Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Запреты

#Только на сайте

Не так ели

14.04.2014 | Екатерина Селиванова , Дмитрий Окрест | № 12 от 14 апреля 2014

Иностранные продукты попали под санкции Таможенного союза

Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана недаром стали называть «торговым железным занавесом». С начала 2014 года Россельхознадзор запретил поставки в Россию рыбы из Норвегии (за исключением семги и форели), молока и рыбной продукции из Эстонии, свинины из ЕС и Молдавии, морского языка из Вьетнама… Есть ли у запретов предел и чего ждать потребителю — выяснял The New Times


38_01.jpg
фото: Carla Gottgens/Bloomberg/Getty Images/Fotobank
Весеннее наступление на потребителя чиновники развили с помощью эмбарго на поставки в Россию говядины из Австралии — запрет вступил в силу 7 апреля. Официально озвученная причина: в мясе содержится тренболон — стимулятор роста, запрещенный регламентом Таможенного союза (ТС).

Но австралийский тренболон, как выясняется, — не единственная угроза российскому потребительскому рынку. Есть еще и продукты с генно-модифицированными организмами (ГМО) из Америки. 5 апреля премьер Дмитрий Медведев, выступая на съезде депутатов сельских поселений России, в решительной форме призвал от них отказаться: «Нравится американцам кормить себя вот такими продуктами, как продукты с генной модификацией, пусть кормят, нам это делать не нужно». Хорошо, а чем тогда будем кормить потребителя мы сами? За ответом The Nеw Times отправился для начала в столичный супермаркет «Копейка», который, как и «Перекресток», входит в сеть X5 Retail Group, но в отличие от последнего ориентирован на потребителя со скромным уровнем достатка.

Мясной интерес

«Какое австралийское? Какой запрет? У нас все наше, советское!» — рапортует продавщица Ольга из мясного отдела, отвечая на вопрос The New Times, каково нынче покупателю без австралийского мяса. «Советское» — это, как мы и ожидали, российское и белорусское. Ну а если точнее? «Откуда точно все идет, мы и сами не знаем, но говядина хорошая, вкусная — сами ее кушаем», — нахваливает товар Ольга.

Есть ли генно-модифицированные продукты в ассортименте, сотрудники магазина не знали: по их словам, никто из покупателей таких вопросов не задает. «ГМО — это же пугало огородное, чтобы нас стращать, — резко ответила другая сотрудница «Копейки» Надежда. — Всю жизнь кушали и ничего — живы!»

После «Копейки» корреспондент The New Times зашел в «Азбуку вкуса» — супермаркет премиум-класса. Тамошние продавцы заверили: вся продукция у них экологически чистая и сертифицирована в соответствии с российскими нормами. «Нареканий со стороны клиентов не поступало. Правда, никто особо и не интересовался ГМО-не ГМО, — пожимает плечами продавщица Наталья. — Спрашивают все-таки, что повкуснее да посочнее».

На прилавке — мясо из разных стран: Аргентина, Дания, Белоруссия, Россия. Австралийское уже закончилось — раскупили. «Российское не очень жалуют, — делится наблюдениями Наталья. — Нет к нему доверия».
  

«Какое австралийское? Какой запрет? У нас все наше, советское!» — рапортует продавщица Ольга  

 
Про ГМО The New Times спросил и пресс-секретаря «Азбуки вкуса» Андрея Голубкова. Тот твердо заявил: их сеть таких продуктов избегает. Другое дело, что сертификаты поставщиков могут быть не всегда честными.

Какой точно объем генетически модифицированных продуктов поступает на наш рынок, определить сложно — однажды это признал лично Владимир Путин. Далеко не все страны считают нужным ставить соответствующую маркировку — ведь вред для здоровья от такой продукции в мире не считается окончательно доказанным.

Допустим, вред от ГМО «окончательно не доказан». А как быть с австралийским тренболоном?

