Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родина

#Только на сайте

Натуральный север

02.06.2014 | Сергей Хазов-Кассиа | № 18 от 2 июня 2014

Государство атаковало ЛГБТ-активистов в университете Архангельска

«Русский Север не место для пропаганды содомии»: руководство Северного (Арктического) федерального университета (САФУ), прокуратура Архангельска, ФСБ и местная пресса встали единым фронтом против двух доцентов — членов архангельской ЛГБТ-организации «Ракурс». Чем они так насолили чиновникам — The New Times отправился выяснять в столицу Поморья
40_01.jpg
Каждый год 17 мая, в Международный день борьбы с гомофобией, активисты «Ракурса» устраивают традиционный флешмоб /фото: со страницы ЛГБТ-организации «Ракурс» ВКонтакте

25 мая на сайте архангельской газеты «Правда Северо-Запада» появилась статья «Содом-Шабаш с отсосом грантовых $». Сообщалось в ней о факте насилия над представителем местного ЛГБТ-сообщества (побили палкой, отобрали телефон), оказавшимся сожителем офис-менеджера «Ракурса». Последнему обстоятельству в статье уделялось особенное внимание: газета ведет давнюю борьбу с «Ракурсом», который, мол, занимается «пропагандой содомии», да еще и на «гранты западных спецслужб». Но что самое скандальное — руководит организацией доцент САФУ Татьяна Винниченко, «близкая подруга», по данным газеты, ректора вуза Елены Кудряшовой — покровительницы «окопавшихся в стенах университета представителей ЛГБТ». Инцидент же с палкой, делает вывод северо-западная «Правда», был организован «Ракурсом» нарочно — дабы было чем доказывать необходимость западных грантов.

Клин геем вышибают

«Это вовсе не первая статья такого рода, нападки на «Ракурс» начались чуть ли не с самого его создания в 2007 году», — рассказывает The New Times активист организации, скромный 34-летний доцент кафедры философии САФУ Олег Клюенков. Мы встретились с ним в кафе на площади Ленина в центре Архангельска, где на одном пятачке вместе с памятником вождю мирового пролетариата располагается администрация Архангельской области, мэрия города, Архангельский совет депутатов и… офис «Ракурса». «Вот, к примеру, в 2011 году, — продолжает Клюенков, — в той же «Правде» вышла статья под заголовком «Богомерзкая риторика одержимых грехопадением» — о том, что Татьяна Винниченко якобы занималась пропагандой гомосексуализма, распространяя билеты на ЛГБТ-кинофестиваль «Бок о бок». А теперь вот они принялись за меня, причем вместе с прокуратурой и ФСБ».

Поводом для повышенного внимания послужили не только газетные публикации, но и поездка Олега Клюенкова в ноябре 2013 года в американский Портленд (штат Мэн), город-побратим Архангельска. Дружбе двух городов тогда исполнялось 25 лет, и в Штатах решили пообщаться с представителями архангельского гражданского общества. Месяц спустя в Портленд приехала официальная делегация из столицы Поморья во главе с руководителем аппарата мэрии Владимиром Гармашовым. Местные журналисты не преминули поднять тему притеснений ЛГБТ-сообщества в России вообще и в Архангельске в частности. По словам очевидцев, Гармашов был в ярости: какие-то маргиналы начали вбивать клин в отношения с иностранцами! А ведь раньше сидели тихо. Пусть теперь пеняют на себя…
  

«У нас в городе нет проблем с толерантностью. Я сам выступаю в качестве диджея на гей-дискотеках, некоторые парни приходят «в образе», никто их не обижает»  

 
Дальше события развивались по нарастающей. 23 декабря Олегу Клюенкову пришло «приглашение» в архангельскую прокуратуру. «Помощник прокурора города Наталья Пьянкова спрашивала по списку: даты и цели поездки (в Штаты), с кем встречался, кто финансировал», — вспоминает Олег Клюенков. После встречи Пьянкова позвонила на кафедру философии САФУ, чтобы выяснить, был ли доцент в отпуске во время поездки, на что получила ответ: отпуска тот не брал, но и занятий у него в эти дни не было. Прокуроров такой ответ не устроил. 14 апреля в Институт социально-гуманитарных и политических наук (ИСГиПН) при САФУ, где трудится Клюенков, пришел запрос на выемку всей учебно-методической документации, относящейся к его работе: индивидуальный план на год, расписание занятий, журнал посещаемости студентов. А уже 17-го прокуратура области направила представление в САФУ о нарушениях трудового законодательства, на основании которого Клюенкову тут же был объявлен выговор.

«Меня вызвали директор института Наталья Кукаренко и ее зам Евгений Калашников и предложили уйти по собственному желанию, — рассказывает Олег Клюенков. — Говорили пафосно, чуть не указуя перстом: «Вы подставляете кафедру, подставляете ректора, которого назначил президент Российской Федерации».

