Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Только на сайте

#Экономика

Околоноля

27.05.2014 | Грозовский Борис | № 17 от 26 мая 2014

Цены растут, доходы падают, экономический рост остановился. И это — без серьезных пока еще санкций со стороны Запада

Cifiri-2.jpg
*Рецессию обычно измеряют в отношении к предыдущему кварталу (с учетом сезонности), но в РФ такой способ оценки из-за медленного реформирования статистики не является общепринятым.
Российская экономика застыла около нулевой отметки. ВВП, по предварительной оценке Росстата, в I квартале прибавил жалкие 0,9% по сравнению с началом 2013 года. А вот у Минэкономразвития другой расклад: в I квартале ВВП упал на 0,5% к предыдущему кварталу и продолжит снижаться (меньшим темпом) во II квартале. А это уже — рецессия*. 

Рубль: то вниз, то вверх

Рост цен, наоборот, ускорился и даже превысил 7% (за последние 12 месяцев включая апрель — 7,3%). Быстрее всего дорожает продовольствие (по официальным данным — на 9%). Это значит, что страдают прежде всего самые бедные, у кого в структуре расходов выше доля трат на питание. По итогам мая 12-месячный индекс инфляции останется на уровне 7,1–7,2%.

К росту инфляции привело ослабление курса рубля. Девальвация (к доллару — почти на 13% за ноябрь 2013 — март 2014 годов) привела к ускоренному удорожанию товаров и услуг и к снижению импорта (в январе — марте — на 7,3% по сравнению с началом 2013 года). Но была и польза: улучшилось состояние текущего счета госбюджета, немного оживилась обрабатывающая промышленность.

Однако затем рубль начал дорожать и к середине мая отыграл добрую половину потерь предыдущих шести месяцев. Росту курса российской валюты на фоне политической неопределенности не стоит удивляться. Это мировой тренд: за последние три месяца 12 валют развивающихся стран, по данным Bloomberg, подорожали против доллара на 5%. Укрепление рубля поможет традиционному для летнего сезона замедлению инфляции. Но оно же приведет к новому росту импорта и торможению экономической активности.

Бизнес: неясности и скепсис

Cifiri-1.jpgДля субъектов экономической деятельности, и в особенности для компаний, зависящих от внешнего мира, последние месяцы ознаменовались гигантским ростом неопределенности. А для тех, кто строит бизнес на привлечении средств из-за границы, правила игры уже резко изменились. Хотя в I квартале компаниям еще удавалось занимать за рубежом (задолженность перед нерезидентами выросла на $9 млрд), после Крыма выход на международные рынки капитала для российских компаний оказался весьма затруднен, даже с целью простого рефинансирования долга.

Сейчас, заключая договор с российской компанией, иностранные банки прописывают в договоре, что в случае введения санкций против России заемщик, даже если он сам не подпадает под санкции, обязан немедленно вернуть долг, рассказал The New Times председатель совета директоров МДМ Банка и бывший зампред ЦБ Олег Вьюгин. Одновременно иностранные кредиторы сокращают российские риски, то есть вывод средств, инвестированных в российские акции, облигации, выданных в виде кредитов, и т. д. Так поступают, например, крупнейшие японские банки (Sumimoto Mitsui и Bank of Tokyo — Mitsubishi UFJ). Проявлявшая до сих пор большой аппетит к российским рискам Citigroup снизила инвестиции в российские активы на 9% — до $9,4 млрд, а JPMorgan Chase и Bank of America Merrill Lynch — на 13 и 22% соответственно.
  

Для тех, кто строит бизнес на привлечении средств из-за границы, правила игры уже резко изменились   

 
В такой ситуации долг предприятий реального сектора перед иностранными кредиторами (совокупный объем около $70 млрд) может к концу года, по прогнозу Центра развития (НИУ ВШЭ), вырасти на $10–25 млрд — у российских должников просто не будет возможности, как и в 2009 году, занять за границей средства, необходимые для выплаты долга. Поэтому компании активно берут кредиты в российских банках: с начала года долг корпоративного сектора вырос перед российскими кредитными учреждениями на 7,1%.

Неудивительно, что в такой ситуации среди бизнесменов мало охотников запускать новые проекты. Большинство откладывает инвестиции до лучших времен. В I квартале падение инвестиций относительно прошлого года составило 4,8% (апрельских данных еще нет) — такая динамика и «обеспечивает» нам нулевой рост ВВП.

Население: эйфория и падение доходов

В начале весны население, встревоженное ростом цен, падением рубля и все более частым отзывом лицензий у банков, стало понемногу снимать сбережения с банковских депозитов и — покупать товары. Собственно, это и спасло в I квартале ВВП от большего падения.

Рост потребительской активности, по оценке Центра развития ВШЭ, полностью пришелся на непродовольственные товары. Покупка товаров длительного пользования, замечает Николай Кондрашов из ВШЭ, стала для населения альтернативой инвестиционным вложениям: процентные ставки, несмотря на инфляцию и падение курса рубля, не выросли, доверие к отечественным банкам снизилось, а против иностранных могут быть применены санкции.

Однако этот ресурс подстегивания экономического роста недолговечен: реальные доходы населения, по оценке Росстата, в I квартале снизились на 2,4% по сравнению с началом прошлого года. Вероятно, эта оценка несколько завышена, как обычно бывает у Росстата в период, когда население тратит сделанные ранее запасы. Но снижение реальных доходов, безусловно, — факт.
  