Оказывается, мясо с Зеленого континента было очень популярным, по крайней мере, у покупателей «Азбуки». «Австралийское мраморное мясо по вкусовым характеристикам превосходит российское», — разъясняет Голубков. Впрочем, запрет, по его мнению, не фатален для клиентуры: «Партнеры готовы поставлять мраморную говядину из Новой Зеландии и Южной Америки, которая не уступает австралийской».

Однако не все настроены столь оптимистично.

Россия без стейков

Shema.jpgВ 2013 году австралийцы поставили в страны ТС 2,6 тыс. тонн свежей и охлажденной говядины, почти на $42 млн, и 27,97 тыс. тонн замороженной — на $93,5 млн. Подавляющее количество мяса предназначалось для российского рынка: австралийская доля на нем составила около 5%. Что теперь?

«На рынке все затаились», — говорит Алексей Струков, шеф-повар из мясного ресторана «Талиесин» на Добрынинке, который работает в основном на австралийском сырье. Стейк из мяса австралийских бычков стоит в заведении Струкова от 1500 рублей, главным лакомством считаются говяжьи ребра. Запасов охлажденной мраморной говядины у «Талиесин» хватит на месяц вперед — благо запрет введен только на ее ввоз, а не на продажу. Сейчас стейк-хаус «пробует» производителей из Южной Америки: Аргентины, Парагвая и Уругвая. Переориентация на новые страны, по мнению Струкова, отразится на ценах: «Пострадают, прежде всего, заведения с демократическими ценами — luxury-сектора это не коснется, там и так завышенные расценки».

А вот стейк-хаусы сети Goodman уже вовсю закупают бразильскую и аргентинскую продукцию. По словам PR-менеджера сети Юлии Абрамовой, покупатели разницы между австралийским и южноамериканским мясом пока не замечают, хотя про запрет наслышаны. А разница между тем есть: для мраморного мяса требуется зерновой откорм — только в этом случае образуется нужная жировая прослойка. Латиноамериканцы же привыкли давать скоту травяной корм и сегодня вынуждены в спешке осваивать новую технологию.

«В любом продукте есть сомнительные компоненты, — рассуждает Юлия Абрамова, касаясь темы ГМО. — Без генетики мы бы все остались голодными. Тем более нельзя стопроцентно сказать, что с бразильским мясом все в порядке».

А что же российское мясо? «Мы уже пытались использовать отечественное сырье для стейков сухого вызревания, но производители не готовы стабильно производить качественное мясо», — объясняет Абрамова. Причем, по ее словам, проблема отечественного мяса не только в качестве. Для стейков нужны определенные части быка. В России же традиционно привыкли продавать туши целиком: «За рубежом двести лет занимаются этой сферой, остаток от туши минимален — даже копыта идут в зубные пасты».

Цены на стейки в Goodman от мясного запрета уже подросли — примерно на 3%. Собеседники журнала в других стейк-хаусах сказали, что предпочитают пока оставить цены прежними, но вынуждены уменьшить порции.

Политический привкус

«Вы удивляетесь запретам? Послушайте, Таможенный союз — это такой коллективный заменитель Геннадия Онищенко», — смеется Михаил Аншаков, председатель российского Общества защиты прав потребителей.

Юмор Аншакова понятен: до своей отставки с поста руководителя Роспотребнадзора Геннадий Онищенко слыл основным инициатором запретов на продукты из стран, у которых с Россией именно в это время возникали осложнения. Его стараниями россияне на время лишались грузинских и молдавских вин, белорусского молока, украинских конфет и прочего. 

Аншаков предлагает восстановить хронологию событий, которая, по его мнению, поможет дать ответ на этот вопрос. 19 марта, через три дня после референдума в Крыму, Австралия одной из первых среди зарубежных стран осудила аннексию полуострова, заморозила счета и запретила въезд 12 чиновникам из России. «Временное ограничение на поставки австралийской говядины было введено еще 6 февраля, и если бы не Крым, мясной вопрос вполне можно было бы урегулировать», — уверен Аншаков.
  

