Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

В Днепропетровской области формируется народная армия

23.04.2014 | Аркадий Бабченко, Днепропетровск

На Востоке Украины вновь объявлена антитеррористическая операция. Пока — на словах

131.JPG

Люди в камуфляжах на блок-постах в Донецке

Предыдущая операция, объявленная три недели назад, закончилась победой представителей самопровозглашенной Донецкой народной республики. Бронетехника потеряна, люди взяты в плен, есть погибшие. Впрочем, при тех жестких ограничениях, которые сейчас есть у силовых структур, вряд ли можно было рассчитывать на успех. Вечером во вторник около Славянска был обнаружен труп депутата Горловского городского совета Владимира Рыбака, похищенного несколько дней назад. После этого и. о. президента Александр Турчинов и потребовал возобновления силовой операции. Но, похоже, понимания тактики действий у силовиков, к тому же связанных теперь еще и Женевскими договоренностями, нет до сих пор. Тем временем на Востоке Украины формируется своя, народная армия и милиция. Именно народная, в прямом смысле этого слова — снизу. Люди строят блок-посты, формируют и экипируют отряды и готовятся к обороне городов. Сами, по своей инициативе.

125.JPG

Один из строящихся блок-постов


Народная армия

На крыльце администрации Днепропетровска стоят два пианино. Одно черное, безмолвное. Другое — желто-синее, под цвет украинского флага. Молодой парень, сидящий за ним, играет почему-то «Владимирский централ». На стене над его головой объявление о приеме добровольцев в Полк национальной защиты и батальон «Днепр».

120.JPG

Пианино на крыльце администрации Днепропетровска

Решив, что разгадаю этот ребус потом, отправляюсь на пресс-конференцию Юрия Березы, командира того самого Полка национальной защиты. Он как раз рассказывает, что выплачены первые $80 тыс. за доставленных «зеленых человечков». Напомню, ранее губернатор Днепропетровской области миллиардер Игорь Коломойский пообещал награду в $10 тыс. за каждого пойманного члена вооруженных группировок.

«На данный момент нам передали одиннадцать человек, — говорит Береза. — Участие восьмерых из них в воруженных группировках уже подтверждено. Доказательством является фото- и видеофиксация. Все они с оружием в руках участвовали в блокаде или штурме наших воинских частей в Крыму. На вопрос о гражданстве задержанных Береза прямо не отвечает, но дает понять, что среди них есть и россияне.

Юрий Береза сейчас, пожалуй, одна из нескольких ключевых фигур в области. Во-первых, он командир Полка национальной защиты (не путать с Национальной гвардией). А во-вторых, командир формирующегося спецбатальона «Днепр».

Полк национальной защиты — это не полк. Это просто общественное объединение с таким вот названием. Военно-патриотический клуб. Существовавший еще до всех событий. Не государственная и не вооруженная структура. Хотя по численности уже сопоставимая с полком.

122.JPG

На базе Полка по инициативе администрации области создается сейчас два батальона: «Днепр-1» и «Днепр-2». Но это будут уже полноценные государственные силовые подразделения. Командиром первого также назначен Юрий Береза. В Полк принимают практически всех желающих, в «Днепр» уже отдельный отбор. И Полк и «Днепр» — региональные подразделения, действующие только в Днепропетровской области. Ни те ни другие не имеют никакого отношения к Национальной гвардии — это уже федеральная структура, которую пытается создать правительство Украины уже во всей стране.


Оборона Днепропетровска

Собственно, здесь все то же самое, что и на Майдане. Да и началось все со строительства баррикад. Точнее, блок-постов.

После провалившейся попытки захвата обладминистрации сторонниками федерализации люди просто собрались и обнесли Днепропетровск блок-постами. Перекрыли все (все!) въезды в город. Поначалу это были просто кучки попавшегося под руку барахла, сваленные на дорогу, около которых дежурило по нескольку человек.

Потом за дело взялись уже более серьезно.

