Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

Корпорация "ЛДПР" Ничего личного, только бизнес

29.10.2007 | Залесский Владимир | № 38 от 29 октября 2007 года

Партию Владимира Жириновского принято считать не то театром одного актера, не то программой «Сам себе режиссер». Между тем ЛДПР — это прежде всего бизнес, с эффективностью которого в Госдуме мало кому удается тягаться


Статус единоличного лидера — Владимира Жириновского — поколеблен. Рядом с ним, если и не вровень, то по вниманию СМИ близко к нему встал бизнесмен с весьма специфической репутацией — Андрей Луговой. Единственное очевидное достоинство этого персонажа — он обвинен в убийстве экс-сотрудника ФСБ Александра Литвиненко1, и обвинение ему предъявила британская Королевская прокуратура. Если бы не это, не видать Луговому второго места в федеральной тройке ЛДПР. Журналисты замечают: Луговой быстро входит в образ, соответствующий репутации ЛДПР. И одевается крикливо, в какие-то пестрые, совершенно неподобающие бывшему сотруднику спецслужб костюмы голубовато-красных тонов, и в публичных выступлениях становится все более агрессивным, и в аргументации своих деклараций себя не утруждает, и к экспрессивной лексике стал питать склонность.

— Типичный кандидат —

На самом деле Луговой — вполне типичный кандидат партии Жириновского: бизнесмен средней руки, уже заработавший не один миллион долларов, с криминальным шлейфом, без какой-либо внятной идеологии и политического прошлого. Основной доход Луговому приносит охранное предприятие «Девятый вал», хотя некоторое время назад бывший охранник Бориса Березовского владел еще и 20% акций рязанской компании «Эжен бужеле вайн», выпускающей квас. Бизнесмены средней руки, а также несколько вполне реальных долларовых миллионеров составляют, по подсчетам The New Times, ровно треть списка партии. Совсем скандальных персонажей вроде авторитетного предпринимателя из Солнцево Сергея Михайлова или несколько раз судимого красноярского бизнесмена Анатолия Быкова среди нынешних кандидатов от ЛДПР — в отличие, скажем, от кампании 1999 года — нет. Тогда эти персонажи настолько разозлили Кремль, что привели к снятию партии с выборов, и Жириновскому пришлось спешно сколачивать блок имени себя. На выборах 1999 года «Блок Жириновского» проходной барьер преодолел, набрав чуть более 8% голосов. Несколько совсем странных людей рангом помельче на тех выборах в Думу проскочили, как, например, красноярский предприниматель Алексей Гузанов. СМИ называли его близким к Анатолию Быкову, едва ли не помощником по деликатным поручениям. Гузанов, к слову, в ЛДПР не задержался, перешел в «Единую Россию» и потом по спискам партии власти избрался депутатом еще на один созыв. Типичная судьба соратника Жириновского.

— Мандат по понятиям —

Бывший член ЛДПР Алексей Митрофанов, который этим летом перешел в «Справедливую Россию», ничего странного в том, что партия была и отчасти остается прибежищем авторитетных — в разных смыслах этого слова — предпринимателей, не видит. «Пришел человек, сказал: хочу помочь, хочу участвовать. Ну и что, его проверять, что ли, должны? Это же не ФСБ и не прокуратура », — говорит Митрофанов. По его оценке, бизнес самого разного рода к партии буквально тянется. «В ЛДПР устроено все просто: есть один человек во главе, который принимает решения, и есть понятные правила игры. Нет сложных структур, как в той же «Единой России» — генсоветы, высшие советы, где надо со всеми договариваться. Бизнес любит, когда все четко и ясно», — утверждает Митрофанов.

Действующий сотрудник аппарата партии разъясняет «понятные правила игры» более подробно. «В каждом отдельном случае действует индивидуальная договоренность. Понятно, что бизнесмен приходит к вождю не просто так, проходное место он получает в обмен на спонсорскую помощь», — пояснил он The New Times. Чаще всего под спонсорской помощью подразумевается оплата собственной избирательной кампании с попутным перечислением определенной суммы на счета лидера партии. Четыре года назад собеседник взялся организовать встречу одного такого бизнесмена, имеющего отношение к поставкам топлива, с Жириновским. В итоге не договорились: бизнесмен счел запросы ЛДПР за свой вход в большую политику завышенными. Предприниматель хотел уложиться примерно в миллион долларов, а Жириновский настаивал на сумме в три раза большей. Впрочем, по большому счету, все и вправду индивидуально. Например, после ухода Митрофанова из партии обиженный Жириновский достал откуда-то из закромов расписку, по его утверждению, написанную Митрофановым перед прошлыми выборами, в которой тот обещал партии 3 млн евро. Жириновский сейчас говорит: деньги Митрофанов зажал. Такая примерно сумма и входит в прайс-лист депутатского мандата от ЛДПР в расценках 2003 года. Действующий депутат Госдумы от ЛДПР в разговоре с The New Times сетовал на уход из ее рядов «под давлением Кремля» миллиардера из сотни Forbes, владельца компании «Нафта Москва» Сулеймана Керимова. «На нем держались все расходы на агитационную продукцию», — заметил он. Те, кто хотя бы мельком бывал в приемных ЛДПР или покоях Жириновского на Охотном ряду, легко вспомнят горы литературы, которыми усыпан буквально каждый метр партийных помещений. Денег на издание всевозможных книг и трудов своего вождя ЛДПР никогда не жалела. Благо трансферты от Керимова, по оценкам все того же депутата, шли на десятки миллионов долларов. Даже по официальным отчетам ЦИК, ЛДПР была лидером среди всех партий по затратам на агитационно-пропагандистскую продукцию. Уход Керимова для ЛДПР был серьезным ударом. Собеседник The New Times, также оплативший партии свое прохождение в Госдуму, сказал, что его кошелек не способен потянуть расходы на партагитацию. Сам Керимов уходил в «Единую Россию» под обещания получить второе место в списке по Дагестану, но в итоге вообще пролетел мимо Госдумы. Претензии на депутатское кресло похоронило негласное указание президента Владимира Путина не брать в партийные списки людей с личным состоянием свыше $1 млрд.

