Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мир

#Только на сайте

Испанская грусть нового короля

19.06.2014 | Виктор Черецкий, Мадрид | № 20 от 16 июня 2014

На трон взошел Филипп VI

Его отец, король Хуан Карлос, находился у власти почти 40 лет. Будет ли столь же долговечным правление сына?

RTR3ULY2.jpg
Король Филипп VI и его супруга, королева Испании Летисия во время церемонии вступления на престол 19 июня 2014 года

Мадрид, 11 июня, заседание Генеральных кортесов (парламента). «Мы не хотим ни отца, ни сына, ни духа Франко!» — депутат испанского парламента от баскских националистов Сабино Куадра рубит сплеча, перефразируя слова известной молитвы. Его реплика — намек на то, что король Хуан Карлос, несмотря на свой выбор в пользу демократии, все же был посажен на престол бывшим диктатором. Куадре аплодирует группа депутатов в футболках с надписью «Право решать» — это они потребовали провести общеиспанский референдум о государственном устройстве, выступив против закона о престолонаследии, необходимого для передачи власти новому монарху. «Нет, вопрос о республике вообще не может стоять на повестке дня, форма государственного устройства — конституционная монархия — определена самой конституцией страны, которая пока не подлежит ревизии», — парирует лидер социалистов Альфредо Перес Рубалькаба, сторонник королевской власти. 

В итоге парламент принимает-таки закон о престолонаследии: за монархию — 299 депутатов, против — 19. Но факт остается фактом: решение 76-летнего короля Хуана Карлоса отречься от престола в пользу своего сына — 46-летнего принца Филиппа — разбудило противников монархии. По стране прокатились многотысячные манифестации под красно-желто-фиолетовыми триколорами республиканской Испании. И хотя у партий и организаций, выступающих за установление республиканского строя, не было реальных шансов помешать процессу престолонаследия, правление будущего монарха Филиппа VI вряд ли окажется столь же стабильным, как его отца.

RTR3ULR1.jpg
Королева Испании вместе с дочерьми: принцессами Софией (слева) и Леонор во время церемонии коронования 19 июня 2014 года

Личный фактор

«Хуан Карлос — это личность. У него много заслуг перед испанским обществом и большой авторитет среди населения, потому он и безмятежно правил десятилетия. Многие из тех, кто поддерживал его все эти годы, — вовсе не монархисты, они именуют себя «хаункарлистами», подчеркивая тем самым, что их симпатии распространяются на вполне конкретного человека», — глава общественной организации «Гражданское единство за республику» Хуан Антонио Мартинес разъясняет The New Times роль и место короля-отца в современной истории страны.

И в главном он, безусловно, прав: даже самые убежденные республиканцы признают роль Хуана Карлоса в процессе перехода Испании от авторитаризма эпохи правления генералиссимуса Франсиско Франко (1939–1975 гг.) к конституционной монархии — к современной западной демократии. В середине 1970-х молодой король сумел нейтрализовать наиболее консервативные силы страны и дать дорогу сторонникам преобразований. Он лично предотвратил попытку переворота, предпринятого военными в феврале 1981 года. В последующие годы монарх, имевший благодаря своему открытому и дружелюбному характеру много друзей среди глав государств, активно содействовал расширению внешних связей Испании и росту ее авторитета на международной арене. Кстати, прекрасные отношения связывали Хуана Карлоса на протяжении десятилетий с руководством России и Казахстана.
46_02.jpg
Выступление Хуана Карлоса по случаю его коронации. Мадрид, 22 ноября 1975 г.

Фронда

Сегодня против монархии — и за республику — выступают в первую очередь коммунисты из так называемой Объединенной левой коалиции, имеющей в нижней палате парламента 11 депутатских мест из 350. Коммунистов поддерживает новое левое формирование под названием «Мы можем». В выборах в национальный парламент эта группа пока не участвовала, зато у нее уже есть пять мест в европейском парламенте.

Против монархии выступают также испанские «зеленые» из партии «Экуо» и активисты ряда общественных организаций типа уже упомянутого «Гражданского единства».

В этом же лагере и региональные националисты: каталонские левые республиканцы, баски из объединения «Билду» и галисийцы из так называемого Националистического блока.