«Подъезжает мужик, спрашивает: что вам нужно? — рассказывает Владимир, один из сотников Полка. — Я говорю: «Железо и песок». Он привозит машину железа и двадцать тонн песка. Сварили ежи, теперь вот выкладываем блок-пост мешками с песком.

Потом пришли отставные военные. Офицеры инженерно-саперных войск. Сказали, что все это «Зарница». И расчертили уже по-настоящему: с блиндажами, с гнездами, с ячейками, идеально вписанными в местность. Снимать, конечно, не разрешили.

Блок-посты дают свои результаты. Недавно развернули автобус, в котором ехали пятьдесят молодых парней — и все как один работники почты. Но основное значение фортификаций все же скорее психологическое.

142.JPG

Один из формирующихся блок-постов

«Конечно, профессиональные разведчики, ФСБ или ГРУ по одному в город все-равно попадут. Всех не выловить. Но дело не в этом. Дело в том, что раскачать ситуацию можно только там, где для этого есть людская база. А вот не дать сюда завести эту «базу» — и есть основная задача, — объясняет Владимир. — Вторая задача — вселить уверенность в людей. Показать им, что тут есть кто-то, кто держит ситуацию под контролем. Кто готов защитить их. Готов противостоять хаосу. А когда кто-то сильный открыто готов взять на себя ответственность, за ним идут. Поначалу люди опасались, конечно. А сейчас уже звонят, чтобы мы приехали, пьяных хулиганов утихомирили. Представляешь? Не в милицию звонят, нам. Хотя мы вообще не об этом. Но мы выезжаем. Чтобы люди поверили. К тому же закон сейчас позволяет — буквально на днях приняли поправки о гражданском задержании».

Впрочем, никакого антагонизма с правоохранителями у ополченцев нет. Дежурят вместе. Милиция — с автоматами. Ополченцы — со своим гражданским оружием. У кого что есть. От пневматики до «Сайги» — при условии разрешения на ношение, конечно. На одном из блок-постов стоит даже БРДМ. Тоже чья-то частная собственность, без вооружения — чтобы быстро перегородить дорогу в случае необходимости.

«Одно время действительно страшно было, — говорит Владимир. — Боялся машину ночью оставлять. Думал, сожгут. Особенно когда сюда начали титушек завозить. А подготовка к раскачиванию ситуации здесь уже началась. Но Днепропетровск все-таки не Донецк. Посмотри, каждая пятая машина с украинским флагом».

Это правда. Украинских флагов в городе и впрямь много. На одном из перекрестков их раздают две молодые девчонки. Проезжающие мимо блок-постов автомобили сигналят в поддержку. Жители из окрестных районов тащат еду: «Еды этой столько уже приносят, что приходится ее в детские дома развозить», — говорит Владимир.

Это притом что Днепропетровск — абсолютно русскоязычный город. Украинская речь на улице здесь почти не звучит. Идеологическая война в области уже выиграна. Русскоязычный украинский город сделал свой выбор и готов сражаться за свою страну.

Понятно, что все не так однозначно. По моим ощущениям, водораздел в Днепропетровске проходит в соотношении шестьдесят к сорока. 60% — за единую Украину. 40% — не то чтобы за Россию. И даже не за федерализацию. Скорее — за Советский Союз. За тоску по порядку. Но и те и другие сходятся в одном: власть Януковича была уже настолько коррумпированной, что не свергнуть ее было нельзя.

И еще. И те и другие на вопрос «Будет ли война?» отвечают тоже одинаково: она уже идет.

158.JPG

Листовки в Днепропетровске

В отличие от Киева здесь о войне говорят исключительно в контексте войны с «зелеными человечками». И готовятся только к ней. Мысли о войне гражданской отметают сразу, как крамольные. То, что граждане Украины могут воевать с гражданами Украины, принять не готовы. Уверены: как только пропадут «зеленые человечки», все устаканится и на Донбассе. С доводами о том, что, в отличие от Крыма, в Донецке и Луганске такого откровенного присутствия представителей Российской армии не наблюдается, соглашаются, но зачинщиком сепаратизма считают только и исключительно Россию — через представителей ее спецслужб.


 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.