Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

#Только на сайте

Разрыв реальности

08.06.2014 | Юнанов Борис | № 19 от 9 июня 2014


6 июня, высадившись на побережье Нормандии, в тылу у НАТО, Владимир Путин дважды переговорил с избранным президентом Украины Петром Порошенко
02_01.jpg
«Я не собираюсь ни от кого бегать и буду, конечно, со всеми общаться», — сказал Владимир Путин в интервью французским журналистам накануне поездки в Нормандию, отвечая на вопрос о возможности встречи с Петром Порошенко. На самом деле их встречу тайно готовили Франсуа Олланд и Ангела Меркель. Бенувиль, Франция, 6 июня 2014 г. /фото: Михаил Метцель/ИТАР-ТАСС

При этом рукопожатием они обменялись только один раз, зато, когда рукопожатия не было, они целых несколько минут говорили на ходу. Причем в присутствии канцлера Ангелы Меркель, с которой также состоялось рукопожатие и которая, в свою очередь, была одним из инициаторов встречи Путин — Порошенко. Вторым инициатором был президент Франции Франсуа Олланд, который поздоровался с Путиным дважды, причем один раз не 6-го, а 5 июня, в день, когда Путин прилетел во Францию, и оба были без галстуков, сытые, после ужина. И все же главное: в тот же самый день, 5-го, на встрече с Путиным в парижском аэропорту британский премьер Кэмерон не поздоровался с президентом России в присутствии камер, хотя под конец встречи, в их отсутствие, протянул ему руку. Но и меньше всего информации по поводу того, здоровались ли за руку Путин и Обама, которым, как признался сам Путин, в Нормандии удалось переговорить целых два раза.

Коллеги-журналисты любят смаковать детали и детальки, в каждой из них им видится то дьявол, то гном доброй надежды. Представителям нашей госпропаганды кажется, что с каждым новым рукопожатием Путин приближает счастливый миг прорыва политической блокады, которую России устроил Запад, ничего не понимающий, как они полагают, в потаенной сути российско-украинских отношений. «Коллеги-западники», в свою очередь, ищут подтверждения демонстративной холодности по отношению к Путину — чем холоднее, тем быстрее Москва очухается, признает победу Порошенко, усмирит ополченцев на Востоке Украины, а то и вовсе вернет Крым.
02_02.jpg
Накануне торжеств в Нормандии президент США Обама и королева Великобритании Елизавета II предупредили, что не хотят быть на общей фотографии рядом с Путиным. Протокол справился: «нейтральную полосу» между противоборствующими сторонами образовали президент Франции Франсуа Олланд (стоит справа от королевы Елизаветы) и королева Дании Маргарет (справа от нее президент Путин). Бенувиль, Франция, 6 июня 2014 г. / /фото: Saul Loeb/AFP Photo


02_03.jpg
Путин и Обама дважды, правда накоротке, переговорили в Нормандии. Вряд ли это были приятные собеседования, что наглядно демонстрирует и эта фотография. Франция, Бенувиль, 6 июня 2014 г.
Но для человека, привыкшего управлять огромной страной единолично и бесконтрольно, убежденного в своей силе, исключительности и особой миссии, который все чаще решения принимает наедине с собой и убежден в том, что мир устроен именно так, как устроены взаимоотношения задолжавших друг другу гигантские суммы хозяйствующих субъектов в России и никак иначе, — для такого человека рукопожатия, улыбки, неулыбки, жесты, протокол, очередности, опоздания и даже официальное меню — пыль, суета сует.

Он по роду прежней деятельности привык улавливать незримое очами — эманации. Общий настрой. Отношение. Перспективу. Наконец, доверие. Но вот незадача: то, что он уловил, моментально отражается на его лице.

Посмотрите на фотокадры из Нормандии. Они многое вам скажут о том, что как реально сейчас складывается ситуация вокруг Украины. А складывается она для Путина непросто: возможности для выбора решений скукоживаются как шагреневая кожа. За сутки до Нормандии Запад в ультимативной форме дал ему ровно четыре недели на деэскалацию, иначе — санкции против ключевых секторов российской экономики, запас прочности которой все меньше.

Проблема, однако, в том, что, даже выполнив условия ультиматума, он не восстановит прежнего доверия к себе.

Он, к примеру, отдает приказ об отводе войск с границы с Украиной, а они там, на Западе, прежде чем как-то внятно отреагировать, ждут день, два, три — вдруг реального приказа нет? А вдруг эти войска — как те «зеленые человечки» в Крыму: то их нет и они не наши, то они все-таки наши и стоят за спиной крымской самообороны.

Его в Нормандии спрашивают, откуда у ополченцев под Луганском и Донецком современное оружие, способное сбивать вертолеты украинской армии, а он заводит старую — еще времен покорения Крыма без единого выстрела — пластинку про то, что все это можно купить — ведь все же в этом мире покупается, разве вы не знали? Да и вообще наших граждан там нет, там украинцы воюют с украинцами…

К «разрыву ценностей», на который в последние годы пеняли как на главный тормоз наших отношений с Западом, добавился «разрыв реальности».

Конечно, рано или поздно украинский кризис закончится. Что станет с Россией как с солидным, ответственным и авторитетным мировым игроком — вот в чем вопрос.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.