И если левые общенациональные партии и общественные организации увязывают установление республиканского строя с коренными социальными преобразованиями, то националисты требуют параллельно предоставить регионам право на самоопределение, которого они до сих пор не имели. Все три националистические партии — баски, каталонцы, галисийцы — стремятся к отделению представляемых ими регионов от Испании.
  

«Если гражданин Фелипе хочет стать главой государства, он должен победить на соответствующих выборах»   

 
Впрочем, для запуска процедуры по изменению любой статьи испанской конституции, будь то переход к республике или право на самоопределение, нужно три пятых голосов депутатов обеих палат Генеральных кортесов — лишь после этого предлагаемые изменения могут быть вынесены на всенародный референдум. Таким количеством голосов в парламенте противники монархии, как показало, в частности, голосование 11 июня, не обладают.

Между тем хорошо информированное онлайн-издание El Confidencial Digital утверждает, что неожиданное отречение монарха, о котором было объявлено 2 июня, вызвано предстоящими изменениями в руководстве Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП), главной оппозиционной силы, имеющей 110 мест в нижней и 64 в верхней палатах парламента. Существует опасение, что новое руководство партии в отличие от нынешнего не станет поддерживать монархию, а это могло бы усложнить процесс престолонаследия — вот и сделал король Хуан Карлос упреждающий шаг.
46_03.jpg
Мадрид, 6 января 2014 г. Праздник Богоявления. Слева направо: испанская королевская семья (королева София, принц Филипп, король Хуан Карлос) и премьер Мариано Рахой /фото: Reuters/Gerard Julien/Pool 

Аргументы сторон

Сторонники монархии настаивают на том, что это наиболее подходящая форма правления для Испании, ибо монарх — залог стабильности и единства страны. Они напоминают, что Первая (1873–1874 гг.) и Вторая (1931–1939 гг.) республики сопровождались хаосом и братоубийственными войнами. Наследный принц Филипп, утверждают также монархисты, — достойная смена своего отца, поскольку получил блестящее образование, а в последние годы неоднократно выполнял функции главы государства, заменяя отца в различных международных миссиях, которые монарх был не в состоянии выполнить по состоянию здоровья. Впрочем, независимые наблюдатели отмечают, что испанцы плохо знают будущего монарха, поскольку он мало общался с народом, а его публичные появления носили до сих пор лишь сугубо протокольный характер. Неизвестен его характер, круг интересов, увлечения. Да и выступал принц всегда по заранее подготовленным текстам. «Загадочной восковой фигурой» назвал наследника престола профессор Баскского университета Айтор Эстебан.

*Иньяки Урдангарину вменяется в вину незаконное присвоение государственных средств, выделенных для возглавлявшегося им в прошлом десятилетии Фонда развития спорта НООС. 
Противники королевской власти вслед за депутатом Куадрой настаивают: монархия в стране, упраздненная в 1931 году парламентом, восстановлена не в результате всенародного референдума, что было бы еще приемлемо, а единоличным решением правителя Франко. «В XXI веке народ имеет право избирать главу государства, а не получать его по наследству, — утверждает лидер партии «Мы можем» Пабло Иглесиас. И добавляет: — Если гражданин Фелипе хочет стать главой государства, он должен победить на соответствующих выборах». Да и вообще репутация монархии, напоминают республиканцы, изрядно подмочена недавним коррупционным скандалом, в котором замешан Иньяки Урдангарин*, муж младшей дочери короля Хуана Карлоса.
46_04.jpg
Прореспубликанская демонстрация в Бильбао (Страна Басков). Испания, 7 июня 2014 г.

Отступать не намерены

Теперь противники монархии намерены объединить свои усилия и добиться-таки проведения референдума о форме государственного устройства. «Вечером в день отречения короля мы провели более 60 манифестаций по всей стране, — хвастается Хуан Антонио Мартинес. — И уже собрали более 300 тысяч подписей в поддержку референдума и все — без грамма насилия и принуждения».

Собранные подписи, по словам активиста, республиканцы надеются использовать для усиления давления на парламент: «11 июня в кортесах сторонники республики уже дали настоящий бой монархистам. Отступать мы не намерены». 



фото: AP Photo/File, Reuters/Gerard Julien/Pool, AFP Photo/Rafa Rivas



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.