Увольняться Клюенков не стал, отказался подписать и то, что ознакомлен с приказом о выговоре. 20 мая помощник прокурора Пьянкова снова появилась в институте вместе с офицером УФСБ Николаем Матасовым, в прошлом — однокурсником Клюенкова. Без всяких повесток и ордеров они отксерили протоколы заседаний кафедры и табель учета рабочего времени. Как пояснила Клюенкову в частной беседе директор института Кукаренко, к ней в те дни пришел запрос из ФСБ по поводу другой заграничной поездки доцента в начале мая, так что его ждет еще один выговор. Откуда информация об отъезде попала в местные органы? При вылете за границу из москового аэропорта Шереметьево Олег узнал: рядом с его фамилией в базе данных погранслужбы появился флажок. На паспортном контроле люди в штатском долго расспрашивали его о целях поездки. Эти сведения, очевидно, были тут же переданы в Архангельск.

Прогул свободного времени

Нарушил ли Клюенков на самом деле трудовое законодательство и зачем органам понадобилось ставить его на «особый контроль» — The New Times обратился за разъяснениями к руководству Олега. Директор института Наталья Кукаренко находилась в командировке, а вот ее заместитель Евгений Калашников отверг всякую связь объявленного выговора с ЛГБТ-деятельностью своего подчиненного: «Я об этом узнал совсем недавно и от него самого». По словам Калашникова, в трудовом договоре с преподавателями прописан 6-часовой рабочий день при 6-дневной рабочей неделе, обо всех отъездах необходимо ставить в известность руководство или брать отпуск, чего Клюенков упорно не делает: «Он сам подставляется, ему указывали на нарушение трудовой дисциплины, а он продолжает действовать в том же духе».

Однако оргсекретарь профсоюза «Университетская солидарность», инспектор труда Конфедерации труда России Владимир Комов не согласился с Калашниковым. Рабочее время преподавательского состава, объяснил Комов журналу, разбивается на три части: аудиторная (семинары, лекции), методическая (подготовка к занятиям) и научная деятельность. «Нигде не написано, что преподаватель должен сидеть на кафедре, — говорит Владимир Комов. — В Трудовом кодексе есть понятие рабочего места, но такого понятия нет в трудовых договорах с преподавателями вузов. Когда у сотрудника нет занятий, он волен сам распоряжаться своим временем: сидеть в библиотеке, собирать материалы, ездить на конференции, в том числе за границу». И уж совершенным нонсенсом кажется специалисту объявление выговора на основании представления прокуратуры: «Такого в моей практике еще не было. Этот документ совершенно не соответствует правовой форме», — говорит Владимир Комов.

Евгений Калашников юридическую коллизию с выговором прояснить не смог, отправив корреспондента The New Times к проректору по безопасности и кадрам САФУ Александру Топчему.

Журналисты против пропаганды

Пока прокуратура и ФСБ занимались рабочим графиком скромного доцента, в Архангельске против «Ракурса» развернулась настоящая кампания. В начале февраля в интернете появился сайт rakursu.net, девизом которого стало: «Русский Север не место пропаганды содомии!». На сайте сразу же выложили документы из взломанной почты бухгалтера «Ракурса»: деньги на счета организации приходили от иностранных спонсоров. А коли организацию спонсирует Запад, то почему она до сих пор не признана иностранным агентом?

Еще через несколько дней на сайте вывесили статью о той самой поездке Клюенкова в Портленд и деятельности доцента САФУ Винниченко («САФУшная крыша для гомосеков») — якобы обоих покрывает «основоположник пропаганды содомии на Русском Севере» ректор САФУ Елена Кудряшова (Татьяна Винниченко факт «покровительства» отрицает, не слышали о нем и опрошенные The New Times студенты и преподаватели САФУ, сама же Елена Кудряшова комментировать ситуацию отказалась). Практически все материалы сайта rakursu.net — с минимальной правкой и указаниями на источник — перепечатывались в «Правде Северо-Запада».
  

Совершенным нонсенсом кажется специалисту объявление выговора на основании представления прокуратуры   

 
Ни один из собеседников The New Times не смог сказать, кто стоит за сайтом, понятно лишь, что информацию его организаторы получают из первых рук: так, авторам были известны точные даты пересечения границы Олегом Клюенковым, а кроме него самого это могли знать только помощник прокурора Пьянкова (к ней Олег ходил на допрос) и Погранслужба РФ.

Ничего не знает о владельцах сайта и главный редактор «Правды Северо-Запада» Илья Азовский, с которым корреспондент The New Times встретился в редакции газеты (обычная редакционная суета, виски в холодильнике, календарь УФСБ по Архангельской области на стене). «Мне все равно, какие у них источники, — говорит Илья Азовский. — Мы проверяем все факты, отправляем повсюду запросы». Журналист согласен с президентом Путиным: пропагандировать нетрадиционные отношения не нужно. Такие организации, как «Ракурс», добавляет главред, должны быть закрыты, ибо смысла в них нет. «У нас в городе нет проблем с толерантностью, — резюмирует Илья. — Я сам выступаю в качестве диджея на гей-дискотеках, некоторые парни приходят «в образе», никто их не обижает».

