Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

#Только на сайте

Вопрос для Петра Порошенко

07.06.2014 | Светова Зоя | № 19 от 9 июня 2014


4 июня Дмитрий Динзе, адвокат кинорежиссера Олега Сенцова, который содержится в СИЗО «Лефортово» по обвинению в терроризме, заявил, что его подзащитного пытали сотрудники ФСБ


*Cм. The New Times № 18 от 2 июня 2014 г. «Крымское дело»
Вот этот самый 37-летний кинорежиссер Олег Сенцов, высокий и худой, чуть нелепый в синей арестантский робе, которого я видела в СИЗО «Лефортово» десять дней назад*, никак не выходит у меня из головы. Так же, как и трое его «подельников». Двое совсем молодых — Александр Кольченко — 23 года, Геннадий Афанасьев — 24 и Алексей Чирний — 33 года.

Бывают ситуации, когда очень трудно оставаться объективным журналистом, с «холодным носом» описывающим, кто прав, кто виноват. Ты точно знаешь, что дело нечисто и люди не виновны. В день, когда мы пришли в Лефортово поговорить с Сенцовым, полковник ФСБ Савицкий заторопился взять с нас подписку о неразглашении тайны следствия (мы отказались). Теперь мне понятно, почему он так боялся нашего разговора с Олегом Сенцовым и другими украинцами. Полковник боялся, а вдруг эти крымские «террористы» расскажут нам то, что Сенцов рассказал неделю спустя своему адвокату. Рассказал о пытках и угрозах со стороны допрашивавших его сотрудников ФСБ в Крыму. Он тогда выдержал и не признал своей вины. А трое других, которых показывали по государственным телеканалам, получается, не выдержали и признали.

Вы спросите: а можно ли верить словам адвоката? Можно ли верить самому Сенцову? Зная нашу правоохранительную систему, написав сотни статей о том, как безвинных людей заталкивали в камеру на годы, как разными способами добывают признательные показания, трудно не верить.
  

Господин президент, слышали ли вы об украинском кинорежиссере, который сидит в Лефортове?  

 
Сенцов тогда, 10 дней назад, сказал нам: «Я знаю, что моя страна, за свободу которой я боролся, не оставит меня».

И поэтому у меня вопрос к только что инаугурированному новому президенту Украины Петру Порошенко. Господин президент, хотела бы я спросить его, слышали ли вы о кинорежиссере, который стоял на Майдане, выступал против присоединения Крыма к России, а теперь сидит в Лефортово по обвинению в терроризме и ему грозит 20 лет колонии? Что вы сделаете, чтобы его освободить?

Ровно десять лет назад, когда я писала о деле чеченки Зары Муртазалиевой, обвиненной, так же как и Сенцов, в подготовке теракта, только в Москве, в торговом центре «Охотный ряд», на одной из пресс-конференций я спросила тогдашнего президента Чечни Алу Алханова, слышал ли он о ее деле — к тому времени о ней написали многие российские и зарубежные СМИ, ее защищали российские правозащитники. Алу Алханов сказал, что ничего не слышал. Просила я помочь осужденной и другого президента Чечни Рамзана Кадырова. Он в отличие от Алханова про Муртазалиеву слышал, но тоже ничем не помог, хотя в интервью говорил, что она не виновна. А данные дела ясно показывали: Зару оговорили, сделали крайней, в том числе потому, что правоохранителям нужен был показательный процесс над чеченской террористкой. И вот теперь — Сенцов, и тоже нужен процесс, на котором бы страшные украинские националисты были бы осуждены за то, что не согласились с тем, что крымнаш.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.