Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Сироты

#Только на сайте

#Крым

#Дети

Крым: невыездные дети

29.04.2014 | Дарья Данилова, Симферополь — Москва | № 14-15 от 28 апреля 2014

Детский омбудсмен Павел Астахов заявил, что «закон Димы Яковлева» распространяется на Крым и Севастополь

Как в Крыму ожидают «закон Димы Яковлева» — выяснял The New Times

*Как сложилась судьба российских сирот, которые не уехали в Америку, The New Times рассказывал в материале «Невыездные дети» в № 40 от 2 декабря 2013 года


42_01.jpg
Урок в Симферопольской специализированной школе-интернате с углубленным изучением иностранных языков. Этих детей больше не смогут усыновить американские семьи /фото предоставлено автором


**Руководство интерната просило не называть фамилию ребенка
Оля** — смешливая нагловатая девятиклассница. Она, чуть что, хохочет и бесконечно делает селфи на телефон. У нее длинные непослушные каштановые волосы, которые за обедом все время лезут в тарелку. Учится неплохо, а на уроке английского ее рука с фенечками и вовсе всегда взлетает первой.

Оля живет в Симферопольской специализированной школе-интернате с углубленным изучением иностранных языков, которая открылась на окраине города в 2011 году. Сейчас в двух больших корпусах живут и учатся 103 девочки. Здесь уютные, недавно отремонтированные комнаты на троих, много творческих и спортивных кружков. Но дети, конечно, все равно мечтают о семье.

Олину маму несколько лет назад лишили родительских прав, потому что она пила. Вместе с девочкой в приютах Крыма оказались ее три брата и одна сестра. Двух младших мальчиков, трех и семи лет, усыновила пара из Огайо. Пару лет от них не было вестей, как вдруг с интернатом связались Дина и Эдвард Кео — приемные родители мальчиков. Так в 14 лет у Оли появилась надежда, что ее тоже заберут в семью.

Сразу после референдума 16 марта, когда Крым проголосовал за вхождение в состав России, девочка пришла к директору интерната и без обиняков спросила: «Мне теперь даже не думать, что меня могут удочерить?»

«Староватые» дети

Оля с подружками листает фотоальбом и давится от хохота: «Ой, тут я толстая. А это нам делали маникюр, не смейтесь. А это мы катались на лошадях. Вот эти две девочки уже в Америке, ну вы их помните, да?» Фотографии были сделаны летом 2012 года в американском лагере «Мосты веры» в Алабаме, где ученицы интерната провели каникулы. В лагере воспитанницы хорошо подтянули английский и домой вернулись с полными чемоданами новых вещей. Эту летнюю программу два года подряд оплачивали американские благотворители.

В начале 2013 года депутаты от националистической партии «Свобода» предложили законопроект, аналогичный «закону Димы Яковлева»: председатель партии Олег Тягнибок заявил, что «Свобода» намерена добиваться полного запрета на усыновление украинских детей иностранными гражданами. Верховная рада закон отклонила. Но на каникулы в США сирот больше не пустили. Они лишились не только отдыха: волонтеры американского лагеря часто усыновляли полюбившихся им детей. Из олиной школы две девочки, которые таким образом нашли себе родителей, уехали буквально перед новым, 2014 годом.
  

Когда школа-интернат открылась, здесь было 78 сирот — в основном старшеклассницы. С тех пор одиннадцать уехали в Америку, еще одну девочку забрали в Италию. Украинские семьи не усыновили ни одного ребенка  

 
«Они уезжают в Америку, думая: «Я не буду ничего делать, а мне все принесут на блюдечке», — рассказала корреспонденту The New Times директор симферопольского интерната Алла Кабаровская. — Но в семье у них появляются обязанности по дому, а в школе на чужом языке первое время сложно учиться. Новые родители предлагают им: хочешь — займись вокалом, хочешь — верховой ездой. И спустя полгода это совсем другие дети, которые уже не хотят только гулять, а мечтают добиться большего: поступить в вуз, стать кем-то».

Усыновляют ли девочек местные семьи? Кабаровская говорит, что, к сожалению, эти дети «староваты» — им от 8 до 18 лет. А соотечественники предпочитают усыновлять малышей. Найти семью для ребенка старше десяти почти нереально.

Когда школа открылась, здесь было 78 сирот — в основном старшеклассницы. С тех пор одиннадцать уехали в Америку, еще одну девочку забрали в Италию. Украинские семьи не усыновили ни одного ребенка.

Оля должна была стать двенадцатой воспитанницей интерната с билетом в Америку в один конец. Она, ее педагоги и американская семья из Огайо все еще надеются, что так и произойдет. Но, прежде чем возобновить «раздачу» детей, крымскому Министерству образования нужно перейти под юрисдикцию России и начать соблюдать ее законы. Когда конкретно это случится — украинские чиновники не дают ответов.