Хорошо, а что делать тем «нетрадиционалам», у кого все же возникают проблемы, ведь именно этим занимается «Ракурс», спрашиваем у Азовского. Ответы у него наготове: психологические — решать в семье. Юридические? Для этого есть обычные адвокаты и суды.
40_02.jpg
Руководитель «Ракурса» Татьяна Винниченко на флешмобе 17 мая 2013 г. /фото: со страницы ЛГБТ-организации «Ракурс» ВКонтакте

Генерал в бегах

«Это желтая пресса. Если «Правда Северо-Запада» что-то пишет, можно быть уверенным, что это неправда», — уверяют The New Times студенты второго курса кафедры философии САФУ Денис и Дарья. Ребята готовы встать за Олега Клюенкова горой: «Никакой пропаганды на занятиях не было, преподаватель он отличный, личная жизнь Олега Ивановича нас не интересует», — говорят студенты, поправляясь, что посплетничать все, конечно, горазды, и к ЛГБТ отношение разное, но это не мешает учебному процессу. Примерно то же сказала The New Times и студентка Татьяны Винниченко Оксана: «Нам главное, чтобы преподаватель был хороший, а группа у нас вообще собралась толерантная».

Впрочем, у руководства САФУ другое мнение насчет личной жизни преподавателей. Причем если Клюенкова пытаются уволить за нарушение трудовой дисциплины, то Татьяну Винниченко просто поставили перед выбором: или «Ракурс», или САФУ. «Меня вызвал проректор Топчий, при разговоре также присутствовала Светлана Стрелкова, директор Института филологии и межкультурной коммуникации (ИФМК), в котором я работаю, — рассказала The New Times Татьяна Винниченко. — Они объяснили мне: мол, раньше «Ракурс» мог спокойно существовать, но теперь ситуация переменилась. Топчий говорил, что я «должна сердцем понимать это», желая удостовериться, в одной ли мы лодке. При этом им демонстрировались публикации в СМИ, бросавшие тень на университет».

Директор ИФМК Светлана Стрелкова подтвердила The New Times факт беседы с Клюенковым. ЛГБТ-активизм мешает работе в вузе, объяснила нам Стрелкова, пусть даже Винниченко и занимается этим в свободное время: «Институт — не место для подобной деятельности. Мы все полностью отдаемся вузу, у нас помимо лекций есть еще общественная нагрузка, мы занимаемся наукой, получаем гранты. Татьяна себя в этих направлениях не проявляет».

В качестве примера Стрелкова привела историю с некими «очень верующими преподавателями», которым также пришлось уйти, ведь в институте не место и религии. Директор, впрочем, оговорилась, что в пропаганде гомосексуализма Татьяна Винниченко замечена не была, и посоветовала обратиться за большей информацией все к тому же проректору Александру Топчему.

Всемогущий проректор Топчий, генерал-майор ФСБ в отставке, в прошлом — начальник УФСБ России по Архангельской области (2003–2008 гг.), оказался усатым худощавым мужчиной 58 лет в строгом костюме и нечищеных ботинках. В его небольшом кабинете в главном здании САФУ на набережной Северной Двины царил порядок, широкий стол был практически пуст. К Александру Анатольевичу у корреспондента The New Times накопилось немало вопросов: именно Топчий подписал приказ об объявлении выговора Олегу Клюенкову, он же, по словам Евгения Калашникова, отвечает за контакты с прокуратурой и ФСБ. Более того, согласно непроверенной информации именно в ведении Топчего лежит политическая благонадежность сотрудников вуза: ему на стол якобы ложатся скрин-шоты с личных страниц преподавателей САФУ в соцсетях.

Проректор, впрочем, не только не стал отвечать на вопросы The New Times — он в прямом смысле слова убежал от корреспондента журнала по просторным коридорам университета. «Не надо было работу прогуливать», — только и успел грозно бросить Топчий, перед тем как скрыться в ректорате. «Прогульщиком», ясное дело, был Клюенков.

Страх экс-генерала понятен: порядок в его ведомстве, где все должны быть в одной лодке, кажется, дал трещину. Олег Клюенков намерен оспорить вынесенный выговор в суде, Татьяна Винниченко также отказалась выбирать между общественной работой и вузом, а студенты-«философы» раздумывают: а не написать ли открытое письмо в защиту своих преподавателей.

«Мне кажется, они там, наверху, просто не ожидали от меня такой прыти, — предполагает Олег Клюенков, хитро улыбаясь. — Но я же предупреждал, что так просто не сдамся». 



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.