного президента, — говорит Сергей Кривов. — А федеральные судьи, присутствующие на этом процессе, назначаются именно президентом». Подсудимый попросил передать его дело в Европейский суд по правам человека в Страсбурге, чтобы избежать «неправосудных решений несвободного от исполнительной власти как работодателя суда». Савелов снова смеется, а вот Денис Луцкевич решил поддержать отвод, как и многие адвокаты.


Болотная для науки

На стадии ходатайств главным оратором снова был Кривов — просил заменить ему меру пресечения на домашний арест, напомнив о перенесенном им инфаркте миокарда и о том, как 18 ноября прошлого года в Никулинском суде в обморочном состоянии лежал на скамейке, а судья Наталья Никишина не пустила к нему врачей скорой помощи и продолжила заседание. Также адвокат Ярослава Белоусова Аграновский приобщил к делу положительные характеристики подзащитного от научных руководителей, которые заверили суд, что на митинге студент политологического факультета МГУ Белоусов присутствовал в научных интересах, и справку об ухудшившемся зрении. Впрочем, отметил адвокат, зрение Белоусова со времени изготовления справки ухудшилось еще сильнее и теперь ему грозит отслоение сетчатки. А в «Бутырке», где сидит Белоусов, нет даже офтальмолога.

RTX19E7M.jpg

Денис Луцкевич, Алексей Полихович, Степан Зимин, Ярослав Белоусов и Сергей Кривов (слева направо) за решеткой во время оглашения приговора в зале Замоскворецкого суда 24 февраля 2014 года/ Фото: REUTERS/Maxim Shemetov

Адвокат Алексея Полиховича Ольга Григоренко ходатайствует о приобщении к делу диктофонной записи опроса потерпевшего сотрудника ОМОНа Игоря Тарасова. По словам адвоката, в судебном протоколе просто отсутствуют некоторые из сказанных им противоречивых фраз. Например, на уточняющие вопросы адвокатов, где именно находился омоновец, когда Полихович якобы оттаскивал от него другого демонстранта, Тарасов отвечает: «Давайте просто забудем об этом», но в протоколе этого нет. «Ходатайство отклонить, у нас уже есть замечание на протокол», — вздыхает судья Неделина.

  

«Запрещено в суде спать, прекращайте»   

 

После перерыва Сергей Кривов ходатайствовал об амнистии. «Если могу заявить для всех подсудимых, то заявляю: прошу всех амнистировать», — говорит он. Прокурор Наталья Костюк с недоумением смотрит в его сторону. Суд решает отложить решение до финальной стадии рассмотрения апелляции. Но у Кривова есть еще ходатайство: переместить подсудимых из «стеклянных шкафов», в которых они сидят в зале Мосгорсуда, в обычную «клетку». Ольга Неделина, прежде невозмутимая, начинает раздражаться: «Это не в компетенции суда, а помещение оборудовано в соответствии со всеми нормами». Она прерывает Кривова, которые начинает требовать указания на нормы, и просит свою коллегу, прежде молчавшую судью Екатерину Фисенко зачитать саму апелляцию, которую подали защитники. Почти задыхаясь, она читает огромный документ: «Не учтено алиби», «избыточное наказание», «неверно квалифицировано»...

  

«Сегодня давайте продолжать, завтра только хуже будет»   

 

После слово переходит к адвокатам. Аграновский жалуется, что за границей, даже на Украине, «Болотное дело» вырывает гораздо больший резонанс, чем в России, а адвокат Кривова Вячеслав Макаров перечисляет многочисленные нарушения в отношении своего подзащитного. Настолько многочисленные, что приставы вынуждены ходить по залу и расталкивать спящих. «Запрещено в суде спать, прекращайте», — шикает пристав, пытаясь сохранить зал в презентабельном виде.

Тем временем стрелка на часах приближалась к семи вечера. Судья Неделина успокаивала присутствующих, что к прениям перейти не успеют и придется перенести заседание на завтра. «Ваша честь, у меня завтра другое дело», — вставляет адвокат Аграновский. С другой стороны адвокатского стола доносятся сдавленные крики: «Сегодня давайте продолжать, завтра только хуже будет». Но в 21:30 судья Неделина исполнила свое обещание: в прениях выступили только девять защитников, остальным дадут слово 20 июня в 10:30.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.