Джаред и Кристал


42_03.jpg
Кристал и Джаред Уилльямс не подозревали, что геополитические перипетии между Россией и Украиной отразятся на их семейных планах /фото: предоставлено автором
42_02.jpg
Мальчики, которых Уилльямсы усыновили в Крыму /фото: предоставлено автором 
С Диной и Эдвардом Кео связаться не удалось, но The New Times нашел еще одну американскую пару, которая тоже хотела взять в свою семью крымскую девочку и теперь не знает, как быть. Кристал и Джаред Уилльямс живут в Техасе. Обоим по 35 лет. Джаред — менеджер, а Кристал сидит дома с пятью детьми, из них четыре ребенка — усыновленные: трехлетнего мальчика и двухлетнюю девочку они взяли из американского детдома, еще двоих мальчиков они привезли с Украины.

Летом 2012 года по программе обмена для детей из стран СНГ благотворительного фонда Reece’s Rainbow они на несколько недель приютили у себя 13-летнюю сироту из Крыма. Имя и фамилию девочки американцы называть отказались: «Чтобы не усугубить ситуацию». За время тех каникул, экскурсий и семейных ужинов Уилльямсы так полюбили свою гостью (назовем ее Вероникой — имя вымышленное), что сразу после ее отъезда начали собирать документы на усыновление.

В марте 2013 года Уилльямсы приехали на Украину, чтобы забрать девочку. Но оказалось, что она не предупредила свою родную семью об отъезде за океан. По закону усыновлению это не мешало, но директор детского дома не захотел отдавать ребенка без ведома родителей, хоть их и лишили прав. Так что Уилльямсы усыновили двух крымских мальчиков — трех и четырех лет. 

С Вероникой они продолжали переписываться. Ей сейчас уже 15. В конце прошлого года Джаред и Кристал снова отправили документы на усыновление в Киев. Они все ждали, когда с Украины придет вызов, но тут начались протесты на Майдане. Уилльямсы пристально следили по новостям за обстановкой в стране, но даже представить не могли, что заокеанские волнения могут так отразиться на их семейных планах. Сразу после референдума в Крыму украинское правительство перестало выдавать разрешения на усыновление крымских детей. Кристал говорит, когда она узнала об этом, «внутри что-то оборвалось». «Мы каждый день молимся. Недавно даже обратились к американским сенаторам с просьбой поговорить с украинским правительством. Они могли бы перевезти некоторых детей-сирот из Крыма на Украину, чтобы их можно было усыновить», — надеется Кристал. Прецедент уже был: в конце марта из Крыма на Украину в город Славута переехал детский дом семейного типа — шести воспитанников и двое приемных родителей. Но приют, в котором живет девочка Уилльямсов, переезжать не собирается.

Ориентация на Россию

«Наше законодательство по усыновлению практически не отличается от российского, но в России достаточно жестко поставлены условия усыновления детей за границу, а также не достигших шести лет, — объяснила министр образования и науки Крыма Наталья Гончарова корреспонденту The New Times. — Мы и раньше отдавали предпочтение семьям с Украины. А теперь будем ориентироваться на приемных родителей из России».

Всего в Крыму сейчас около 4800 детей-сирот. В Министерстве образования уверяют, что «чистых» сирот из них — всего 390. Остальные находятся в семейных формах воспитания: это приемные семьи, опекунство и детдома семейного типа. То есть как бы уже пристроены. По статистике ведомства, в прошлом году в Крыму усыновили 133 ребенка. Более 30% из них забрали американские семьи. С начала 2014 года в Америку уехали пятеро. 

Сомнений в том, что «закон Димы Яковлева» вступит в силу в новых регионах России, ни у кого нет. Другой вопрос — когда это произойдет и позволят ли тем, кто уже начал процесс усыновления, завершить его? Детский омбудсмен в России Павел Астахов комментарии не дает. Корреспондент The New Times не получил ответа на этот вопрос и в Министерстве образования Крыма. В кулуарах ведомства рассказывают, что в судах Крыма уже лежат иски одной американской семьи и четырех украинских, которые хотят продолжить прерванные процессы усыновления. И как говорят чиновники (не под запись), велика вероятность, что их отклонят. Но украинские родители соберут необходимые документы для международного усыновления, а вот что будут делать американцы — неясно: «закон Димы Яковлева», который часто называют законом подлецов, скорее всего, как в России, встанет между усыновителями из США и крымскими детьми-сиротами. 

Update от 15.05.2014: Детский омбудсмен в России Павел Астахов заявил, что «закон Димы Яковлева» будет распространяться на Крым и Севастополь. «Несмотря на все опасения,  пугалки и страшилки, которые высказывались по поводу введения этого закона в России, время все расставило на свои места», — заявил Астахов в интервью РИА-Новости. 



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.