Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Болотное дело

Сторонник Новороссии попал в «Болотное дело»

03.06.2014 | Дмитрий Окрест

июня около 8 утра в квартиру 23-летнего лидера движения «Альтернатива», на днях вернувшегося из Донецкой области, Олега Мельникова и его жены Ольги Коровиной постучал участковый. С ним были шесть сотрудников Следственного комитета и Центра по борьбе с экстремизмом. Мельникову инкриминировали ст.212 УК. п.2 «Массовые беспорядки»  6 мая 2012 года он был на Болотной площади. Он стал тридцать первым фигурантом «Болотного дела» 

400_603df_2f065712_XXL.jpg

Мельников с женой и маленьким ребенком жил в подмосковном поселке Красково, куда они переехали совсем недавно. Сам активист родом из города Кимры Тверской области. Дома он руководил интернет-провайдером, чем занимался последнее время — жена не сказала. В ходе обыска были традиционно изъяты телефоны, компьютеры и планшеты. Во время задержания следователи постоянно говорили, что «зря туалеты на Болотной переворачивал».

После допроса в Следственном комитете Мельников признал свою вину и подписал подписки о невыезде и неразглашении материалов уголовного дела. Требование не разглашать материалы дела подписала и адвокат Ирина Бирюкова из Московской коллегии адвокатов «Филиппов и партнеры».

Олег Мельников известен как лидер движения «Альтернатива». В июне 2011 года это движение участвовало в подготовке оппозиционного лагеря в Химкинском лесу «Антиселигер».

Мельников тесно сотрудничал с «Гражданским содействием» Светланы Ганнушкиной и «Движением за права человека» Льва Пономарева. При этом его можно было заметить и на «Дне русского гнева» на ВВЦ, и на «Русском марше», и на «Стратегии-31», и на «Марше несогласных».

«Хотите разрыв шаблона? - спросила корреспондента The New Times Ольга Коровина, супруга Мельникова. - Олег ездил на юго-восток Украины, помогал новороссийским ополченцам». Об этом она рассказала и следователям, проводившим обыск. Те ответили, что уважают позицию Мельникова, но это ничего не изменит.

На Украине Мельников пробыл две недели — с середины мая до конца месяца. 27 мая он написал последний пост в «ВКонтакте»: «Приеду и буду доступен 30 мая».

По словам жены, вернувшись с Украины, Мельников был немногословен, предпочитал воздерживаться от разговоров о поездке, сказал только, что планирует «систематизировать увиденное» и «представить на суд общественности».

Редактор националистического он-лайн издания «Спутник и погром» Александр Жучковский был на Украине вместе с Мельниковым. Попали туда, по его словам, через «коридорыорганизованные нашими друзьями из России». И добавляет, что это были не пограничники.

Что делали на Украине?

«Поехали помогать молодой демократии», - говорит Жучковский, работали в Луганске, Славянске, Семеновске: «Общались с главами Донецкой и Луганской народных республик. Пытались донести до них свои идеи о будущем устройстве мятежных республик, рыли укрепления, обеспечивали снабжение прибывавших ополченцев». Как обеспечивали? Жучковский не ответил.

«Олег имеет опыт работы в кризисных условиях. Работал волонтером в Южной Осетии, ДагестанеСирии, - продолжает редактор «Спутника и погрома». - Именно поэтому Олег не мог сидеть дома, когда решается судьба Украины...ВернееНовороссии, мы теперь ее так называем». Собеседник The New Times вспомнил в разговоре, как его самого допрашивали сотрудники ФСБ после визита в Крым накануне мартовского референдума. Внимание следственных органов к активистам, работавшим на Украине, было ожидаемым. Но вот чтобы вдруг всплыло Болотное дело — такого никто не ожидал.




Ранее The New Times писал о задержанном Дмитрии Ишевском.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.