Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Репортаж

#Только на сайте

«Классического вторжения не будет»

13.04.2014 | Игорь Кабаненко адмирал, первый замначальника Генштаба Вооруженных сил Украины в 2012–2013 годах | № 12 от 14 апреля 2014

Почему мы находимся на пороге столкновения двух цивилизаций
Ukr_Map.jpg

Действия России в восточных областях Украины основаны на технологиях управляемого конфликта. С одной стороны, Москва закрепляет военное присутствие на границе с Украиной, обеспечивая себе сильные международные переговорные позиции, сколь бы долго ни шли переговоры. С другой — идет целенаправленная раскачка ситуации в соседней стране: силы специальных операций, диверсанты и местные захватывают административные здания и важные объекты в украинских восточных и юго-восточных областях. После чего, как правило, следует обращение к властям Российской Федерации за силовой поддержкой с последующим вводом войск — для постановки победной точки.

В то же время количество сепаратистов, готовых прибегнуть к радикальным действиям, исчисляется сотнями, а не тысячами. В своей основе это представители спецслужб РФ и радикально настроенные граждане — наши и чужие. У них нет массовой поддержки украинских граждан.

Нам нужно разделить людей, которые на Востоке чем-то недовольны (многие из них находятся под влиянием фобий и стереотипов из прошлого), от диверсантов и террористов. С первыми нужно терпеливо работать, решать их вопросы, со вторыми во всем мире работает только язык ультиматума и жестких действий. В конфликтологии все это уже давно просчитано. По-другому — никак.

Сейчас неподалеку от украинских границ сосредоточена мощная российская группировка численностью до 45 тыс. человек: воздушно-десантные войска, механизированные войска, президентская гвардия РФ (самые боеготовые части), артиллерия, в том числе реактивная, авиация (стратегическая, бомбардировочная, штурмовая, истребительная), части ПВО, боевые корабли. Все это наступательные войска. Само собой, работает и разведка. И работает она очень четко. Подключены к работе силы ГРУ и ФСБ.

В случае вторжения российские войска, вероятно, будут действовать на широком фронте, поскольку нет смысла заходить в одном месте, чтобы получить сокрушительный отпор. Действия возможны с нескольких направлений — на них сейчас и сосредоточены российские войска. Но для этого, повторюсь, им необходима раскачанная, доведенная до определенного градуса ситуация. А ее пока нет. Поэтому все силы Москвы сейчас направлены именно на внутреннюю дестабилизацию на Украине.

В то же время нужно понимать: классического вторжения на Украину со стороны России, скорее всего, не будет. Латентная фаза вмешательства будет максимально продолжительной — пока не подготовят и не «удобрят» почву для расчленения Украины. Войска же в этом сценарии предназначены для последующих блицкриговых действий, чтобы навсегда зафиксировать выигрышный для России статус-кво.

Многие сейчас задают вопрос: вмешается ли НАТО? Я не представляю, чтобы за нас кто-то оборонял нашу землю. Мы сами должны защитить наши семьи и отстоять свой цивилизационный выбор — в пользу европейских демократических ценностей. И на Западе, похоже, начинают понимать: этот конфликт — столкновение не России и Украины, не Майдана с Кремлем и Путиным. Это именно столкновение двух цивилизаций.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.