Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

Письма счастья

29.10.2007 | Колесников Андрей | № 38 от 29 октября 2007 года

Письма холуйства и песни любви.
Четыре мастера культуры — Никита Михалков, Зураб Церетели, Таир Салахов, Альберт Чаркин подписали письмо от имени 65 тысяч художников в поддержку третьего срока Владимира Путина. Холуйские письма давно стали вполне обыденным явлением. Но вот что удивительно — нарочитая верноподданность уже начинает вызывать тошноту. И на письма холуев начинают отвечать


Физик Штрум в «Жизни и судьбе» Василия Гроссмана испытывал жесточайшие муки совести: «Тошно, тошно подписывать это подлое письмо. В голове возникли слова и ответы на них… «Ну Боже мой! Поймите, у меня есть совесть, мне больно, мне тяжело, да не обязан я, почему я должен подписывать, я так измучен, дайте мне право на спокойную совесть». И тут же — бессилие, замагниченность, послушное чувство закормленной и забалованной скотины, страх перед новым разорением жизни, страх перед новым страхом».

Страх здесь — ключевое слово. Штруму и прочим деятелям науки, культуры, искусства было чего бояться. Решиться на то, чтобы не подписать письмо, одобряющее действия властей, мог только абсолютный небожитель, да и то не всегда и если его фамилия была Пастернак. Потому что неподписание влекло за собой вполне очевидные и ощутимые оргвыводы вплоть до лагерей в годы нарушения соцзаконности и до высылки из страны в более вегетарианскую эпоху.

Вполне понятно, что нынешним неподписантам не угрожает ничего. Ни их карьера, ни личное благосостояние, ни жизнь и безопасность близких не зависят от того, поставят они подпись под правильной цидулей или нет. Но подписывают — с яростным энтузиазмом.

Пожалуй, самым ярким образцом верноподданнического эпистолярного жанра было так называемое «письмо пятидесяти», подготовленное где надо сразу после оглашения приговора по делу Ходорковского, Лебедева, Крайнова. Письмо было мутное по форме, нечеткое по содержанию, но с одним главным мессиджем: Ходорковский — вор и потому должен сидеть в тюрьме. Кончалось оно элегически: «Грязными руками добрые дела не делаются. И это тоже закон. Нравственный закон справедливости, который существует в обществе испокон веков независимо от политики и денег».

Подписали эту эпистолу «продукты разных сфер» — от заслуженной артистки РФ Волочковой А.Ю. до олимпийской чемпионки Кабаевой А.М., от летчика-космонавта Гречко Г.М. до кинорежиссера Говорухина С.С.

Понятно, что мотивы у каждого из этих мастеров искусств и ремесел были свои. Например, один из подписантов, рассказывая об этой гнусной истории, выразился в том смысле, что к письму прилагалось приглашение на кремлевский прием: «И как я мог после этого не подписать?!» То есть — как бы он вообще смотрел в глаза хозяевам приема, если бы не отработал приглашение. Это тоже страх. Только со страхом и совестливостью гроссмановского физика Штрума не сравнить.

Невзирая на конкретные мотивы и личные причины, выбор у всех без исключения подписантов был. И выбор этот не сводился к тому, поддерживать недобросовестные налоговые схемы или не поддерживать. Выбор, увы, куда более серьезный: воздержаться без всякого ущерба для себя от сотрудничества с властью или, опять-таки по формуле Гроссмана, бросить «камень в жалких, окровавленных, упавших в бессилии людей».

Это почти дворовая логика, дворовый выбор: бить лежачего или не бить. Неписаное правило говорит: лежачего не бьют.

Был еще текст против лежачего Ходорковского пера телеведущего Гордона и писателя Липскерова — и тоже этих бойцов никто за язык не тянул. Этот удар под дых и «письмо пятидесяти» строились в жанре обращения «от общественности к общественности» с привлечением внимания партера и бельэтажа. «Письмо четырех» эксплуатирует другую традицию — прямое письмо любви непосредственно ее объекту: «Многоуважаемый Владимир Владимирович! Российская академия художеств еще раз обращается к Вам с просьбой, чтобы Вы остались на своем посту на следующий срок, выражая мнение всего художественного сообщества России, более 65 000 художников, живописцев, скульпторов, графиков, мастеров декоративно-прикладного, театрально-декорационного, народного искусства». Это уже был перебор: ладно там, к примеру, подписи стоят — Розенбаум, Юдашкин, Шаинский, а вот так прямо без подписей — от имени и по поручению многотысячного отряда резчиков по дереву и плетельщиков корзинок. «Художественное сообщество» взбунтовалось, и в интернете был объявлен «флешмоб мастеров культуры».

Значит, многих уже все-таки тошнит от лизоблюдства и немотивированного страха, от атмосферы безразличного оцепенения и инициативного верноподданичества.

Это — хороший признак. Первый признак зарождения гражданского общества и общественного мнения. Вне Общественной палаты и без подсчетов кремлевских социологов.

Письмо писателя Льва Рубинштейна главному редактору «Российской газеты» В.А. Фронину

«Уважаемый Владислав Александрович! В «Российской газете» от 16 октября 2007 года опубликовано письмо, подписанное четырьмя именами (З. Церетели, А. Чаркин, Т. Салахов, Н. Михалков) и призывающее ныне действующего президента России Владимира Путина остаться на третий срок, то есть прямо и недвусмысленно нарушить всенародно принятую Конституцию Российской Федерации.

Если бы подписавшиеся граждане говорили лишь от своего собственного имени, я, разумеется, не стал бы обращаться к Вам, сочтя их акцию в лучшем случае проявлением правовой безграмотности, а в худшем — сознательной или бессознательной провокацией.

И в любом случае — их личным делом и фактом их собственных биографий. Но дело в том, что в своем письме они обратились к президенту от имени «всех представителей творческих профессий в России», то есть и от моего имени тоже.

Считаю необходимым сообщить, что я, как человек, во-первых, привыкший говорить исключительно от своего имени, во-вторых, уважающий действующие в стране законы, не давал никаких полномочий указанным гражданам говорить от моего имени что-либо, тем более выступать с провокационными по сути, антиконституционными заявлениями. Убедительно прошу опубликовать в вашей газете мое письмо.

Лев Рубинштейн, писатель, член Русского ПЕН-клуба».

Как разворачивался флешмоб в интернете против «письма четырех», читайте на сайте NewTimes.ru и по адресу http://www.gopun.com/post/61805/fleshmobmasterov-kulturyi/


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.