«Вы удивляетесь запретам? Послушайте, Таможенный союз — это такой коллективный заменитель Геннадия Онищенко»  

 
«Политическими интригами» назвал мясную историю и собеседник The New Times в холдинге «Ресторанный синдикат». А вот директор по маркетингу Grill & More Нина Окорокова совершенно открыто заявила журналу: «В запрете (на австралийскую говядину), как обычно, присутствует политическая подоплека».

Сами австралийцы на запрет своей продукции реагируют сдержанно, но политических причин тоже не исключают: «Очевидно, что вопросы, связанные с Крымом, имеют к этому какое-то отношение», — заметил министр сельского хозяйства Австралии Барнаби Джойс.

«Мы давно предупреждали австралийских коллег: в Таможенном союзе запрещены любые стимуляторы продуктивности, мясо с применением таких препаратов не должно к нам поступать, — помощник руководителя Россельхознадзора Алексей Алексеенко решительно не согласен с версией о «политической подоплеке». — Вели переговоры с их минсельхозом, нам дали гарантии, что не будут поставлять продукты с тренболоном, но мы его все равно обнаружили».

Однако в Австралии, как и в большинстве стран — членов ВТО, считают, что тренболон не опасен для человека. «За рубежом запреты всегда сопровождаются задокументированными и доступными для общественности экспертными заключениями, — уверяет Михаил Аншаков. — У нас же протоколы исследований не публикуются, да и нет никакой уверенности, проводятся ли исследования вообще».

Запрет — и никаких гвоздей?

Сейчас страна, на чью продукцию другая страна налагает запрет, имеет право обжаловать это решение в ВТО, членом которого является и Россия. «В организации действует механизм экономических санкций, — объясняет председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин. — Если Австралия докажет, что запрет ТС не соответствует нормам ВТО, будет подсчитан возможный убыток компаний-производителей, которые смогут взыскать его с Москвы»

Тяжба в ВТО — процесс длительный. У сторон есть 60 дней для достижения компромисса, в противном случае истец имеет право ходатайствовать о формировании экспертной группы, которая определит, насколько обоснованными были жесткие действия другой стороны.

Но только Москву такая перспектива не пугает. «Ну подадут в суд, и что? Это нормальная практика», — парирует вопрос The Nеw Тimes директор департамента торговых переговоров Минэкономразвития Максим Медведков, который возглавлял российскую делегацию на переговорах о вступлении в ВТО. По его словам, в ситуации с мясом из Австралии наши «компетентные органы из-за невозможности разделить неразрешенное от разрешенного просто остановили импорт. Теперь их задача — научно все обосновать». Но где они, обоснования? На сайте Россельхознадзора экспертное заключение на запрет говядины из Австралии отсутствует. Алексей Алексеенко объясняет: подобные документы должны быть в Минздраве. Но там их тоже найти не удалось.

«Тренболон не может быть безопасен, — настаивает Алексеенко, — хотя бы из-за того, что механизм его действия вызывает очень сильное нарушение обмена веществ у скота — мы получаем животных-инвалидов». Почему же тогда запрет коснулся только поставок австралийского мяса, тогда как его продажи в точках питания продолжаются? Алексеенко в ответ только поворчал: ну что, мол, тут поделаешь, продают…

Но Россельхознадзор не дремлет. В ближайшее время ведомство, по словам Алексеенко, вплотную займется проверкой другой продукции из Австралии, а также из Северной Америки. «Там тоже законодательно разрешено использовать в мясной продукции стимуляторы роста, такие как рактопамин или синтетические стероиды».

Так что американскую свинину и говядину в ближайшее время, скорее всего, тоже «закроют». И на прилавках останется только родная, «советская», про которую даже сами продавцы не знают толком, откуда она.

P.S. 8 апреля Еврокомиссия подала на Россию в суд ВТО из-за запрета на ввоз свинины из Литвы — якобы из-за того, что в январе там зафиксирована вспышка африканской чумы свиней. Одна из претензий ЕС: Россия продолжает ввозить мясо из Белоруссии, страны — партнера по ТС, несмотря на то что там тоже были зарегистрированы аналогичные вспышки. 




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.