— Человек и пароход —

Миллиардеров в списках ЛДПР нет. Миллионеров хватает. Около десятка очень богатых людей оказались на проходных местах. Это и бывший глава Моснацбанка, совладелец группы «Даев плаза» Ашот Егиазарян (доход по итогам 2006 года превысил 1 млн 200 тысяч рублей), который занимает второе место в списке по Москве, и совладелец гостиницы «Украина» и ТК «Европейский» Год Нисанов, заработавший согласно декларации о доходах в прошлом году порядка 11 млн рублей, и владелец московского пятизвездочного отеля Ararat Park Hyatt, лидер списка в Башкирии Сурен Наджарян, и замгендиректора холдинга «Металлоинвест» Татьяна Дубровская2. Ей, к слову, принадлежит рекорд в официальной декларации о доходах кандидатов от партии за прошлый год: согласно этому документу заработок Дубровской в 2006 году составил более 144 млн рублей. Она самый богатый из всех кандидатов в Госдуму. Ну а кроме того — бывшие или нынешние владельцы нефтяных заводов, компаний, «судов и пароходов» с недвижимостью и мебельными фабриками в придачу.

— Десантом на ТВ —

Даже после ухода таких предпринимателей, как Керимов, ЛДПР явно не обеднела. Не случайно жириновцы оказались едва ли не первыми среди тех, кто уже скопил большую часть разрешенных средств на счетах своего избирательного фонда, в разы опередив остальных. Не обошлось, как водится, и без скандалов: члены удмуртского регионального отделения ЛДПР, чьи вожди не увидели себя в списке партии, обвинили партийное руководство в продаже мандатов. До сих пор ЛДПР была и в самом деле крайне удобной и понятной бизнесу площадкой, говорит «перебежчик» Митрофанов. Харизма Жириновского, его умение говорить избирателям именно то, что они в данный момент хотели бы слышать, равно как умение быть одновременно и как бы в оппозиции, и — всегда — в добрых отношениях с Кремлем, гарантировали получение мандата. А с ним — иммунитет от преследования со стороны налоговиков и прочих правоохранителей (что в сегодняшних условиях стоит не просто дорого, а очень дорого), широкие возможности для лоббирования своих бизнес-интересов, бесценная возможность отправить запрос (что особенно хорошо работает в регионах) на бланке члена Государственной думы, наконец, контакты и еще раз контакты — в аппарате правительства, в Кремле, в правоохранительных структурах, где к ЛДПР традиционно благоволят.

— Туман будущего —

Однако в 2007 году все может измениться. «У Жириновского всегда была стратегия, много локальных спонсоров», — говорит директор Международного центра политической экспертизы Евгений Минченко. Однако, по мнению политолога, финансовое благополучие далеко не решает главной проблемы — преодоления 7-процентного барьера. «Главная сложность для ЛДПР и лично Жириновского сейчас — это телевизор. Доступ на ОРТ и РТР определяет Кремль, исходя из политических соображений, и деньги здесь вряд ли помогут. Поэтому шансы на прохождение в Думу Жириновского составляют 50 на 50», — уверен эксперт. Если же в Кремле решат, что новая Дума должна стать двухпартийной — «реформаторы» Путина супротив «ортодоксов» Зюганова, — то шансы ЛДПР на выживание окажутся и вовсе равны нулю.

Публикацией об ЛДПР The New Times завершает цикл материалов о политических партиях — участниках парламентской кампании 2007 года. Свой обзор мы начинали с партии «Яблоко» (№ 6 от 19 марта), вслед за тем вышли очерки о КПРФ (№ 21 от 2 июля), «Единой России» (№ 30 от 3 сентября), СПС (№ 31 от 10 сентября) и «Справедливой России» (№ 34 от 1 октября).

Старейшие спонсоры партии

Бизнесмены Михаил Мусатов (избирается в Госдуму на пару с сыном Иваном, который также является действующим депутатом) и Василий Тарасюк, который в прошлом возглавлял Афипский нефтеперерабатывающий завод, а сейчас владеет пакетом акций НК «ЛУКОЙЛ». Помимо них несколько крупных региональных предпринимателей. Владелец ростовской компании «Гефест-Ростов» Игорь Рожков, занимающийся бизнесом в сфере финансов и недвижимости (официальный доход за 2006 год 112 млн рублей). Михаил Хесин, имеющий интересы в подмосковном строительном бизнесе, владелец целого ряда предприятий по производству стройматериалов в Московской области. Дмитрий Свищев — владелец ООО «Промкабель» и ООО «Металлор», а также модельного агентства «Модус Вивенди» (один из немногих обладателей автомобиля Bently среди кандидатов в депутаты ,официальный доход за прошлый год почти 7 млн рублей). Эдуард Маркин — владелец разнопрофильных активов из Удмуртии. Василий Пимин — мурманский олигарх регионального масштаба: Кольская мебельная фабрика, ОАО «Полимер», ОАО «Свердловэнерго» и прочее. Игорь Рогожников — пермский предприниматель: пакеты акций в «Пермнефтегазстрое», пермском заводе базальтового волокна и других активах. Денис Давитиашвили — глава компании «Конверсинвест».)

__________

1 Как раз в эти октябрьские дни ровно год назад был отравлен и на глазах всего мира умирал Александр Литвиненко.

2 Возглавляет холдинг Алишер Усманов.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.