Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Только на сайте

Шанхайский набат

25.05.2014 | Михаил Крутихин, партнер компании RusEnegry | № 17 от 26 мая 2014


Контракт на поставки газа, подписанный в ходе визита Владимира Путина в Китай, — это не столько про сырье, бизнес и прибыли. Это, по сути, ценностный выбор, новая парадигма для России, которая скажется не только на внешней, но и на внутренней политике

Россия будет в течение 30 лет поставлять в Китай газ из Восточной Сибири по трубопроводу, которого пока нет. Но уже есть его название — «Сила Сибири».

*Цена газа привязана к стоимости нефти и нефтепродуктов и, очевидно, будет колебаться. Кроме того, известно, что сделка совершена на условиях «бери или плати» — т. е. Китай обязан будет выкупить весь предусмотренный соглашением объем газа либо выплатить неустойку.

**Владимир Путин, выступая на Питерском форуме, заявил, что совокупные запасы Чаянды и Ковыкты превышают 3 трлн куб. м — «хватит газа и на 50 (лет)».
Цену продукта «упаковали» в дополнительный протокол и скрыли от глаз человечества. (The New Times еще месяц назад писал о том, что этот вопрос будет самым трудным на переговорах. — См. «Путь — на Восток?», № 13 от 21 апреля 2014 г.) Эксперты тем не менее называют цифру $350 за тысячу кубов и около того. Откуда взялась эта цифра, понять тоже трудно, ибо она плохо согласуется с заявленным графиком поставок — 38 млрд кубометров в год сроком на 30 лет*.

Загадка в кубе

Уже тот факт, что цену скрыли, вызывает серьезные подозрения, что Россия согласилась продавать газ по цене ниже себестоимости его добычи и транспортировки, которая — на момент доставки к границе с Китаем — составляет порядка $380–400 за тысячу кубов. Другая возможная уступка: мы согласились пустить китайцев в свои проекты по добыче газа или строительству газопровода. Но этого как раз всю жизнь и не продержишь в тайне: уже сам список участников строительства газопровода «Сила Сибири» или разработчиков Ковыктинского месторождения поможет расставить точки над i.

Наконец, китайцы, возможно, будут непосредственно участвовать в финансировании проекта. Потому-то и пошли они на обнуление импортных пошлин на газ в обмен на путинское предложение обнулить налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для разработчиков восточносибирских месторождений.

Впрочем, наибольший скепсис вызывает не только цена, но и график поставок. Кто возьмется ответить на вопрос: а откуда, собственно, Россия возьмет столько поставляемого газа — 38 млрд кубов?

Забор газа для масштабных поставок наиболее вероятен из двух источников. Первый — месторождение «Сахалин», откуда газ пойдет по уже готовой трубе «Сахалин — Хабаровск — Владивосток» и дальше в Китай (см. карту на стр. 14). Второй — Чаяндинское месторождение (оно же Чаянда) в Якутии. Есть еще два вероятных источника — Ковыктинское (Ковыкта) в Иркутской области и Южно-Киринское месторождения на Сахалине. При самых оптимистичных прогнозах Сахалин и Ковыкта к 2020 году смогут давать 7–8 млрд кубов в год. Еще 4 млрд кубов в год к тому же сроку сможет давать Чаянда — это если прямо сейчас начать работу по освоению этого месторождения и по строительству газопровода из Сибири в Китай. В совокупности получается примерно 11 млрд.**

Чтобы довести этот объем не то что до требуемых 38, а хотя бы до 30 млрд кубов, «Газпрому», по расчетам, понадобится еще 10 лет. То есть теоретически только к 2030 году наша монополия сможет начать поставлять газ в тех объемах, которые Алексей Миллер пообещал Китаю. Но какой будет цена газа через 16 лет и в каких объемах он будет на тот момент нужен Китаю — это еще одна большая загадка.

То есть с какой стороны ни подойти — 21 мая в Шанхае был подписан один из самых загадочных контрактов в истории международной торговли.

Цена амбиций

Отдельный вопрос — цена, которую придется России заплатить за реализацию этого «исторического соглашения»: стоимость базового варианта проектируемого трубопровода «Сила Сибири» — $46 млрд. К этому надо прибавить стоимость разработки и добычи газа Чаянды и Ковыкты (порядка $25 млрд), еще пару млрд надо добавить на строительство газоперерабатывающего комплекса в Белогорске, который «примет» восточносибирский газ перед экспортом в Китай. Итого в сумме — более $70 млрд для того, чтобы обеспечить Китай требуемым сырьем.

Grafik.jpg

Повторюсь, подробности контракта нам неизвестны. Но если Россия и впрямь согласилась поставлять газ ниже себестоимости, то это камня на камне не оставляет от заявленной Москвой геостратегической линии. А она ведь была обозначена еще 23 октября 2012 года на заседании президентской комиссии по ТЭК. Тогда Владимир Путин прямо сказал: нам нужно прорываться со своим газом на Восток, в Азию, поскольку мир переживает «сланцевую революцию», Европа не берет столько газа, сколько мы ей хотели продать, а занять свою долю на рынке сжиженного природного газа (СПГ) Россия попросту не успевает — на нем нас обставляют канадцы, США и другие поставщики.

Но после Шанхая получается так, что пробиваться на Восток решили любой ценой, даже в ущерб российскому бюджету, не говоря уже о бюджете «Газпрома». Никакой выгоды — одно лишь потакание геополитическим амбициям нашего руководства: дескать, коли не хотят нас в Европе, мы пойдем в Азию. При этом все забыли, что европейские поставки никак не зависят от азиатских, и наоборот. В случае с Китаем речь идет, во-первых, о совершенно новых проектах, а во-вторых, наша Восточная Сибирь (с Ковыктой, Чаяндой и т. д.) не соединена с Западной никакими газопроводами. Поэтому явное желание России продемонстрировать европейцам и американцам успехи на азиатском фронте — жалкое зрелище. 



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.