В телевизоре состояние российской экономики не обсуждается, так что о стагнации и рецессии наши соотечественники, кажется, и не подозревают  

 
На настроениях граждан это пока не сказывается. Крым и последовавшая за ним волна патриотического энтузиазма несколько изменили восприятие гражданами действительности — его сейчас трудно назвать реалистичным. 58% респондентов опроса фонда «Общественное мнение» (ФОМ), сделанного по заказу Центробанка, думают, что инфляция в течение года не будет ускоряться. При этом впервые с прошлого сентября увеличилась доля респондентов, считающих, что рост цен станет замедляться (!). Более того, в апреле весьма заметно (с 62 до 48%) сократилась доля респондентов, отмечающих, что их доходы в отличие от цен в последнее время не росли. А доля пессимистов («доходы не будут расти, а цены будут») снизилась с 53 до 42%.

Откуда такие настроения? В телевизоре состояние российской экономики не обсуждается, так что о стагнации и рецессии наши соотечественники, кажется, и не подозревают. Столь же неадекватно граждане оценивали личные и общие экономические перспективы во время войны с Грузией в августе 2008-го. Тем сильнее будет разочарование.

Экономика: запас прочности

Впрочем, хотя российская экономика и балансирует на грани рецессии, запас прочности еще достаточно велик. Дорогая нефть и девальвация способствуют выполнению федерального бюджета: в январе — апреле профицит составил 0,3% ВВП. Нефть в начале года стоила почти на $6 за баррель дороже заложенных в бюджете $101, а ослабление рубля увеличивает годовые доходы бюджета, наполовину обеспеченные нефтегазовыми доходами, на 5–7%.

Есть и запасы. Резервный фонд уже больше года остается практически на неизменном уровне в долларовом выражении, но в рублях он благодаря той же девальвации и «бюджетному правилу», из-за которого сейчас спорят Минфин и Минэкономразвития, даже подрос и составляет 4,3% ВВП (3139 млрд рублей). Еще примерно столько же Минфин хранит в фонде благосостояния, его долларовый объем неизменен уже пять лет. Даже в случае резкого снижения доходов этих средств на пару лет хватит.
  

Дорогая нефть и девальвация способствуют выполнению федерального бюджета: в январе– апреле профицит составил 0,3% ВВП  

 
Гораздо хуже ситуация в региональных бюджетах, у которых еще в 2013 году доходы снизились, по оценке Экономической экспертной группы, с 13 до 12,2% ВВП, а дефицит вырос вдвое — до 1% ВВП. Налоговые доходы региональных бюджетов, по расчетам Владимира Назарова, директора Научно-исследовательского финансового института при Минфине, упали в 2013 году на 3,4%.

В результате регионы все сильнее залезают в долги. За год на треть, до 44, возросло число субъектов РФ с уровнем долга выше 50% собственных доходов (без учета перечислений из федерального бюджета). А в семи регионах долг вообще превысил 100% собственных доходов. Инвестиционные расходы бюджетов снижаются уже два года подряд, поскольку ключевой задачей регионов, за выполнение которой строго смотрит Кремль, является повышение уровня зарплат бюджетникам. На это направляется растущая доля средств. Уже в 2016–2018 годах, по оценке Назарова, дефицит региональных бюджетов достигнет 2–2,5% ВВП.

Долго такая система устойчивой быть не может. Возможными шагами по балансировке региональных бюджетов может стать повышение подоходного налога с 13 до 17% или увеличение дотаций из федерального бюджета, эквивалентное повышению ставки НДС до 21%. Разумеется, обе эти меры приведут к еще большему замедлению экономики.
Cifiri-3.jpg
Финансы: ахиллесова пята

Диапазон прогнозов динамики ВВП по итогам 2014 года варьирует в пределах от +1% до –1%. В общем, плюс-минус ноль. Новые иностранные санкции могут ухудшить ситуацию: увеличится чистый отток капитала, превысивший в I квартале $50 млрд, и как следствие — снова вырастет недоверие граждан по отношению к банкам (за январь — март их депозиты в банках снизились на 2,3%, или почти на 400 млрд рублей). Это будет создавать давление на рубль, особенно если оживление экономической активности в США приведет к росту курса доллара. Центробанк в такой ситуации будет вынужден тратить резервы и поддерживать банки, чтобы исключить вероятность серьезного оттока вкладов из банков.

Вообще банки — самое слабое место российской экономики. Стоит экономике еще сильнее замедлиться, как их состояние ухудшится. Дурные ожидания января — марта стоили им потери 2,3% вкладов физлиц — 393,6 млрд рублей. В полтора раза (до 4,2% в месяц) в начале года вырос темп роста просроченной задолженности по кредитам населению, а предприятиям — до 2,4%. Усиление политических треволнений, опасения за судьбу рубля, разочарование в краткосрочных перспективах экономики — и клиенты снова будут вынимать деньги из кредитных учреждений. Относительно небольшая паника — и банкам нужна будет серьезная докапитализация. Деньги на это государство, безусловно, найдет. Но банковский кризис — совсем не то, чего не хватает сейчас российским госфинансам. Возможно, именно поэтому Донецкая и Луганская народные республики еще не включены в состав России. 



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.